| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Карина Лукьянова

печатать   на изнаночной стороне события
редактор - Женя Риц



1.

-

мне снилось, что тот, кого мы убили,
сквозь смерть говорит о любви
порезанным горлом,
коричневый, круглый,
и речи в нем на одну
линию рта.

я думала не о стыде и боли
и не о вашем стокгольмском синдроме -
коричневый, круглый,

с посаженной в тело
пулей из дробовика –

нежного толка
древесного войлока
с улыбкой из уголка.

нет, у него не возникло вопросов:
как и зачем, почему.
и надо признаться, мне было ловко
но я ненавижу охоту и
ты ненавидишь охоту

эрос
танатос
какая гадость
этот анализ

думаю я

остался в лесу вчерашнем
возможно, уже пропавший,
коричневый, круглый,
и речи в нем на одну
линию рта.


2.

-

кость нечаянную проглотить
и сады вишневые сквозь тебя
будут ли нет кому рассудить

только плоть обиходная
будет моей
остальное в очереди назовут
именем и уже ничьим
кто вчера не тягал дары
опоздал на разрезанный час
перемолотым зрением на тебя глядит
говорит хорошо будет все у нас
говорит


3.

НОЧЬ

принимая мир за беззначие
выбежать из голосов
вывесок, обретений и продавцов

судорога языка
только ли это возможно:
длить себя в темноте
забывая все буквы и формы

что говорить если ночью
спросят о точном размере свободы


ДЕНЬ

свет загорается
ткань покрывается красным пятном

каждое утро всегда настает
чтобы погладить пуговку
с вырванной ниткой

как аллегорию для побега
по ту сторону за окном


4.

-

в каждом явлении пошлость
некуда провалиться слову
мысль изреченная только что

может быть правдой
но и она
опережает отказ от сомнения
[как говорить не сомневаясь?]

но, например, есть артефакты
их опознали - они несомненны
но я хочу видеть в них амплитуду мысли

мысли, раскаченной механизмом
или рукой, укрывающей мир повторений
заставляющих каждый предмет
становится ничтожным

[как отменить вечное возвращение?]

мысль сомневается
мысль повторяется
некуда провалиться слову
снова рекурсия но
снова рекурсия но [...]

['бог еще не родился']


5.

-

тело как на войну ушло тело
я варил его в днях
снимал пену с кожи

голова головы искала
именем друга звала
оборотное о господень

срощенный оборотень
пододном живота
длится выверен

как дитя но мне было страшно
что смывало горклое слово
перерезало горло


6.

-

как желание говорить невозможно
без говорящего, так
я вылепливаю язык чтобы было чем укрываться когда станет глухо

закрытые двери упертые ногти однозначность древесного полотна
исчерпаемые до рассвета
(выключим свет)
станем

переполохом конечностей что говорят за себя
так сведенные руки над нами
прячут жест под язык
я ищу его за словами


7.

То, что было до самогó
со-бытия: это его
мы заселили образами.
Воображать белый цвет -
значит, опять не приблизиться
к 'до'. Как автобус случался /
как выключен плейер был -
это ли было 'до'. Как и объятие:
это ли полотно изображало нас
до полотна. Как космология
выброшена зрачком,
гасящим свет, это идет,
выключатель ломается под его рукой.
Как?
Нет, нам не нужен момент описания.
Лишь бы проникнуть в точку,
обратной памяти, то есть забыть,
как вспоминать:
развернуться от
фото размытого в пол-лица
черно-белого выражения
скорости ветра,
поспешающего в никуда;
от описания до остановки этого ветра
-
может быть, только это
точка без образа в образе
может быть, две
точки без образа в образе


8.

-

слог попадает за ворот
сильнее снежка
от человека идущего
возле меня
кем я родился сегодня
кем умер вчера
голоса среди чёрного
распадаются в ворохе снега

полчаса до обеда
я обнимаю его за пальто
кто
человек этот
покупает мне красного петушка
выпадаю из дня
что-то тянется именуя
меня как меня
это ты говорит моя радость
ка

мы стоим посреди толпы
я повторяю его слова
белое опадает
заворачивая тела

кто это?
я стою под вопросом тепла
собираю слова скользящие
в самый центр света


9.

-

мелкие собирать предметы,
укладывать их в словарь:
вот человек песочный, такой же как все.
указать производные от него
как возможности внутреннего письма:
сахар и соль, белое полотно и сон:
как они сообщаются и бегут
навстречу друг другу.
и от себя, но под одним навесом
происходят слова и их силуэты,
одновременные в каждом из них.
линии - это связки;
то, что растет, пока засыпает песок,
опознавая свои пределы.
высыпается время из рукава:
производная раз, производная два;
окончание словаря,
переходность тела


10.

-

сталь остаётся в небе
закатившейся под кровать игрушкой,
находит поля и дома. и его тело,
испепелённое страхом,
измеряемым на ширину голоса
остриём высоты, безупречной волей.

"бессмертием выйдем", - кричали они. -
"нам ли не высказать, не открыть
синее слово, цельнометалльный свет", -
это и мыслили, но когда
выходили из остова остовом,
а потом заходили трепетом,
выходили и заходили снова.

звери вышли из нор, горизонтом и сонмом укрытые,
белоснежные: "мы ли не вспомним его настоящее,
вырванный лист из библии,
перекрытое дикое зрение,
птицу, клюющую вывихом,
солнце, упавшее"