| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Новинки навигаторов с видеорегистраторами - узнайте на сайте.



Елена Глазова

печатать   Исправленное
редактор - Ирина Максимова



***
короткошее скалимся и по дворам шастаем
где же нам разобрать да разведать
жестью шелестим скорородящей паяем и швы латаем
на что горазды тем и рады
где уж нам знать как на белом свете всамделишно
не нашего это ума дело
мы всяк синяк знай свою ляжку али какое другое
мы короткошее плечами пожимаем и гвозди подаем
не нам уж разбирать коловращение и как там это делается
желваки ходуном ходят мы и рады коли есть что пожевать
куда уж нам нос совать не в свои дела
сами без нас они все решат и постановят
наше дело маленькое нам бы как-то перекантоваться
как на самом-то деле складывается мы и слухом не слыхивали
мы короткошее посмеемся и в сарай юркнем
не вам-то нас поймать


***
за что господь ниспослал нам благодать такую
возвернув в товарооборот НА НАТУРАЛЬНОЙ ОСНОВЕ
счастию своему поверить не в силах
вежды протираем мы и трепещем
ходили мы слипшиеся НА СИЛИКОНОВОЙ ОСНОВЕ
к земле приклеенные дыханием вязким
в силиконе увязшие без зазора и зазубрины
мыслями сросшиеся с силиконовым скольжением богомерзким
а ныне в быт наш возвернулось НА НАТУРАЛЬНОЙ ОСНОВЕ
снизошел господь распростер руце свои и щедро подарил
никак вериги наши службу сослужили
да не зря ворочали мы валуны бессмысленные
что наслано было за наши грехи несомненно
ничем иным не могло быть НА СИЛИКОНОВОЙ ОСНОВЕ
но господь всевелик всемогущ и всевидящ
велика наша радость что бием себя в грудь неистово
возлюбили долю мы свою не скрепя сердцем
ибо воздашеся нам по кручине нашей
толоконные лбы звенят от поклонов
благодарим мы тебя неустанно
губы трескаются от поцелуев твоих господь
губы трескаются от пластмассовых губ бога


***
мы решили изобрести броню
в области обороны неискушены, потому представления у нас по большей части наивные
мы решили, что если броня — то главное лепестки
взяли прозрачный поливинилхлорид (с составом, поправленным на восприятие ударов)
добавили в него радужного перелива
звона, чтобы своим слышно было
и для начала оперились
затем изобрели пуленепробиваемый слой
наподобие нимба
обволоклись и теперь, довольные, светимся
также увеличили кол-во оборотов вращения
чтобы нас догнать было не так-то просто
крутимся крайне довольные
сдается нам, что мы вполне приготовились
только пока не поняли для чего
пока никто из нас не изобрел неприятеля
никто не знает как он выглядит
но за этим дело не станет, думаем мы
оглядываем друг друга и радуемся
своей сообразительности


***
невозможно было удержаться
лопочет пингвин с загнивающим ртом
абсолютно невозможно знаете ли
я был в 9-м классе и много пьяных
иностранцев на дискотеке в золитуде
ну и как тут удержаться ласты по бокам вытягивает
жилет с искрой оглаживает вот уж никак
пенсне надтреснутое поправляя
от карманокрадства ничто нас не спасало
была ли в том наша вина
что были неутешны и на алкоголь падки
уж не их ли самих в том винить
что такое искушение сотворяли
подтачивая наши неокрепшие 9-классные умы
уж не в том ли и кроется истина
не искушай и неискушаем будешь
он возводит вспухшие очи горе
достает из жилета часы сверяется и извергая
ряд извинений бежит ко вратам встречать
галантную даму в манто и с лорнетом
его оттесняет партия свежеприбывших кавалеров
звенящих париками и каблуками
вскоре мы полностью теряем его из вида


***
То, чего мы все так долго ждали, — все получили по заслугам
Добродетель вознаграждена, зло наказано,
Женщина-неандертал не потирает усатую губу в недоумении,
Это до кризиса еще было возможно, а теперь — ни-ни
Это даже не то чтобы возбраняется, а просто и понятия такого нет
Не тырят они ничего, давно все в таком роде изжилось
Женщина-неандертал научилась заправлять рубаху в юбку
Никаких огрехов, т.к. все давно на носу зарубили
Выбирать-то не из чего, и это даже не от излишней сметливости
А если что неисправно — на нас не пеняйте, залатаем как можем
Женщина-неандертал хмурит лоб и топчется
Мы безудержно торжествуем над попранным злополучием
Попробуйте теперь нас унять


***
собери свой рот в горсть, лес
голову схвати в узловатые пальцы
лес манит блуждающей тьмой
растушевка над светлой полосой снега
там, в потьмах, что ты бродишь
местами сияющее местами проваливающееся
лес-колоброд, не разбирая броду
лес, закуси удила, разгреби большак
лес-коловрат, вращаясь на жилистом боку
завалившись и беспомощно суча конечностями
лес, катящийся по наклонной
запри себя в лесу, лес


***
вперед зарвавшееся солнце
завравшееся и во грехе погрязшее
на стеклах обмякшее
прострелом застрявшее
осколками порванное
дурно скалящееся
ложновеликое
и ложноприставное
пристрастное
по твою честь
в завесу обрядшееся
простоволосо выскочившее
рябое скороспелое
лясы даром опроставшее
выманивающее
манком звенящее
хорошо твой голос
имитирующее


Исправленный пейзаж

Долго задавался вопросом — это ли я хотел увидеть?

Наблюдал, как черный квадрат движется с запада, заменил его серой поволокой, поедающей леса на северо-востоке

Также отметил, что низкие облака смешиваются с дымом из котельной и через сотню метров разнять их не представляется возможным, некоторое время представлял разъединение

Ровная прореха между облаками длиной в восемь километров делит небосвод, я бы предпочел без деления

Закат перегорожен, следовало бы передвинуть направо

Заводские строения за рекой почернели, освещенные сзади плоским нимбом от земли, представил себе всю картину в сером

Дома стояли простреленные в оранжевом сиянии, поправил оранжевый на холодный

Растушеванная грязь зависла на фоне чистого неба на горизонте, сделал инверсию и получил белые рваные облачка на черном фоне


трэклист того дня:

01. прокисшее молоко. стремительно прокисает. головокружительное падение. обрыв, возобновление, вверх и снова падение

02. эхо забытого обожания, доведенного до отвращения. эхо превращается в зудящую болезненную приязнь, покрытую неровным слоем холода

03. ярость без преград

04. стальные прутья возбуждения. но все передержали в морозилке

05. горящая деревня с пьяно спящими мужиками. смиренно воющая девушка

06. пропесоченный солнечный сгусток. через какое-то время в чистом виде

07. красная волна. женщина-змея. сожаление о том, чего никогда не было

08. туман из соседней комнаты

09. легкая тень желания, сопряженного с виной. медленная поступь. передвижение зигзагом

10. шум, заглушенный темнотой. слева и справа вверху. пустое присутствие. отсутствие

11. неестественно бодрое воспоминание о бесконечных возможностях, ставших чем-то другим



***
огромная полупрозрачная голова плывет с востока на запад
движется крайне медленно, оставляя едва заметную тень на животных и кустарниках
безвольный рот нависает над полуиссохшим озером, медлит, следует далее
пейзаж малоподвижен. оранжевое и желтое. градация синего
голова клубится. изредка некоторое прояснение на лице
это проскальзывает заячий оскал. маслянистый взгляд
тогда голова озаряется, будто в приступе
но тут же одумывается и дергается вперед, будто бы извиняясь за задержку
глаза прячутся в темнеющих мешковинах, насупленный лоб
голова нависает над землей серым гигантским пельменем
рот изредка идет неровными волнами и произносит нечто невнятное
голова надвигается, полузакрывая собой небосвод

голова надвигается, это мы и издали видим
собственно, бояться нам нечего, мы в укрытии
все это расчитано более на психологический эффект
однако время от времени кто-то не выдерживает
выбегает из землянки ей навстречу, падает ниц
и вопиет что-то вроде «я раздавлен, я придавлен, смилостивься!»
это то, чего она ожидает, то, чем она питается
вот зачем она летает, другого объяснения у нас пока нет


всегда можно надеяться

«всегда можно надеяться, что стена станет прозрачной!» — говорил он,
бродя по дому с перебегающими комнатами
с утра еще был дом как дом, а к обеду его кто-то сглазил —
коридоры стали расползаться, заводить в давно отмершие, вымороженные отсеки,
призывные стрелки сталкивались направлениями и посмеивались,
лифты отказывались перевозить, или везли на неназванные этажи
комнаты перескакивали, с разбегу — иногда застревая между перегородками.
уже несколько часов плутал он по трещащему дому, не в состоянии найти свою дверь
«эй??» — прокричал он несколько раз, казалось бы, своей зеленой двери
но каждый раз оказывалось, что это обман —
ведет в никуда или прячет недоумевающую голову в бигудях
комната соседа сбежала от него по горизонтали —
он явственно слышал, как скрипела довоенная дубовая мебель
консьержка перемещалась по вертикали и уже исколесила полдома,
ее слабые всхлипывания доносились теперь откуда-то слева.
утомленно карабкался он по лестнице — не совсем уверенный, вверх или вниз
из какой-то двери вылезла добродушная лысина незнакомого соседа «выход ищешь?»
но он только рукой махнул «уже ничего, собственно»
ожидание знамения уже давно прошло, оставалось только уповать на свои силы
и на некий исход, который рано или поздно неминуем


***
это полезно себя клонировать. она делает свой клон.
ночью с сизом сиянии клон склонился над простыней
это боязливое существо с болезненным блеском в глазах
виновато приторно таращится, заслоняется, стесняется
это полезно, говорит она, берет клона за шею, сжимает
лицо клона мутится, через некоторое время отвратительное возбуждение
это как принудительная эвтаназия с пальцами на шее
слизь, движение. камера выныривает из-за черного угла
крупным планом их лица в слизи. слизь движение пресыщение
погоди, говорит она, передышка
это подобно эвтаназии... это подобно... это вовсе не она


***
вполне добродушная огромная машина стала рушиться изнутри
загнула мягкие лопасти и протекла фаршем
снаружи этого ничего не было видно, однако внутри была объявлена тревога
и спешно начали эвакуацию — люди выскакивали и толпились у входа, недоумевая
причина поломки официально не объявлялась и ситуация не комментировалась
всех просили задержаться у входа и ждать инструкций
люди продолжали выдавливаться наружу по различным желобам
машина добровольно разверзала свою восковую плоть
люди продолжали скапливаться у входа, поднялся гомон, кто-то требовал объяснений
машина снисходительно надувалась, обнажая продольные разрезы,
чтобы застрявшие в них могли быстрее выйти,
разрезы светились желтым и неуверенно колыхались,
машина начала медленно скручиваться, чтобы вытряхнуть оставшихся
таким образом выпало несколько сонных служащих
масса у входа продолжала гудеть, хотя кто-то уже веселился и переговаривался
строились догадки о происхождении поломки
никто не видел своими глазами неисправности
когда последний служащий покинул чрево машины,
был получен сигнал о выключении механизмов
машина выдохнула и осела, плотно закрутив разрезы
толпившиеся не поверили своим глазам — они впервые видели ее бездействующей
поднялся ропот негодования, кто-то видел во всем этом умышленное убийство и диверсию
требовали разъяснений. некое должностное лицо появилось у входа, помахало рукой
и порекомендовало всем проследовать по домам и ждать дальнейших инструкций там
толпа начала рассасываться, некоторые переспрашивали что было сказано и тем замедляли продвижение
скоро площадь опустела и потухшая машина осталась в окружении людей, которым надлежало рассчитать риски и, предположительно, зачистить площадь


***
В начале периода накопления они стали кричать ему, засомневавшемуся:
Да что ты, не малодушничай, не бойся и хватит желать смерти всему сущему
Еще хватит россыпей и по твою душу, еще хватит видов, схваток и объятий
Еще в запасе брызги и рассыпавшееся бусинами красное по стенам
Хватит и на тебя, выжать еще успеешь, не суетись
Они обскакивали его со всех сторон, заглядывая против света
И ветер с блеском и кружева сияния по поступающей
Так что ослабь хватку и не сомневайся
Так скандировали они, когда он натыкался на очередного
Милосердно зубоскалили, стараясь успокоить
В этот момент красная пружина засветилась на стене, пошла радугой
Воронка зароптала и суетно расслоилась, потягивая лопастями
Нет предела накоплению, решил он
и добровольно вышел в воронку


они представили

они представили, что, собственно,
и раньше им виделось вполне ясно,
но она впервые внятно произнесла,
т.к. он не имел и намерений таких,
но в этот раз оба рассудили здраво,
что в конце концов — нет дыма без огня,
и посему следует принять во внимание все факты,
от которых зависит то,
о чем они пару лет назад и мечтать-то не смели,
а тут — вот оно, и так смело, уверенной поступью им в руки идет,
только, конечно, остается некоторый червь сомнения,
т.к. с чего бы это участь их могла измениться
с такой неимоверной поспешностью?
но, ничтоже сумняшеся, они решили, что пасовать не следует,
и невзирая ни на что, довериться судьбе,
которая еще может, и не тем обернется,
и она сказала и он ответил и они решили, что так лучше,
и наконец, он и она подумали вместе
и они представили


идеальный экспонат

...мы уже собирались уходить,
равнодушно прошли мимо гигантских конечностей, дышаших под прозрачными простынями,
пробежались мимо стандартных говорящих голов, только этот шершавый розовый плюш вместо кожи привлек мое внимание,
далее был зал кубов, реагирующих на температуру тела зрителя,
в общем — все как обычно,
тут он тянет меня за рукав и указует вправо,
там еще что-то осталось,
немного смутили выходящие люди, потерявшие цвет и обхватившие головы руками,
мы проследовали в том направлении за портьеру,
свет в черном помещении и вправду располагал к потере окраски,
это было серое туманное обволакивающее свечение,
надо было пройти через него к источнику какого-то телесного сияния,
и тут мы встали как вкопанные,
так она нас заворожила — раскинувшись на полу в какой-то неприличной позе,
вызывая массу беспричинных реакций и эмоций,
деталей было не разглядеть из-за дымки,
лицо в мокром мареве, рот залит пеной,
фигуру ее в тот момент окатывало как из ведра густым мочеточно-желтым и детско-голубым, сглаживая сочленение,
создавалось ощущение, что она кишит чем-то,
тлетворным и розовым,
подойдя еще ближе мы поняли, что это работа по преобразованию
она непрерывно менялась,
эти ее метаморфозы порождали у нас смену реакции —
она светилась розовым и мы захлебывались в экстазе вожделения,
она покрывалась серым цветом и нас обуревало беспричинное сострадание,
провалившись в черную гниль она создавала отвращение...
она также генерировала запахи и нас накрывало волной дешевых духов,
крепким запахом лака для волос, приторностью общественной уборной,
затхлостью воды из-под цветов...
собственно, мы были парализованы на какое-то время,
следили за ее механическим ртом,
производящим неосознанные движения,
завороженно пялились на то, как ее плоть распадается и воссоздается,
на непристойно раскинутые ляжки,
на поток этих жидкостей, сопровождающийся утробным гудением, шепотом, шипением и вздохами,
люди вокруг нас также онемели,
медленно истекая слюной и семенем
«что ты такое?» забормотал он, норовя обхватить себя за голову,
«что?»
выйдя из сладострастного приступа я вывела его наружу,
где он еще некоторое время озирался и изредка повторял «что?»
"что?"


Серый длинный стол

(...) Нажал, жду загрузки, загружается 23 45 98% подождите.
Есть. Влетаю в помещение. Зависаю над чем-то серым.
Кручу навигатор и выравниваюсь, это длинный стол.
Кручу до тех пор, пока не оказываюсь параллельно потолку, белые светящиеся квадраты, привинченный проектор.
Выравниваюсь перпендикулярно полу.
Начинаю вращение по часовой стрелке.
Белая обильная стена. Прерывается сушеными кустами.
Темно-серые стулья, вроде сгорбленных карликов из войлока.
Светлая стена отделанная деревом, выемки.
Стеклянная дверь. Матовое стекло. Каркас продолжает линии выемок деревянной стены.
Появляется белая дверь. Серая розетка. Возвращаюсь к начальной белой стене.
Кручу навигатор и начинаю вращение под углом.
Стены, сменяющие друг друга, убыстряю вращение.
Белая стена сливается с деревянной.
Некоторое время наблюдаю сероватое месиво.
Останавливаюсь. Без головокружения.
Зависаю ровно по центру. Над серым столом.
Некоторое время парю, ощущаю себя богом.
Осознаю бесконечность возможностей.
Над серым столом.
Рука повисла над навигатором.
Бесконечность выбора.
Над серым столом.
Ограниченность помещения.
Всякое желание пропадает.
Парю над серым длинным столом.
Рука недвижима над навигатором.
Бесконечное движение и всеприсутствие пока ограничены.
Продолжаю парение над длинным серым столом.
Внутренне готовлюсь к вылету, но пока остаюсь в состоянии левитации, хотя это мало что изменит.
Парю над длинным серым столом.
Серый длинный стол.
Серый длинный стол ...(...)


***
...ногти вырастают веером и заворачивают капустой
также одёжа вырастает из пределов дозволенного
окутывая войлоком с примесью воздушной перины
мягкое шарообразование неуверенно покачивается
затем разгоняется и пускается наутек
перекати-полем по темной аллее супермаркетов
до тех пор пока не врезается в грузовик с меткой ХХХ
некоторое время мнется в прерванном движении
и начинает раскачиваться в другую сторону


***
не знаем мы как это толком но делаем
длани дрожат но продолжают
не знали мы никогда доподлинно
как это все функционирует
но взялись в один день
без лишней суеты рукава засучили
и вот глядишь и незаметно
и исподволь оно все зашевелилось
запереваливалось навострилось
как оно работает-то мы сами не очень
но все же движется на том и стоим
взялись как однажды да неспех и смекать было
поставка на лелике держится
сбыт на феде учет на варе
так оно и крутится все разрослось
уже и численность свою сотнями измеряем
где уж до корня докопаться
тут уж и не разберешь так завязнешь
коли работает так оно и ладно
только за необозримостью вехи
некоторые проваливаться стали
несколько цехов простаивает
но тут уж не уследишь с чего
склад упраздняется и почему
дюжина работников исчезла- испарилась
тут уж до сути будешь докапываться -
сам в пасть сиганешь
так-то мы и крутимся
веждами зыркаем, а дланями конопатим
коли не думать про то все как по-маслу
главное не задумываться
главное не искать причину
так-то оно само собой и делается
коли не знаешь как оно само собой
само собой доподлинно


***
как бы нам их залучить
умаслить подсластить да к ним подлизаться?
лесть сила великая то мы доподлинно знаем
как бы нам к ним подкопаться
прознаем какие портвишоки любят они
всеми двадцатью отростками
чтобы инфракрасные глазки у них загорелись
из-под серой пуленепробиваемой
а уж как заарканятся
так знаем не прогадаем
растают да и будущей подачки ждать будут
пасти разинут со всеми девятью языками
стон инфрабасовый исторгнут
да и требовать станут
тут уж смирение и только спокойствие
главное волнение не выказать
что ладошки-то испариной покрыты
дабы не спугнуть
тут уж мы во владение вступим
заставим их шипы повтягивать
раскопаем в них зачатки стыдливости
привьем им чувство производной совестливости


***
да была ли она разнослойной, уж не путаете ли вы?
нет, все сходится —
вот смотрите, след на лестнице
такая тень бывает только от разноцветных передвижений
видно, как она подбирала несколько уровней в узел
и перешагивала,
вот синкопированный ритм
что-что,
а это ей удавалось на славу
как бы она не тужилась,
а хребет расходился —
многоцветно по спирали
подрагивая нежными щупальцами
изредка застывая в монохромный
воображаемый рыбий костяк
однако, иногда хорды безжизненно висли,
как почти обесцвеченные провода —
красные и белые,
вывалившись из-под обшивки
провисали как опущенные усилия
неудавшееся жертвоприношение
а потом опять разноскорость
шелестящие вены соцветиями
пуганными пучками выталкиваются
и хребет жужжит
и расходится крайне разносторонне
и надо ли ей еще что доказывать,
если она разнохребетная?


Хроника разбегающихся вещей

Покуда я спал, исчезла люстра
Новенькая вполне, в хозяйственном брал в 2005
Ну да ничего, еще лампа настольная осталась
Потом вышел погулять, прихожу — кровати нет
Пришлось спать на детском раздвижном кресле
Ноги свисают и подушка постоянно проваливается
Вышел в продуктовый, возвращаюсь — нет шкафа
Тут я мало кручинился, т.к. он и так места занимал много
Пустой стоял, дверцы растопырив и пах нелицеприятственно
А давеча прихожу с рынка — поначалу подумал, что двери спутал, —
На кухне чужие люди сидят и головами кивают
Радостные, значит, такие, шампанское у них и торт
Осклабились и за обе щеки уплетают, здороваются
Что-то отмечают, должно быть
Тут кто-то мне в коридоре и говорит
«А это новые владельцы квартиры»
Тут мне совсем все стало ясно, резво собрал оставшееся
Запаковал в черные полиэтиленовые мешки
И двинулся дальше, чтобы и меня здесь больше никто не нашел


***
сигай к нам, не сомневайся,
в разноцветное
у нас пестрое и тебя не обидят
давай, хорош хорохориться
пока дорога не заставлена
расписная торба не вытряхнута
хватайся, мы тебя вытянем
тянем-потянем,
пока веревка не стесалась
дергай разношерстное
дрыгай красно-алое
жми на лайк, шейр и аттендинг
и кривая выведет
так что, сигай, не раздумывай
сами за тебя рассчитаем
и во всем разберемся
так что, прыгай, не робей


***
заручился поддержкой бога золота
ощутил себя всемогущим
налился соком от запястьев до щиколоток
голова чугунная от прилива золота
сияние плохопроводимо
злобный свет выскакивает редкими кусками
зловещие куски едкой лавы
как при осколочном ранении


среднестатистическое

среднестатистическая жизнь
среднестатистическая семья
брак по причине залета
среднестатистический ребенок между 25 и 30
муж пропадает в запоях, начал бить
уехал на заработки в англию
продать яйцеклетки чтобы заплатить за развод
он подследственный и разведут быстро
растяжки и возраст уже надо быстро думать
единственный метод найти мужика заново женить
надо того чувака развести во что бы то ни стало
развод на бабки а то что же это на шее у родителей
тогда неплохо бы пластическую хирургию в перспективе
и тогда все опять будет нормально
среднестатистическая грудь
среднестатистическая смерть
все как у людей