RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Никита Пирогов

В свете медного Солнца

26-11-2016 : редактор - Женя Риц





золотые ленты исписанные
священными письменами
древних народов
в голосах современных
дождей своевременности
и волосах цветов

протяженности циклов
графически не обозначенные
на клинописных дощечках
и пещерных рисунках
и в тайных лесных святилищах
праотцов

глагольная завязь - горение
ручная работа - старание
изумрудный кувшин - хранение
словосвет - обещание
первого снега
очищающего
раны
от черноты

жизнь-мистическое обстоятельство
пребывания в мире материи
рожденные матерью
на краю эпохи
словесного обретения
истины очередного цикла

спокойное говорение
перемежается с обрывистой речью
повседневности, между речью
и говорением лежит
светословное покрывало
сотканное из практик

ни к чему не ведущий звук
бытования в бытии
плавающий в пространстве видимого
когда Бог повсюду
присутствует в простоте
светосияющего реченья

/

черепичный звук горелого золота
в поднимающемся над деревьями
млечном пути:
сияние островков памяти
в прозрачности ночного ветра,
несущего развалины корабля
и все его части - в будущее
в темноте, словно в собственной жизни,
тихое пение над домами
непроизносимым словом
горит, горит, и слышится речь
людская

в омуте, где все смешалось,
где не видать ни зги,
ходит слепая сила
словно ищет кого-то,
кто бы понял ее,
и смог бы раскрыть
возможность
нового пути
в сепиевом оттенке
проникающего внутрь дома
полуденного сияния

через решетку
видна вода
линия горизонта
спокойна
и нерушимо небо
в приближении
сходящегося
и совпадающего
узора из линий
и букв, означающих
непрерывность
даже если в отступлении
что-то забыто

милый мой друг, я пишу тебе это
из года, когда
небо
аккумулирует
потенциал
направленный
на прояснение темноты,
в которой
возделывает сумеречную землю
рассветного озарения
пожилой человек
замерший на минуту,
положив на древко косы
жилистую и мозолистую
крепкую руку

/

во взгляде, направленном
в одно из возможных событий
видно две двери
одна из которых дублирует
противоположность
этой возможности

риск велик
но шансы есть

по стволам деревьев
тянется от земли
не ток, но
эссенция восхождения
в гору
в ту самую пору
когда свет реагирует
на речь словом
ближнего своего -
плеском воды
тихая-тихая ночь
смывает лишние знания и тревоги
оставляя опыт
в невидимом облаке
где-то в мире
где-то в далеком
рядом

/

Поэма дышит

соприкосновение с обретением себя, свыше
послан голос, что говорит - каждый, кто дышит
более, чем когда-либо, равен сейчас
другому, кто тоже дышит, и
равен космосу в частном
пока что
закрыты двери
и все подлунные звери
разговаривают, и дышат

уууууххх---шшшшш...

как море на закате человечества
дышит, и отражает солнечный свет обратно
в бесконечность галактик,
так Земля говорит и дышит:
устала, люди
моих сил просто уже не хватает
их почти не стало,
но я молода по сути,
я молода в свободе
что дарована мне
так же, как вам, свыше
вместе все дышим, вместе
если задержим дыхание - можем и не вернуться,
уйти в Нирвану
но лучше бы випассану
нам вместе с вами
вместе проснуться
в солнечном свете
в вечном и юном лете
люди, летите
летите, пока есть силы
люди, не уходите,
не уходите, ведь так красива
песня нашей с вами любви
смотрите, сколько мы прожили вместе
не год-два, не три, а световые тысячелетия
жизни
в пути, и я
люблю
и вы, конечно, любите, как умеете
но нам надо сберечь друг друга
если бы вы услышали
музыку и поющие во мне ритмы
как в синеве тела певицы плава лагуны
чтобы меня раскрыть вам надо этого захотеть
все конечно может к чертям взлететь,
вы можете меня убить,
но чтобы космическая симфония
позволила нам вместе спеть
песню нашей общей любви
песню разоружения,
песню взаимного соглашения
песнь продолжения космического звучания
где мы дышим
дышим
дышим
мы должны этого захотеть
мы должны вместе узреть
созревший и отзвучавший
исписанный моей кровью
ветхий нотный кленовый лист
живые ладони
касающиеся другого -
что тоже дышат

люди,
дыхание-песнь
легкая, как апрельский ветер и свет
теплая словно жар, дающий вам хлеб,
достающийся тяжелым трудом, и свыше
хлеб тоже дышит
все дышит
люди
я не сошла с ума
я прошу вас
давайте вместе
вернемся туда, откуда пришла
и куда стремится
наша с вами праматерь-звезда
наша с вами Родина в наших сердцах
даже если не будет мира, то есть меня, это еще не крах,
потому что будет иное,
но люди,
добро какое,
я счастлива каждый год
каждый миг, каждый век
я столько всего увидела за то время, что
мы вместе
и - как красив Человек!
мне безумно жаль все это потерять
люди, давайте опять
давайте вспять
нет, пошутила, прошу, вперед
к новому Дому
я вас не покину
но и вы
не покидайте меня, не забывайте себя
мы вместе дышим,
диссонанс-унисон,
сердцебиение моего ядра,
созвучно пению
ваших сердец
утром
в тихом
большом
вдохе

и в Новом Дне,
я видела - это вечером все в огне
но то лишь дурной сон, кошмар
а утром - покой, мы вместе сидим и плачем
и я тихонько пою
шшшшшш--хууууууу
спокойно, милые
я вас храню
и - это ветер
мы дышим, дышим...

/

на пыльной дороге
земельное облако
тающих в воздухе
тихих шагов

тихие шепоты
эхом из прошлого
нежные песни
рассветных богов

тайные именно
именно здешние
вешние воды
всеобщей любви

босые признания
идущие, пешие
души и духи
в росе и в пыли

/

скучаешь и не скучаешь
спишь целыми днями
потом-дождь
забытое лето нашей любви

вода собралась в чаше
я держал тебя в руках как хрустального будду
ты уснул у меня на руках
на моих руках осталось твое тепло

не нужен Бог, когда есть любовь
все становится просто
и дышится легко
не нужна сверх-связь с космосом,

когда в комнате присутствуешь ты
достаточно просто смотреть
как ты двигаешься или
улыбаешься мне, или сам себе

не нужен Бог, когда жизнь полна
простоты любовной
тепла кровного
и рассвет - просто солнце встает

ничего сверхъестественного
ничего такого, что могло бы нарушить
спокойствие круговорота жизни
как простые слова и поцелуи в ухо

эти дни тянутся, словно (нет такого слова)
эти дни легки как (ничто этому не подобно)
мое сердце вернулось на землю, как если бы
не было Бога

но лишь Любовь.

/

мы под дождем
вдвоем
я под дождем один
ты с другим

/

я дождь
ты тоже дождь
мы льемся без конца
чтобы всходили травы

/

на горе без имени
растет ива
и ветви ее легки
как ветер в волосах весной

/

в моей жизни
стыдно писать моей, мой
ведь век запрещает личность
и лишь танцуют блики меж оконных рам

/

так тянется росток как я
просыпаюсь с рассветом
и благодарю весь мир
за все это

/

в наводнении нет имени но
есть мнение что земля
это дно, но она одна
есть мысль что для
того что достичь себя
надо отказаться от
сравнения

/

был я и буду я
уже середина октября
а тебя
все нет как и не было
а тебя
приходится искать в прошлом
словно свет в окошке

/

быть может я для того и пришел
чтобы сыграть ту мелодию не по правилам
вразрез истории
может моя жизнь
осознает себя когда небо разверзается
в такт
волнения вол
идущих от нашей планеты
и я играю на них
по ночам когда
улицы тихи
и люди дышат любовью

---

дерево проросло корнем
ветер повелевает простором
люди единомоментно
соединены пространством

люди ежесекундно
прикасаются к воздуху телом
к эфиру - душой
к Богу - Духом - всем своим существом;

существительное являет глаголу закон
по которому тот должен действовать
так песня являет мелодию
по которой она будет петься

(это иллюзия, что человек
делает что-то сам:
его самость заключена
в вечном и безграничном

Боге - Духе,
что дарует свободу -
Волю, явленную в Человеке
Волей, что безмятежна...

...и вечна, и сохранена летами;
корень же, проросшего древа
зиждется в дне, что не увидеть взором
физических глаз,
но да будет явлен

взору, вечно ищущему
Истину цельностью и нутром:
единственную возможную
цель и пристанище мира физики
сильной и молодой

Матери-Земли

/

со-знание и со-общение
по воде меж берез
по снегу между холмов
по облакам между слоями звезд

любящий жизнь
любящий человека
любящий богов и Единого -
любящего и вечноживого

я - тот кто ходит по грани
хрустального кубка
и тот, кто не падает в реку
в полете души за светом

---

в рыхлой земле
оплодотворенной дождем
сверкает маленькая песчинка
застывшей древесной

смолы, на закате красным
на рассвете светло-янтарным
а жизнь вокруг
идет своим чередом

---

торговец рыбой, продавая улов
думает о семье и Боге
и о том, что останется после него
жизнь после смерти

мир останется каким был,
только с его историей
торговец рыбой, продавая улов
большей частью молчит

и в молчании этом сказана вся
его жизнь

/

змея желтая
красная, синяя
зеленая, голубая
змея такая
как танец кожи
от прикосновений

под сентябрьским дождем
мы с тобой вдвоем
смотри, дышим
змея не знает

/

в далекой земле, где полны реки
и сады цветут круглый год
наша вечная юность приветствует
незабываемых путников и бродяг

и они разделяют наш кров
они рассказывают топазовые сказания
о временах, когда лед
наших сердец растаял

/

у простой коры
небольшие мечты
чтобы зацвела
по весне весна

чтобы снег весной
общий - мой и твой
нам принес воды
на целое лето

и расцвел цветок
этот

/

кружащихся - истаяла
искала заблудших
помогала кающимся
тем, кто цветы полевые

смотри как мы меняемся
сегодня ты синий, я - ноль
а теперь ты сверкаешь
и я немного свечусь

/

мы истончились как полупрозрачная калька
что летит над крышами, и как гербарий,
что лежит в книге,
которую долго не открывали

/

спой мне песню, и я спою
я послушаю, ты расскажешь
потом я скажу, ты пошутишь
мы посмеемся

/

пожалуйста, будь здоров
добрый путь тебе от основ
от твоих отцов

/

наши сильные
и наши слабые
матери, бабушки, дочери
наши славные

/

мои любимые цветы - для тебя
цветы моих снов, твоих слов
твоих нежных объятий и поцелуев
все для тебя, как всегда
милая песня

/

юноша, ты красив
дева, а ты прекрасна
пусть льется рекою
речь городов алмазных
и небо - свет
пусть будет

/

мечеподобным - гром
из глаз - гроза
по спине роса -
проснуться в том
сне, где свободно
дышится

/

магма - тело
синий разряд в дремучем
лесу - тихий дух
оживший и выживший
в дождь,
белый

/

волнуется море
околдовано океаном
а спутники
в космосе
говорят
летаем мы тут

/

солнце - вся мощь
музыки поднебесной
звук янтарной слезы - сосны,
стоящей
на пологом откосе
над мирной водой

/

чернота земная ночная
в которой только
лунный блеск облаков
пролетает
над головами
и над домами

/

танец
не у костра
и не на пустом - (пустыре),
и не на том
месте
а просто

,

танцуем вместе
как движется лебедь
и льется из родника
чистая слезная
прозрачная невозможная
возможность

/

мы не одинокие странники
мы тростники и горы
мы звезды и спелые
поля ежевики обычной,
картошки -
мы капельки янтаря:
его вздохи
его малые и великие
действия и дела

/

терять - значит обретать (новые двери)
бежать - значит стоять на месте
так в любую противоположность
входит Время
через общую для них основу
через простое Слово

/

плывет дельфин
бабочка летит широкими крыльями
как у голубя, только меньше
и сияет светло-зеленым
светлячок ей в ответ -
они с дельфином друзья

/

кофе и сигарета
после тяжелого рабочего дня
грунтовать дорогу
чтобы ногам
было не больно ходить
чтобы дождю
чтобы солнцу
и человеку, и человечку

/

Сопряженные, составные
или плетеные словно лиановые
льющиеся утренние лучеобразные
беседы - нити наших одежд
нити наших надежд
о Едином Солнце

-

О, Новый падеж!

