| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Звательный падеж

печатать   Нина Паламарчук
редактор - Женя Риц



Автор живёт в Житомире. Участник литературной организации «Оксия».





***

Всё больше меня
даже кожа на теле
всё больше
я кашляю дрожью
тебя невозможно обнять
внутри меня город
размером примерно с горошину
но даже новорождённый в нем
больше меня

всё больше меня
я мельчаю
я вычерпан чисто
качай меня мама
молчи меня мама
смотри
огниво глазницы
таращат лампадные лица
я падаю мама
отвесно и прямо
в лучи

смотри
камышинки отсюда мне
стали высокими
всё больше меня
даже кожа
которую снять
мне не удается
перепоясаться б тесемками
всё больше меня
всё больше меня
всё


***

                                  Е.П.

Вот город, видишь, с запахом тумана.
Его врасти, отращивая ветки
И гнезда воробьев на ветках. Станем,
Чтоб разлетаться по воде кругами,
Особым видом сланца; едким дымом
Катальп; палитрой неба. Ночью крыма
Закрыть глаза, и досчитать до триста,
И обглодать тебя до самых листьев,
В кору впиваясь собственной корою.
Прошедший день с меня ползет смолою.
Он, отшелушиваясь напрочь (кроме
гудящих звезд оконных тонкой кромки -
порежусь!) в опрокинутую реку
Тумана, чтобы навсегда вернуться
Сюда, когда здесь никого не будет.
Я прорастаю в корневища грудью,
Губами в голос, рукавами - в куцый
Собачий хвост пастушьей сумки. Пегая
Луна-лошадка растеряла реверс.
Расти камнями - ты второе эхо,
Четвертый гром, девятый вал, напрасно
Накрывший улицы, площадки, текто-
нические плиты, чтоб добраться
До самого себя, минуя пристань.
Так обладать неуловимо чисто,
Чтоб наклонившись над водой ракитой,
Кидать камнями-мыслями: "уехать"...


***

В соавторстве с Ларисой Паламарчук

мама-мамочка дарила меня тебе
брынзовую, пахнущую молоком.
выпаду косточкой, вытянусь вишнею на потом,
наклонюсь остроухим колодезным журавлём.
видишь нешелохнувшиеся на дне
изображения веток, коры, ствола,
погружающегося в песок.
а захочешь знать, кто тебе помог,
становись коленями на порог,
отыщи главу своего угла.
купи мне сапожки красные да очки.
направо - песенки, налево - хозяйский дом.
разве стану одной из: мурлыкать и говорить?
разве наскальной плоскостью в пропасть плит.
ты останешься после меня и до.
пройди через правое, выйди в левое, так
быть тебе новым, быть тебе сказанным "жили-бы.."
листьями осыпающимися будет блик.
да вишнёвой косточкой будет знак.
мама-мамочка дарила меня тебе
круглой и лопоухой, песочной, выжженной.
быть тебе преданным, скажешь, нет?
...шепчешь чуть слышно, даже не
наклоняясь к ближнему:
"счастья для всех и каждого.
пусть никто не уйдет обиженным."


***

лежишь беспомощный под кроватью
лежишь без матери и отца
прочих братьев

кому еще преподать урок
все сосны проданы
снятся светодиоды
лежишь беспомощный не урод
и еще не проклят

замрешь от скрипа во время тщлк -
стареешь с каждым щелчком ключа
а время проваливается в щель
заканчивается на твоем отча
заканчивается на твоем беспа
ты изменяешь черты лица

кажешься неуёмным ломким
врастаешь локтем
не в пыль не в мел
засохнут пальцы и рук и ног
прижмешь их дверью не бей не трогай
лежишь за пластиковой стенкой
под чечевичной сухой застёлкой
блеклым
семенем
зерном

кто там


***

старейшина поворота в брод
пахнет холодной водой
молодой мул – завтраком
колесо – головами проглоченных
я – междометиями

как пить дать
вынырнуть рядом со сброшенной поклажей
найти поллитровый бутыль
с литровой мышью

вместе
не отрываясь смотреть
как съеживается солнце
как разговаривают с картинкой на стене
как пахнут завтраком


***

если надолго оставить раскрытой книгу
буковки удирают на юго-запад
ты повторяешь: дигори дигори диго-
скроешься под и дотянешься до выкл
чтобы зарыться в карман из кармана в клапан

снятся бездомные сплющенные чужие
снятся сегодня особенно безымянны
из побелевшей страницы картинки выел
ты повторяешь: были мы были-жили
заново

кажутся под ступеньками, требуют хлеба
лупоглазые смотрят со дна обрыва
ходишь направо чтобы потом налево
растут беспрерывно
ты
стачиваешь деревья


***

так синее явственно в голубом
так слабое в платье в платке в горошек
так сильное то для кого слабо
то будущее до которого прошлое

да каторгой кроме тебя - всевсе
все от винипуха до циннобера
мне выпадет реактивом осесть
на стенках кленовой бутылки первой

так слитное для которого звук
не стой между кранами будешь сброшен
да не утони ибо не спасут
а если спасут это будет прошлое


***

голова от подсолнухов становится лопоухой
полнолуние прижимает колени к горлу
сквозь розовую двоякоопуклую лупу
красный обретает достоинства голубого
накрест включаешь свет в туалет и ванную
табор губит к рассвету ходит в ногу
а кто отстанет
плясать и петь туда ему и дорога
если смотреть сквозь очки-лосипеты
желтые розовые карбидовые неважно
то что рассказано будет спето
земля под пляшущими обрущится скважиной
а это значит
то что проистекает - искоренимо
там где у берега необыкновенно прозрачно
даже медузы становятся невидимы
молчишь и кусаешь в бок шоколадный шарик
обрастают бока собственные хвощем да хлыщем
надеешься:
облаченные в облако да обрящут
искомые да обыщут


***

не смотри в глаза проходящим
вызывай почтовых до полночи
кривятся трутся жалятся
прячутся за серпом и серпом
молотом
в кулаках никуда не годных
шевелятся
приходят после полудня
первыми
облетают на первых шагах голоса
соберешь лепестки
прорастишь лепестки в сад
а когда от снов раздувается голова
досчитаешь от тридцати до сна
окружностью в тысячу киловатт
нет никого
нет его

марья георгиевна из меня вытекает семя вашего сына
не потакайте маленьким они просят больше
марья георгиевна я показала ему что такое мост и damyata
он научил меня отдавать столько же
а сейчас между овцами промежуток все меньше
я смотрю на мальчика в темноте идущего
по ярким центростремительным конусам
полосатым радиоактивным лужицам
мальчика в окружности киловатт
мальчика в окружении женщин
марья георгиевна я сад
меня меньше