| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |
Станислав Бельский. Путешествие начинается. Днепропетровск: ГЕРДА, 2016. |
Новая книга - Ницше Ф. Дионисийские дифирамбы. Перевод Алёши Прокопьева, 2015. |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Гавриил Маркин

печатать   После
редактор - Екатерина Завершнева



* * *

1.

сколько ни спали
соприкасаясь затылками –
всегда просыпались

и спросонья глядели
карими луковицами лилий
каждый в свое
небо

2.

и теперь под раскидистым городом
прорасти сквозь асфальт полый стебель –

синий зрачок
вдохнешь наизнанку
выдохнешь пот и раскат
одногубого камня

редкие зерна
махаоновой памяти



* * *


тогда мы легли на землю

и согретая нами земля
выдохнула дощатые поросли стен
вокруг нас

они росли каменея учились
линейному правописанию проводки
играли
в классики отторжения:

и небо и стыло и нас
заживляла
трава



* * *

1.

Некто с глазами цвета дождя
всю ночь простоял, прислонившись
к липе на Литейном шоссе,

на заре его арестовали
трое из ОГПУ;

весна
началась только к маю.



В 43-м году
на дорожных работах под Вроцлавом
умер старик, и когда
человек в черной форме велел оттащить тело к яме,

оно обратилось
в груду опавшей листвы.

2.

в устьях травяных многоточий
цветок воздел створчатый лик
~
и двужильный каркас запоминания
еще не тронут
знамением ржавчины



Элегия на вознесение птицы



          Зима началась слишком рано.
           В пегих от снега полях
           ветер ломает
           мерзлые стебли неубранной ржи.



           Стояли друг против друга.

           Я провел
           ногтем по винтовой резьбе
           в одной из тысяч твоих опустевших глазниц,
           слишком похожих на норы, –

           волос одуванчика
           пристал к пальцу, испачканному нефтью.




черные кувшинки
покинули гнезда в питьевые облака
и в их глазах
стоят соленые ангелы –

чтобы снег обернулся на то
на что не было глаза




* * *

           Вырывал из земли безобразные клубни,
           грел дыханием, пытался читать выражения
           мнимых лиц – впустую, но тем ощутимее становились
           вьющиеся внутри черви, кротовьи норы, корни травы,
           грозди личинок, и снова – поднимал глаза к – – –


по чей луженый хлеб
слетаются красные голуби

разомкнутые окружностями
падения листьев




* * *

Наросты на стволе дуба –
это мозоли, натертые
щетинистым боком ночи.



Из семян света, не выколотых
распрямляющейся травой,
говорят, вырастут новые солнца –

во искупление
            зрения.




* * *

На этом месте, видимо, был светофор: из квадратной выемки в асфальте росли три толстых кабеля в красной, желтой и зеленой изоляции. Минувшей зимой красный и желтый ростки вымерзли, а зеленый – расцвел по весне.
Осенью плодоносил – лунами после.