RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Александра Шалашова

04-12-2018 : редактор - Евгений Паламарчук





когда кровь в первый раз пошла – подумала, что умираю, два раза ходила в ванную, 
держала простыню под холодной водой. 
лежала на мокром и прислушивалась к шагам. 

завтра будет четырнадцать, родители обещали купить сименс ка-триста. 
на уроке достану и положу на стол, чтобы не лучше всех, 
но хотя бы не хуже прочих. 
отпусти меня, отче, из однокомнатной в большую и светлую жизнь. 

учительница биологии отставляет после урока девочек и рассказывает 
о методах контрацепции. 
телефон соседки по парте вспыхивает сообщением: 
как дела, чё делаешь, пошли в парк. 

дует изо всех-то щелей, из-за рассохшихся рам, 
сидит на шкафу чучело глухаря и слушает. 
(как кричит глухарь среди лиственниц 
и осин? 
– тэкэ, тэкэ, тэкэ, 
дзи, дзи). 

а мы разве слышали? 
только пальцем показывали 
и стреляли. 

в окнах – деревья, спиленные по корень, 
в окнах – белое-белое поле города. 

учительнице шестьдесят, она всё помнит. 

прихожу домой к ужину, снимаю простыню с батареи, 
сухую, мятую, но так и не отстиравшуюся до конца. 
на столе лежит бело-голубая коробка. 
с днём рождения, говорят, 
а сами тихие и усталые. 

скоро пойдём золотым незнакомым садом, 
увидим залитые солнцем крыши, 
светлые, беспечальные, полные 
новых сил – 

тэкэ, тэкэ, тэкэ, 
дзи, дзи – 

поднимем головы и услышим.


*
в первом сидела за последней партой, 
но очень скоро привыкла щуриться – 
не разбирала ни букв, ни чисел. 
блузка из ацетатного шёлка 
не станет чистой, сколько ни перестирывай. 

в третьем глядела на разбухшую 
молочную колбасу и белые макароны 
и думала: сколько ещё продлится, 
забери меня. кто-нибудь, забери. 

в пятом сидела дома, потому что 
цвело внутри, хрипами фарингита, 
одуванчиками прорастало. будто 
не стало вдруг разом языка и речи, 

молчала. в седьмом – самая высокая
из всех девочек, стояла первой на физкультуре. 
одноклассники курят, и лежит на дороге 
изморозь. я дрожу в перешитой юбке, 
из которой успела вырасти, 
и чувствую горькую непохожесть. 

сашенька, ты целовалась уже с ребятами? 

я в одиннадцатом разрезала 
папиной бритвой кожу,
я до сих пор хожу 
кровоточащей, 
незамкнутой и разъятой. 


*
Я выхожу на вокзале, с которого уезжала 
одиннадцать лет назад, и всматриваюсь 
в прошлое. 

У киоска с надписью «Товары в дорогу» 
воробьи доедают хлебные крошки. 
Милиционер – кажется, тот же, что был раньше 
смотрит пристально, с интересом. 

Я перешагиваю рельсы, иду дорогой, 
обсаженной кустами снежноягодника, 
вчитываюсь в рекламу. Река проглядывает 
сквозь пятиэтажные здания, но я никак 
не вспомню её названия. Кажется, Яхрома. 
Я хромаю на пластмассовых каблуках, 
что недавно были красивыми и удобными. 

Двор не изменился. Стоят остовы 
проржавевших качелей и турников, 
звенящих на ветру верёвками. 
У подъезда молчат две женщины 
с нераспустившимися глазами, 
с губами в черничную синеву, 
с усталыми лицами. 

Я реву, 
как будто несут выкидывать 
бабушкину хрустальную люстру, 
и никак 
не могу 
остановиться.


*
Она говорит - откуда здесь супермаркет халяль, двадцать лет был обычный, а теперь супермаркет халяль, только подумать, как все кругом изменилось, и не заметили.

Она говорит - откуда здесь рощица с тонкими деревцами, не принявшимися, пожелтевшими? 
Двадцать лет был пустырь, а теперь назвали объектом озеленения. 

Она говорит - слава богу, что всё закончится девятого сентября, ибо уже пьёт от отчаяния, но не помогает. 

Мы все превращаемся в птицу, 
издохшую при падении с высоты
или в скотину, заколотую рогами.


*
грудь незрелая, развивающаяся; 
грудь обвисшая, белая-белая на фоне тела 
и розового приспущенного купальника; 
тёмная родинка на плече – такая же, как у мамы, 
красные пятнышки раздражения, мокрый пластырь. 
неровная кожа, высвеченная белым светом дневных ламп, 
свешивающихся с потолка. 
если вы наблюдаете: 
– боль или дискомфорт в левой половине грудной клетки, 
– ощущение головокружения, неустойчивости или 
предобморочного состояния, 
– другие настораживающие симптомы, 
то постарайтесь вытерпеть, никому не звоните. 
шрамы, шрамы по телу – от ожогов, аппендэктомии, 
кесарева сечения, всего нестрашного. 

так сама стоишь без футболки 
в раздевалке бассейна «Чайка» 
и кругом замечаешь 
жизнь.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah