RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алина Витухновская

ПАЛЬТО

24-11-2018 : редактор - Женя Риц





1

Висит, висит на вешалке пальто,
Висит, висит и ничего не значит.
С тобой случится горе ни за что.
Случится горе так или иначе.

Беда случится. Не твоя вина.
Нежданно и негаданно случится.
Стоит стена, бетонная стена.
Пока еще за ней спокойно спится.

2

Тогда вы были, существа, со мной.
Я трепетно и бережно вас трогал,
Надежный прикасался к вам спиной,
И виноватый падал в ваши ноги.

Я робок был. А вы – мои бароны.
Я раб порока, нежный паж господ.
Мной превращалась ваша беспородность
В естественность. Вы – топот. Я же – пот.

Пот ваших топотов и пытка ваших празднеств.
Я – ангел баров, наглости оправ-
Дыватель, пытка, глина, разность
Подобострастия и страсти, боль без прав.

Я грыз до крови корочки корысти.
Я беспощадно щедро раздарил
Себя. Я крик скрывал и разрывался крысами.
Сырых и старых я страшился и любил.

Я почитал их слабости и сласти.
Я ласков был, и пастью пастилы
Меня сглотнуло потненькое счастье
Я червячком прочистил горло тьмы.

3

Я их вино и новости.
Настроенный всё сносить,
Пренебрегая многим,
Их не мог обвинить.


Густела моя усталость
Осоловели слова.
Только то и осталось –
«Никто не виноват».

И уже не из жалости,
А от ужаса, что узнал,
Преступленья и шалости
Равноценно прощал.

Нежность сожрана нервностью.
Женщин или мужчин
Осуждать было не за что.
Лишь Причина Причин,

То есть Начал Начало,
То, с чего все пошло,–
Лишь это обозначало
Абсолютное Зло.

Но сквозь прошлого рощу
Начал не восстановить.
Лучше было и проще
Кого-нибудь обвинить.

Фатальностью нафталинена,
Как бабушкина фата,
Одна ленивая линия,
Чертова черта.

Аполлоны и клоуны,
Эйнштейн и дегенерат
Как стадо солдат построены,
Выстроены в ряд.

Знáком одним и тем же
Их можно определить.
Убийцу судить не за что,
Как гения оценить

Не за что, так как оба –
Порожденья Начала Начал.
И того, и другого,
Не спрашивая, создавал

Некто (нечто), условно
Некая цифра ноль.
Вначале было не слово.
Вначале была боль.

Обусловлены прошлым
Качества существа.
Смыслами заморочена
Черная голова.

Икс существа любого
Равен иксу того
Существа, что иного
Характера и всего

Прочего: пола, званья,
Возраста, языка.
Приравниваю фортепьяно
К постукиванию молотка.

То, что она любила,
То, что он убивал,
То, что текли белила,
То, что росла трава –

В сущности чуши то же,
В чущности то и суть,
Правда, в глаза которой
Торопятся заглянуть

Носом, глазами – сразу
Слышать, смотреть, осязать.
Сон порождает разум.
Удваивают глаза

Зоркость. Смотри же вдоволь,
Вволю, покуда зряч.
Носится сонм чудовищ,
Сон сто раз повторя –

Я. Маразмом разум
Вымазан. Мозга склеп
Выжил, посредством глаза.
Вылез глаз. И ослеп

Другой. Не посмотришь в оба.
Ничего не видать.
Надо ослепнуть, чтобы
Выдержать, чтоб продолжать

Удовлетворять чудовищ.
Угождая слепым,
Они образуют слово.
В коем образ их заменим.

И потому от страха,
Чьи глаза велики,
Трясся слепой и плакал
И соками кис тоски.

Того, что случилось с нами,
Больше не увидать.
Но существует память,
Чтоб мучить и повторять.

Сон глаза чудовищ выродил.
Годы гадов стирают черты,
Но тем страшней они выглядят,
Чем хуже запомнил ты,

Каковы они в точности
(Крылья, чешуйки, хвост).
Чем больше думать не хочется,
Тем больше думает мозг.

От пыток вспотели спины.
Гойя, мы не йоги!
Словно стеклом, картинами
Ранясь, гноятся ноги.

Равных огромен список.
Мною ум не ценим.
Каждый из вас зависит
От того, что за ним.

Смерть (о ней позабыли)
От жизни произошла,
А не от автомобиля,
Вылетевшего из-за угла,

Сбивающего прохожего,
Который на смерть похож,
Случающуюся от того же,
От чего ты ее не ждешь –

Не от пальбы, а от папы,
От друга, а не от ружья.
Предметы и люди падают
От того, что они стоят.

И крутят курам на смех
Руки упругий руль.
Прохожий сбитый насмерть,
Тоже похож на нуль.

4

Вист, висит на вешалке пальто,
Висит, висит и ничего не значит.
С тобой случится горе ни за что.
Случится горе так или иначе.

Беда случится. Не твоя вина.
Нежданно и негаданно случится.
Стоит стена, бетонная стена.
Пока еще за ней спокойно спится.

Тогда вы были, существа, со мной.
Я трепетно и бережно вас трогал.
И выжато восторженной луной
Тек липкий пот отверженного бога.

5

Тогда вы были, существа, со мной.
Я полюбил тебя. (Побил?) (Погладил?)
(Поцеловал?) Но ты была стеной
Внутри. (Снаружи?) (Сверху?) (Снизу?) (Сзади?)

Чтоб посмотреть с обратной стороны,
Я вышел из дому. Узнать? Узреть? Потрогать?
Была стена с той стороны стены.
Стена. Не ты. Не вынести? Подумать «слава Богу»?

Я не хочу терпеть, вертеть, крутить.
Я не простой, не сказочный, не пьяный.
Не Гамлет я. Но «быть или не быть?» –
Не в том вопрос! Как избежать обоих  состояний?!!

Что делать? Делать? Делать? Делать что?
Я кончился. Я даже не был начат.
Висит, висит на вешалке пальто,
Висит, висит и ничего не значит.

6

Тогда вы были, существа, со мной.
Я полюбил тебя. Побил. Погладил.
Поцеловал. Но ты была стеной
Внутри, снаружи, сверху, снизу, сзади.

Чтоб посмотреть с обратной стороны,
Я вышел из дому. Узнать? Узреть? Потрогать?
Была стена с той стороны стены.
Стена. Не ты. Не вынести? Подумать «слава Богу»?
 

Подумал: «Господи! О, Боже! Мать твою!
Который век? Который час? Какого черта?!
Чем больше нет тебя, тем больше узнаю
Тебя во всем от пятнышек до черточек.

Как я похож на то, что нет меня,
Как нет меня, как быть меня не может.
Как с вешалки пальто никто не снял,
Так я никто, его не снявший тоже.

Висит, висит на вешалке пальто,
Нелепо вежливо, немыслимо иначе
Других вещей, которых полон дом,
И каждая из них так много значит.

У каждой вещи роль, у вещи роль.
Картошка сварится, а женщина проплачет.
Все кончится так скоро здесь. Позволь
Не Здесь мне вечно и особенно не значить.

Я Страстен ни к чему, к никчемности, к ничто.
Я не могу без тех, кто не бывает,
Не может быть. Не может быть! Пальто
Она, не существуя, надевает.

Я стиль нарушил. Я нарочно льстил.
Мы безымянны. Я менял местоименья.
«Ты» надеваешь, не «она», прости,
А, впрочем, в этом тоже не имей значенья…

Сутулость? Кожа? Тело? Скулы? Где?
Любимая! Любимая?! Ты мебель!
Скелет одежды. Тело без одежд.
Я был как ты. И точно также не был.

Теперь (тогда?) нас вместе нет теперь.
Теперь мы вместе не бываем.
Как я в тебя, так ты в меня не верь.
Не знай меня, как я тебя не знаю.

Не знай меня. В незнанье кое-что.
Хоть что-то. Только в знании бессилье.
Незнанье – тьма. Но в этой тьме зато
Мы может быть как будто как-то были.

Я обманул тебя, а ты меня.
Собой с тобой меняюсь. Ты ли? Я ли?
Как я готов в тебе себя принять,
Так ты меня. Так мы не узнавали

Друг друга – ты во мне, а я в тебе,
Как пустоту на части поделили.
Мы не были. Мы были не в себе.
И потому, казалось нам, что были».

7

Пусть будет пусто. В пустоте стена.
Стена и стул – случайных два предмета.
Стена и стул. Они, посредством света,
Бросают тень. Затем, что тень видна,
Затем, что тень отброшена, она
Лежит. Лежит. Стоят предметы.
Стул – суть. И истина – стена.
Есть пустота, в которой два предмета.
Тем убедительней отсутствие в ней нас,
Чем яростней мы отрицаем это.

Стоит стена. Беда случится ни за что.
Случится горе так или иначе.
И не висит на вешалке пальто.
И не висит. И ничего не значит.












 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah