| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |
Станислав Бельский. Путешествие начинается. Днепропетровск: ГЕРДА, 2016. |
Новая книга - Ницше Ф. Дионисийские дифирамбы. Перевод Алёши Прокопьева, 2015. |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Олег Шатыбелко

печатать   кстати, преодолённый



кстати, преодолённый



[контекст 1: рецензия]

роман «половина неба»
равнолюбимыхмною Л. Горалик и С. Львовского:

надо сказать
я довольно долго не мог понять что за
послевкусье оскомина
донимает раздражает меня нупрямо до ззззуда
во время всего чтения

нет я вот честно ну очень-очень понимаю как
из галстука пионерского мишки олимпийского Всегдаготов!!!
треугольного молочного пакета сосисочной рюмочной
афгана бродского солженицына севыновгородцева итд итп

по каким венам туннелям спиралям понтонам мостам
из этихвот 70-80-тых
получились вотэтивот чернушные 90-тые с
горбачевым ельциным белый-дом-горит
чечней авизо обмен валюты

тут все логично тут все понятно вопросов не имею

но вот что я теперь точно знаю после «половины неба»:
нет их родимых в 2005-09-28
нет и все
не помещаются

куда подевались? а кто его знает
действительно что ли прервалась
пресловутая связь времен

они этивот 70-80-тые остались только в нас
а для 2005-09-28 они уже ничего не значат
настолько ничего что
можно считать их и не было

вот в 90-х они были были
где-то там за поворотом только руку протяни
но были
и было понятно откуда
ноги буквы слова растут

и вот тебе на
сегодня мы есть
а их уже нет

вот наверно поэтому
при всей моей любви к текстам линор и станислава

мне никогда не хотелось что называется
подойти к ним поближе

все и так в общем и целом понятно




[система соподчиненных понятий (классов объектов) какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов]


Самые безопасные на первый взгляд очевидно проблемные выпавшие. Проще говоря, бомжи-алкоголики. С ними проще всего: прикрикнешь, припугнешь участковым и все – слушаются, затихают. Они свой выбор сделали, крепко к нему прикипели, соскочить и пытались, да не вышло. Вас и себя принимают такими какие есть, то есть какими состоялись, короче, болеют, болезные, но вполне себе осознанно.

Сложнее с, так называемыми, смирившимися. Обычно тихо-семейные, благообразные обыватели, но на которых тоже иногда накатывает. Тоже люди. Тогда случается много шума, крика, сгорающих навсегда нервных клеток и шипучего аспирина на утро. Все это обязательно тщательно обосновано, несмотря на значительное подпитие; абсолютно беззлобно – оно и понятно: долго копилось, формулировалось, но заранее как-то скукожилось. Причем, что особенно характерно, диалоги самообвинительны по сути и самооправдательны по форме. Но и это тоже, в общем и целом, логично: потому что одно слово – сами-с-собой-смирившиеся. С ними обратная тактика: кричать нельзя, тут главное – терпение – их надо пожалеть, пожурить: ну, ты мол чего? чего? и работа у тебя есть; и вроде по специальности; почти; жена у тебя такая хорошая (даже если она) и дети (пусть даже они) – все это не важно, не важно: им просто нужно, чтобы их пожалели. Вполне понятное человеческое желание. За их, значит, вполне себе незаметный подвиг. У них тогда слезы на глаза и все – идут себе домой, а на утро еще и извиняться приходят. Обычные, хорошие люди.

Еще сложнее с, так называемыми, хозяевами жизни. У которых, конечно, прямо сейчас все схвачено; работа с утра до ночи, но и деньги зато. Вот и квартиру купил. Машину опять же. Но ведь этим не убережешься: сын – не то чтоб не любит, нет, но как-то все с такой вот улыбкой, ну как тебе объяснить? да и с женой в последнее время, чего ей еще надо, не знаю. Последние пятнадцать лет – раз. И пролетели. И чего? Вроде оно должно по другому. Должно? Вот тут, если что, сразу участкового. Объяснять что-либо бесполезно, для них ты ничто, они и сами только оттуда. Но вот своим трудом, терпением и поэтому требуют уважения.

Не знаю. Может и есть. Может они в другие отделы ходят. Я в нашем круглосуточном в вино-водочном работаю…

Вы? Я вот, святой отец, не хотела говорить. Да вы сами спросили. Хуже хозяев жизни только шатуны. Которые вот-вот из одних в другие. То есть, форэкзампл, как сын говорит, он еще не знает, что он смирившийся, а думает, что по прежнему хозяин жизни. Но уже чувствует, потому и. Вот тут и до поножовщины недалеко. Потому что никто не любит знать про себя точно, в глаза да еще с пьяных глаз. Потому что кому он нужен, твой вечер пятницы незаметный. Тут у каждого своих, персональных до, по самые…

Я что хотела, святой отец: помолитесь за сына – смирившийся – оно все же лучше.





[контекст 2: сразу]

когда они медом сомнений
как это варенье
когда они сладкой кашей
болотною липкой жижей
им было теплей и даже
у них получалось выжить
когда ж они стали сталью
невдруг перешли на кофе
им стало кристально ясно
ну в общем да целом по фиг:

такие сразу маленькие значит
такие значит крохотные сразу


как будто детство ясли праздник
и мальчик что упал не плачет
смотреть на нас из янтаря
из-за оттудной манки жижи

тогда я честно говоря
впервые их не ненавижу
а только все чиканю фразу

такие сразу маленькие значит






[контекст 3: чип]

самоисчерпаемость
дает целостность пустоты
готовность к себе ко всему
впаянный в мозг чип
монолит а когда
новояз без костей
сам себя говорит
то множество
твоих возможных координат
равно множеству комму-
никативных привязанностей

и ты тождественность ты





[контекст 4: дырокол-дырокол]

поил молоком, потом
катал на велосипеде,
выдал циркуль, линейку,
буквы, карандаши –
мне всегда нравились эти,
пиши:

дырокол-дырокол,
куда идут Жи и Ши,
если навстречу лето?


это? ну, это.

потом дал руку,
чтобы держала твою,
когда ты хочешь из круга,
баюкать,
чтобы ночью линии на ладони
не перепутались:

геометрия-геометрия,
я катет: где моя гипотенуза?
храни нас Евклид, Лобачевский, Риман.


это? ну, это.

умножил мальчиком,
потом копией-девочкой,
отдал им велосипед, циркуль, линейку,
даже карандаши,
больше не отвечал (ни)когда:

стрелочник-стрелочник,
куд-куда ушли Жи и Ши?
знаешь как страшен в гневе
/кто страшен в гневе?
я страшен в гневе?/
когда мы берутся за мета-
физические пистолеты?


это? ну, это-это.

…даже менял руку если,
и даже без всяких если.
последними
выдал кресло, окно, сигарету
допрашивать от и до –
так вот: метафизические пистолеты.

потому что я знаю ответы –
я всегда был лучшим, самым лучшим учеником:
потому что
ужас литературной мессы,
экзистенциальной бездны,
толерантность, сомнения, скорбь
должны быть разрушены.

я бы вообще их как класс вне закона, в шею, в гетто,
но – я знаю ответы мгновение,
то есть: я и сам был такой.
плюс: все это пошло, банально и скучно.
минус петля времени.


это?
не знаю: кто из нас лучше, кто.
это?
я
не
уверен…






[контекст 5: сад]

ему всегда снится сад
сад камней в котором он сам
камень – до
свидания отель калифорния
иглз битлз пинк флойд
дом
дорз
дорогая
работа
всерьез?
коллега мужчина засорок

если
он и сроки по детям выстроил
если жить с продажи квартиры на даче в истре
если ему самому
не нравится эта продуманность
но подколесины нынче женятся
но просто он зайчик/умница
если его нуглупо выспрашивать: а-за-чем?
нуглупо: как же ты будешь ей/им в глаза?


он отвечает всегда снится сад
сад камней в котором он сам мол исчез
в этом нет смысла нет сожаления
умысла умиления истины нет
но он считает что это последнее
единственно-настоящее
всё-про-нас-говорящее и т.п. –

просто он ничего не должен себе
и подпись/печать


а еще
он отвечает читать
представляешь чтобы чи-
тать
он отвечает в глаза
обязательно буду ГОРДО
обязательно на прощание: мазл тов –

как говорит голливуд: ад – это когда
не понимаешь что
с тобой происходит






[контекст 6: фаррада]

а) … так давно что почти несомной
несомной в той жизни какой-то совсем другой –

а накапливается не усталость
кстати
единица измер(н)ения емкости в (микро)фарадах
памяти в мегабитах

а накапливаешь риорит(м)ы
живой неживой (так надо)
чередуешь рефлексы
плохо помню трудно но если
тело непоправимое неправильным языком
молчит потом держит руку у подбородка
просится сказать итого: сказать итого?

по сю сторону брода в месте
пустых но соединяющихся сосудов
сходящегося аудио-видео-ряда:
аушвиц-ваш день рождения-11 сентября –
надо учиться учиться и еще раз учиться
жить нарочито бессмысленно
без от лагательно –

левую руку пожалуйста – вата со спиртом
экий вы инфантильный смотрите
как изменились в лице прилагательные
к сущим и и(з)менительным
как доказательство от противного
к совершенно другой этике праву эстетике
нарратива послевсего:

и ты даже не представляешь насколько другой
в какой другой плоскости
в другом нашем времени
каким таким языком

а это надо учитывать
это надо учитывать –
сказать итого?



б) перевод:
послекрасное, прекрасное,
летнее/зимнее,
неотъемлемое, окончательное;

отрывочная, по касательной,
необязательная;

утренний, дневной, ночной,
затаенный;

разный, простой, недосказанный;

111111, несчастливый,
в принципе до любой, проездной;

многословное, -слойное ,
условное, тесное;

отгадки:
время; жизнь; страх; день; билет; тело –

однако обратное: неверно; без доказательно




в) то есть контекст:
один сознательно менеджер среднего икс звена
эдакий вечный зам серая мышь кардинал
громыко суслов эпохи брежнева
всамделишная целевая аудитория
которая вообще-то соль бетон суть
московская штучка самсебе суфий
самсебя плебисцит
вышесказанное говорит-говорит
другой целевой аудитории фокус-группе

другая в полсилы расчетливо бьет ее по лицу
парой пощечин выводит из штопора ступора
закуривает сигарету

первая говорит: спасибо
вторая: не за что
первая думает: упс
вторая: ок тябрь-с



г)… хотя бы сны:
детство и не приснится и не надейся
не снится и не

здесь я –
милый ты мой кромешный
вжившийся сам в себя:


в горле как ком стоят
встанут запьют стоят
лягут умрут стоят
думаешь устоят?
это уже коньяк
уксус закваска яд
только они стоят:
ленина сталинград
путина бесланат

что они говорят?

просят поддержки смершей



д) фаррада ворочается
надувает живот да щеки
дует перед собой
сиамские фаррады приходят ночью
становятся рядом
дышат смотрят еще и еще
и еще

каждая понимает что б-г останется в
каждая знает что бой закончится до


заглавное что
все сойдется в одной
точке выдохе вдохе –

как только они отомрут
будто дослушают внутренний гимн
соты памяти высосут словно мед
бросят у ног что знамя:

оно проснется
оно проснется другим настолько
насколько себя не (при)знает




ps) это будет протяжно и сладко:
это можно будет потрогать руками
это можно будет на вкус и на цвет
под микроскоп на укус на просвет

спорим: их можно погладить?

не спорим: они до сих пор
знать-то знают да как рассказать
не жизнь не помещается на языке
а слово колет в глаза за глаза

не спорим: я тебя тоже по
руке голове везде по щеке
ты-то вон как заговорил
пе ре ли ци вался как лир
мимикрировался

и?
да у вас даже мимика…





[контекст 7: павла андреем]

что хорошо в религии:

ты всегда можешь другим
вот сиднем сидит полный дура
ничто и раз уже тот кем задумал

когда был военный священник
брал грех перекрещивал
обрекал павла андреем романа артуром
когда снова жизнь сами решите
каким заветом кораном уставом

взять новое оставить старое

только это не всепрощение марка
на том же конверте
в мирной жизни все еще проще
верите павел андреевич?

в: АКМ жизнь и смерть
могут перенаречься при встрече
спросите катю максима


и привыкайте и привыкайте спасибо:
ключи в вашем кармане
могут заговорить вашим голосом
такие пойдут обознатушки не приснитушки
что как тогда на войне
жизнь зависнет на ниточке
тоньше волоса –

тут только клин клином клин клином

потому что не страшно нет
список-то длинный
кем ты в каждый из дней?
страшно будет потом
когда закончится скажут можно
открывать глаза возвращаться в дом
ты чего? живой в уме не заложник –

глупо: потом окликнут а ты все тот же





[контекст 8: как будто харчо]

вечер в чисто мужской компании:

говяжью косточку варить около 2 часов,
потом добавить
мелко нарезанные говядину и копчености,
минут через 15 посолить, поперчить,
добавить перец, горошек, лавровый лист.
лук мелко нарезать,
рис предварительно замочить на 10-15 мин.
добавить рис и лук в суп,
положить томатную пасту,
довести до кипения и убавить огонь.
когда рис сварится, добавить в суп
4-5 зубчиков чеснока среднего размера –

яблочный сок, фон триер на дивиди,
забываю все время фамилию этой актрисы,
в скобках 0,25 водки, баранина, чили,
сочельник один на один,
«если нас разлюбили – мы не плохие»,
чтобы в 0:43 сын:

и как будто – мы это все заслужили.





[контекст 9:кстати, преодоленный]

еще так не было: что идешь –

и так осознанно каждый шаг,
и так значительно, как в кино,
когда снимается крупный план:

когда себя обогнал на ложь,
как семенящее в сад дитё,
идешь и лыбишься, что дурак,
дитё хохочет во весь экран,

идешь с огромной, как дом, спиной,
восьмиподъездной, большой спиной,
кто обернется – тот соляной:

за время, сбывшееся, как попало;
за опыт несуществованья,
кстати, преодоленный –

мало стать просто молекулой в анти-
утопии, сбывшейся слишком буквально –


определенно страшнее спиною вперёд,
где в зеркало заднего вида
обратную перспективу, как поезд, несет:

дед: Иван Иванович и Иосиф Адольфович,
мать, отец:
Галина Ивановна и Виталий Иосифович,


вот откуда у этих настолько вич
инфицированных инфантильным
желанием счастья – и. о. совести

/и это после всего как с нами: мы сами
своими помнишь руками если
любит теперь подолгу смотреть на
женщин детей в холодильник
чего бы такого вот если
вплавлен вживлен как в янтарь
в эту полночь июльскую или
в такой же под утро январь
в этот новый по старому год –
это как-жизнь (но) после-всего:
сегодня/
сего

января - ну откуда у них ощущение будто
они победили? у?





[контекст 10: просто читать]

… и вот когда стало совсем плохо
он снова начал читать просто читать
пить маленькими глотками слово
садиться вставать

и только время которым полон твой рот
не помещается в нем выливается отстает
а свет воздух окно становятся новой кожей
новым панцирем с головы и до пят
под которым ахиллесовой памяти генокод

потому что никто уже никому ничего не может
никто
никому
ничего


потому что: хоть выговорить себя…