/

встретишь как дерево отдает - замрешь
смотришь - а в небе дождь
в облаке вроде пыль, но нет, - свет
это сияет земля бесконечность мгновений

встретишь как отдает берег у той реки -
вброд не сможешь, придется вплавь
оставь свои вещи и свои узелки
под сосной, и прошлое тоже оставь

встретишь как небо синя синей
на камне могучем иссиня-Инеет
так и скажешь - привет, мой друг
мы не видели с тобой пару линий

а точка - в круг
отдает
а ток
в сонм звезд
в череду свершений

говорит

тук тук
мы все еще тут
привет

/

осень чувствуется через расстояние
в взвеси водной
в холодном ветре

в знойный день красноземного земного храма
человек в гамаке
и мои слезы

даже листья лотоса и те изумруднее стали
а какие дали
птицы туда не летали


/

пробудиться в сон, воскреснуть в подлинный мир.
ожидание - слезы свечи, падающие на ладонь, на пол,
на землю - всюду, куда идешь.
смешивающаяся с землей слеза - ошепчивающийся ветер,
вихрок волос, тихий голос рассвета
но до него - работа, которую надо завершить
до конца лета


/

в морозное утро ранней весны
в белом свободном свете
мать-и-мачеха, на еще мерзлой земле,
словно пробудившаяся от холода материя
начинает отдавать
всю силу чистоты
накопленную за зиму

и воздух прозрачен

/

как бабочка облетает железную колючую проволоку
не задевая крылом, проникая меж зубьев к свободе
так и я, идущий по самому краю, почему-то не падаю в пропасть

видел и горы, изумрудно-сине-белую землю обетованную
и горный родник, с водой-ветром, прозрачной как воздух
которым мы дышим, и от которого напиваемся жизнью

и еще то, о чем нельзя говорить
чтобы не повредить

прозрачные отражения складываются
и ищут возможную форму цельности

хлеб - святая водица
Человек, идущий в столицу
грядущих, былых вереница

/

души, души всех людей, не плачьте
души, души всех зверей, не горюйте
души, души всех растений и трав, не печальтесь
души, души всех звезд, не тускнейте
души, души всех слов, в свиток светитеся
души, души всех времен, сохранитеся.

/

змей-дракон, золотой скорпион, ты не бойся любви моей
ты не бойся ребеночка, во грядущих,
ты не бойся судьбы своей,
потому что она и моя судьба

змей-дракон, золотой скорпион, я пришел к тебе
с правдою преподобною, с чистым камушком
из родничка тайного, текущего по земле будущей
из снега и облаков нового тысячелетия

змей-дракон, золотой скорпион, крепок ты и могуч,
и не смерти твоей я желаю, а освобождения
новому веку для Нового Человека, для Нового Человека
Из Тебя и Меня, из источника более древнего,

Чем был виден доныне.

Эхо.

И Небеса
И Земля
змей-дракон, золотой скорпион,
стремятся друг к другу,
и без разрушения
я протягиваю тебе руку
плыви за мной

/

где бы ты ни был -
свет - тонкий свиток,
сердечное озеро
возвращения

изначальна тьма,
покоится в ней
вечный день
жив в нем Царь

в голосах на рассвете
нежно-розовые
птицы, и вечные дети
в сверкании кроны

вечный поток
еще один выдох,
еще один новый вдох
родниковой воды глоток

/

Иду по воде, и распускаются тысячи лотосов
На водах спокойных, где теплый отражается свет
От прозрачной животворящей поверхности
Океана времени

/

Существую в небытии, в безграничном черном
И смотрю на простирающуюся во все пределы
Непобедимую сущность синего божества
Вечнопрекрасного Шивы

/

Камешек Вишну передал Брахме,
И прилетел Гаруда в виде птицы-радуги,
Провозгласить начало, конец и вечное
Присутствие Всепроникающего в Творении

/

Длинные белые волосы и белая борода
Выросли у меня, когда я поднялся в небо
На невидимом источнике, открывшемся из земли -
Так и летал над Китаем в спокойном ветре,
Благодаря юной и благородной богине

/

Медленно и легко пружинят ноги,
Прикасаясь к земле, ступает Параджапати
Обретший тело, через мою мечту и мой сон:
Или это я грежу, чтобы он поскорее явился

/

Оплодотворивший воды - вечный и неизменный
Подобный музыке небесного шествия,
Вечнопрекрасный и вечноживотворящий
Спускающийся на землю лотос

/

Красноводный и краснотекущий
Красный цветок в сияющей зелени
Словно крик младенца -
Непрекращающийся и чистый

/

на чем зиждется новый день
как наступает утро?
утро - полоска света меж облаков
и полоска тени
меж облаков

/

жизнь как сигнал -
представляет движением
пространственно-временные отрезки
перекат от одной эпохи к другой -
с чем столкнешься в пути - все прекрасно.

/

прозрачный слой мороженого -
вода с молоком - радость и гнев,
сияние обезвоженного - и горячность
перистых облаков
в кампучии

/

дом на сваях
стоит
на краю обрыва,
под обрывом несется с ревом
ночь, бездна и мгла дождей
непреходящих
от сотворенья мира.
обратная сторона вещей -
чем ближе к рассвету, тем сильнее
проявляется темнота
и все возможные комбинации и алгоритмы,
образуя погребальный хор
утихают
во взгляде черепахи
выныривающей
из мутной воды
прихрамового водоема

/

тело помнит
как помнит сознание
как помнит сердце
памяти город
нередактируемый временем.

непредсказуемый ветер
в котором активно
солнечное излучение
чувств вселенной
есть

крошечный поток защищает
соглашающегося со всем
потерявшего голову
савла
простого русского мальчика

у места семи источников
истонченных
перед полным
заполнением
поднебесья


/

меняется небо
с каждой секундой
и все же
стоит неподвижен
небосвод
быстрых имен
и медленных чисел
брошенных в реку
звеньев цепи
и истоков нитей
золотых, что тянутся
от самого солнца

/

на красной земле лежит
мешок цемента.
а груда щебня
в незапертом доме - эхом

/


тихое, тихое утро
в желтом городе
косыми прозрачными
стекает по вискам

лежать на асфальте
то же, что идти по красной реке
за белой коровой

когда нет тебя,
нет и меня, и полдень
в звенящем в ушах постоянстве
электрошока

расслаивается на древо
и изначальный прозрачный шар
который и есть - дыхание

и за дверью
в то тихое утро
побегом тянется
нет, не прошлое

фантики с именами Бога
всех людей
живших под этим Словом


/

мне хочется уснуть в тебя
в запах нашей любви
в беспробудную ночь нашей поздней осени
в первые лучи трав
просыпающиеся от дождя
и в росу на пустыре
уснуть-проснувшись
в другом пространстве

мне хочется увидеть тебя
снова, хотя б на мгновение
чтобы знать, что ничто не кончается
даже закончившись

/

смотри, как нас изуродовало острыми камнями ущелья
камнепад и письмо крыла
я уворачивался всю жизнь
и вот теперь я в воде
и отражается в ней
потусторонне время
наших надежд

но ничего не изменится
ни сирени цвет
ни первая любовь - в других
таких же как мы
во всех - таких же
как мы
ищущих дома
после изгнания

/

я не забуду но и не вспомню больше
сухари на столе, и кипяченая вода
в тазике, летом - предметы быта
наги, под отраженным светом
петербургских крыш

и мерное эхо дворов
говорит - ты дышишь,
ты будешь дышать
как письмо, отправленное из ниоткуда
единственному адресату

/

посмотри на меня, Господи, в этот час
я думал - ты здесь и сейчас
и всегда и всюду
и капля, упавшая на меня однажды
с бескрайнего синего неба
твоя слеза
свидетельствоваdшая
о том, что мы не оставлены
в этом конечном мире
и снова взываю к тебе
но случившегося однажды
наверное, достаточно, чтобы верить

/

я вижу густую мглу
из нее состоят города
из нее выходят все демоны
отделяющие нас от тебя
отделяющие меня
от того меня, что был ближе
к ним (людям) и
к тебе
которого слава всюду
даже во мгле

/

знаешь, я мог ошибиться
я мог так сильно стараться
полюбить тебя во всем твоем проявлении
во всем твоем становлении -
до небес
из подземного царства
что я, забыв про себя
пытался сроднить всеохватный
твоей любви горизонт
с новым миром, землей,
языком.

с новым днем, где все души свободны
где свободны все ангелы, демоны,
грешники, праведники,
где существуешь лишь ты
свободный и дающий свободу
творению быть
сущностно совершенным

может быть, я неправ
и мое эго
жадно до любви
к тебе

/

Помоги мне пройти
между злом и добром
между рекой и туманом
и вернуться домой

Помоги мне не стать иным,
нежели я задуман
и не думать лишнего
когда пение птиц - тишина

Скрытое от моих глаз
в абсолютно черном и безвоздушном
пространстве ведет меня
к свету по следу дней

В коих капли росы -
что слезы матери
когда она рассказывает
о том, как любит своих детей

или просто молчит об этом,
и о том, чего нельзя говорить
что невозможно произнести
но можно увидеть

в ее нежных глазах
когда она смотрит
в будущее всех
кто будет после нее

помоги мне пройти
между злом и добром
между рекой и туманом
и вернуться домой

в звуки солнечной пыли
поющей весенним днем
и кружащейся в комнате
перед первым дождем

помоги не забыть
кружево и запах скатерти
цвет первых цветов,
не достигших осознания своей красоты

помоги мне не стать иным,
нежели я задуман,
и не думать лишнего,
когда пение птиц в тишине

и есть твой голос
единственная правда
о множестве
капель
дождя


/

и шепот - всюду жизнь
ты говорила мне - держись
покрепче, дальше веселее
шагай смелее

я видел ночь, и в ней
таился свет осенних темных дней
как будто засиявших под дождем
от слез вдвоем

душа летела, сердце пело
и трепетало тело
вода была прозрачна и чиста
как белизна листа

и я писал, стоя на крае жизни
я умирал, и возвращался к мысли
что сердце бьется чаще и быстрее
что все стареет

и молодость - что вечные деревья
сплетает кроны, струны, жизни, время
венчая нас улыбками и смехом
своим портретом

но память лишь способность узнаванья
где древний зов есть родина дыханья
в котором сердце бьется в унисон
и снится сон

что все мы победили
мы тихо вместе взявшись за руки прошли
и встретились, не проронив ни слова
и солнце на ладони пронесли

и оказались дома

/

в предрассветном морском отливе - ветер
вдоль моря приближает листву
вечернего предзакатного шепота
в котором осталось нетронутым
детство настоящей зари
идти вдоль берега значит касаться ногой земли
значит что свет ступни касается света песка
и наступает утро,
в коем пение птиц -
всеобщая греза и плачь
янтарного неба

------------------------------------------------------------------2----------------------------------------------------------------------------

война - архетип - преследование, словно память света над проточной водой
человек без скелета подобен пыли, испытывающей жажду в зной
под водой - зной, жажда, железнодорожный предел письма
никому, никем, никогда, ни с кем, некоторый - пробел - восполняя - собой
что случилось в избе, когда она плакала - я смотрел
ты пел, когда шел дождь над бескрайней Родиной, повсеместно, белел
не от ужаса, не от страха - от предела присутствия истины в этой глине, тине
в которой куда не глянь - линии, геометрия и дыхание, воздух, ветер
нас с тобой в соверменности соединяют электротени, спутники, кварки, луна
что дает свечение особенно чистое днем, подпевая солнцу
я смотрю - я должен освободиться / от себя, бытия, языка,
что привязывают к времени, нации, социальному положению
я не песнь ручья но его стремление
на изломчатой стене первобытного предсказания
до-времени, до-тебя, до-имени
в саду в пригороде американского дискурса творится хуйня
и в этом нет ничего ужасного, поскольку хуйня повсюду
так же хороша, как и не-хуйня
как и свет, падающий на твое лицо ранним утром
в нем - ты и я

/

воображение - бездонный карман, усиление присутствие языка (опыта)
изображение, складывающееся в фонарь - светил шепот (летняя вьюга)
человек идет, спотыкается, вновь идет, ноги стирая в кровь (идущий пением)
и пенится быт, выворачивает чувство наружу (воссел на троне)
язык не тронут ни временем, ни судьбой (человек в нем длится)
миг - и хвороста можжевельника достаточно (чтобы сбыться)
капли крови на этих ступенях (в этих колоколах)
отразились в наших устах колосья пшеницы (перелет затруднен)
так бывает одиноко, когда не спишь (среди темной ночи)
в ожидании родных лиц (запах пустой коробки)
водоросли и гниль связали новую эру со старой (и два крыла)
меж которыми родится слава (и лик в лучах)
миг похож на все предыдущее, подобное будущему (не свои)
трения геоплит тоже расскажут (уснув, проснувшись)
раз, два, три

/

индустриальный пейзаж: длинные гудки пароходов и кораблей
в ощетинившемся менструальном пожаре верфь ищет освобождения у темноты
природа феминна, город живет многоголосием серебра,
отражающегося в реке - это слюна и сперма. оттепель и капель

птицы летят на юг, мои глаза всматриваются в север
разнонаправленность директорий оправдывается наличием центра
уравнивающего восток/запад и пр. и пр.
на несколько квадратных метров девственно-чистого клевера

дым разворачивается в полутьме письмом на папирусе
на бересте, на глине, сосуде - стене, сквозь время
так статичное кажется движимым, бытие определяется, остается
под независимым потоком вращающейся и дающей силы

далеко, одновременно, близко - свидетельства на асфальте:
лужа, воспоминание о ней, тихие круги на большой воде вечером
все резонирует внутри комнаты и окна:
взгляд наружу есть попытка случиться, сложиться, осуществиться,

объявить независимость - вещи, материи и массовой истерии
от бесконечных потоков кислотных цветов или ландышей
дурманящих и опьяняющих своей красотой сирени:
цвет маркирует жизнь, свет - цвет (чайное ситечко)

цедит

чаинки, вращающиеся в безграничном.
случайная встреча через много лет - неслучайное
забытое племя, воспоминающее прозрачную речь
словно нож режет хлеб (небом)

/

ветки сухие и тонкие (рваные струны)
ноги-потомки, стоящие на остановке
голоса, смещающиеся к полюсам
леса, горящие и говорящие вечерами

случившееся получило новые имена
вещи проникли внутрь и зафиксировались
произвольно летают во тьме слова
свет опрокидывает беззащитный остров

пейзаж переходит в состояние дребезжания
черные точки на матрице - неприжившиеся идеи,
люди, дети, атрибуты воспитания, пласты идентичности
складываются в неидеальное изображение

растет трава

место свидетеля - в рукаве тишины
в рукаве реки оживает время
палец рисует число, которого нет
и ветер его подхватывает и уносит

опыты времен года делятся на основания гор
планктон светится в темноте безопасно опасен
так речевые практики открывают дверь
за которой нет ни единого слова


/

прежнему - бережно
раненому - спозаранку
вытащили из ямы
встали по обе стороны улицы

.

сор и пыль
мусор и грязь
нечисть и нехристь
вся моя боль

;

не вернуться в детство
впервые не загадать
не проснуться
не сделать глоток - вдох

:

необратимость и невозможность - будет так, как есть,
это белый цвет, белая сирень
и звонок в современность - прости, мой друг
если я тебя чем-то обидел вдруг

:

черноты и теней моих слепок глух,
словно стая старая - новый друг
словно шепоты белых шарфов во тьме
и молчание новых слов на дне

во мне:

не случилось, мой милый, не встало в ряд:
мы счастливые люди - спросишь - и говорят:
а какими нам еще надо быть?
нам по жизни и миру всеж надо плыть

нам рожать нам работать нам спать, страдать
заниматься любовью, плясать и петь
есть три раза в день, вспоминать, терпеть
говорить, говорить, говорить, прощать

;

верить помнить хотеть мечтать
делать слушать молиться пить
и смотреть /в телевизор/ вдаль
постоять в ночи, постоять

-

этот лес на рассвете тих
этот шаг оторожный миг
это лик на воде, это лик
в небе - сквозь все проник

прямо в сердце, в центральный вход:
за дверьми только свет и Бог
там покой, никакого сна
только истинная красота

.

P.S.

отраженье и блики - явь
кровь, пещера и древние сны
мы под кроной, и как понять
это лодки или мосты?

спасены?

/

мы идем мы идем мы стоим
под дождем
мы ждем
птицы стаями
все растаяло

:

словно снег сошел с этих щек и век
словно тело снова чертит спираль
где-то в космосе, у реки навек
слышен голос ищущего мистраль

/

нити сверкали
серебро было легче пуха
свет отражался от стен
и воздух был полон правды

утро, словно пение птицы
осторожно открывалось
впуская в себя
всех, кто измучен

листья любого дерева
дышали свободой бытия
и флейта играла
во все времена

глаза смотрели на отражение
слов на песке
выпрошали будущее
быть радостным


/

человек, человек...
знали бы мы где мы будем?
может, стали бы больше петь
стали бы больше слушать

в звенящем времени
личность стирается каждый миг
и это уже другая
личность нового времени

моя дорогая, не вини меня за
то, чего не могу дать тебе
от рождения - дыханием - связан я
со светом, с именем

которого не произнести
и должен идти
и должен, должен
видеть сияние этого (всех) пути

так и эго - требует
а я - звеню
я дышу и закат со мной
просто день / не с тобой

---

прошлого нет есть только
решенье - сейчас
падать, идти, лететь
голос требует - петь

так в совести таится пламя
которое не разжечь,
не погасить, не забыть
не проигнорировать

это - есть.

---

кровью свет напишу
и кровь - светом
дышу, покуда могу
покуда лето

в памяти нежный звон
первых колоколов
не злых, не отягощенных
машиной отвержения слабых

---

только и есть
вдох и выдох
и ничего нет
кроме слов твоих

устами моими и /нашими/
глаголет жизнь
а они думают
а я слышу

абсолютный слух видения
простота деяния
чистота мысли
так береза в памяти и прилив вечерний

вне времени - песок наших тел
вне времени - души наши красивые
а ты спой- пока время есть
пока я живу и мы вместе

и
мы вместе

/

все повторяется
все снега все снега
некоторые оттепели и ручьи
я все это видел
твои глаза и твои слова
словно бессмертье на питерской крыше
да
это лето и синева
эта ночь беспробудна
мгла обтягивает лица
ничего не случится
только музыке нет конца
нас уже тоже нет
впрочем, с тобой никто не сравнится
и это было
так давно что память тебя изменила
и это не ты, а я
а я - в пустоту пустотой смотря
думаю
или нет, ничего я не думаю
и не чувствую ничего
все повторяется
и - все повторится

/

в каком из миров
древо на горе
в цвете - повесть дня
о тебе, о тебе

птицы в стаи - век
из дому домой
так и человек
нигде, чужой

струи света - кровь
жар и полдень для
жизни - нас с тобой
родила земля

родила и пух
что летит сквозь век
повторяет бег -
в звук

и летит простой
человек простой
человек простой
ты меня прости

я с тобой
что бы ни случилось
что бы не ждало
впереди - вдали


/

выросли вросли в землю
тихий голос не зовет
небо плывет
кровь стынет
не снятся сны
так и годы впереди
будут напоминанием о том времени
когда мы были у бога
гостили здесь
чай пили читали
смотрели кино гуляли
дарили друг другу любовь
давали всем все что есть
делились

память
а ты есть?
или мы забыли?
вот смотри я рублю дрова
позвонки - слова
обретают речь
сызнова
и я не прошу
встретить
прошу простить
мы выросли и вросли
теперь еще одна буква в книге
скажет
здесь был вася
аня марина
азбука

имена простые
словно хлеб упавший со стола

я его подниму подниму
в хлебницу положу
ничего мой родной
мы это переживем с тобой

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah