| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








http://www.lpole.ru/ керамогранит около метро люблино.



Сергей Войналович

печатать   двадцать два
редактор - Женя Риц




***

Крошка-покрошка
Нет у тебя чего

Хорошо когда есть что рассказать
Черная гладкая матовая оболочка
Не оставляющая отпечатков пальцев

Мой первый нательный крестик
Мне дала бабушка
Толком не объяснив
Ни что это
Ничего

В детском саду
крайне развито общение
через заборы
он говорит:
ты знаешь, кто это?
Я отвечаю, нет.
Он говорит: это Исус Христос
И его сразу забрали
Мальчика, не Исуса
С тех пор я подходил к забору
И звал его
Тем самым именем,
И он приходил.

Каждый раз,
когда это проходит
Сквозь тебя
Спрашивает она
Что главное,
Великий Транзистор

Осадок
Под дряхлой корой
Древоточцы оставляют узор
Так похожий на твой
Очень

Он говорит
У меня был учитель
Раз в полгода
Начиналось обострение
Он собирал чемодан
И приходил с ним на уроки
Сидишь бывало
А он начинает рассказывать
Про все, что он думает
И так становится страшно
Что просишься в туалет
Он резко замолкает
Но отпускает тебя
А знаешь что у него
В чемодане

Нет ни горящих глаз,
Ни белого пятнышка
На затылке
Быть увечным
Например, косноязычным
Знать жестовый, Брайля,
Слышать от теплых
Людей
Смотри, идет, юродивый
Рассказывать про чудо


Две дочери Инги Николаевны

Ариадна

В детстве
Мы часто болели
(Когда говорю мы
Имею в виду себя)
У нас не хватало гемоглобина
Или чего-то еще
Что могло не хватать в детском теле
Доктора кололи нам пальцы
Советовали красные яблоки
Оттягивали нижнее веко
Смотрели на бледную склеру
Ничего из вышеперечисленного
Не помогло
Вы, конечно, будете смеяться
Но однажды
Когда по телевизору
Показывали Кашпировского
(пожалуйста, не смейтесь)
нас, проникнувшись, его голосом,
поднесли к экрану
и мы поцеловали
движущееся пятно запредельного рта
конечно, это могли быть яблоки
таблетки
регулярные анализы
но вот я закатываю глаза
чтобы вы убедились сами

Филорена

Все что обычно
Про меня говорят
Умещается в пару строчек
Сестра
Родилась мертвой
необычное имя
Но если
Мое право на существование
Никто не оспаривает
То что мне делить с кем
Либо кроме той стороны
Кроме нежного вакуума
Кроме холода пальцев
Любимой тобою женщины
Кроме всей обожаемой
Опять же тобой
Ненужности
Поцелуй колючую проволоку
Поцелуй болевые точки, сплетения сухожилий
Поцелуй жирную землю
Что прилипла к подошве
кривые ароматные ветки
Неведомые зерна
Слюду, кварц, полевой шпат,
камень, найденный на площади в Праге
Все достань из мешка
Что боялся достать
Доставай на-гора
подноси и целуй
лучше так
только так
утаить карандашную линию
провести еще одну поверху
не догнать, но вернуть упавшего
повторив вслед за ним падение
он живет в твоем полушарии
не называй его имени
дьявол в левом твоем полушарии
не называй его имени
как забрать
как же вшить
оставаясь за кадром
оставаясь танцующим ртом
невесомый и белый
Демон живет в базальных ганглиях
Зверь живет в коре головного мозга
Он.в подкорке.
14
13


***
В детстве
Говорит он
Мы жили в Молдове
Мама моя работала
в кондитерском цеху
Сам понимаешь,
Домой она несла
целую сумку сгущенки
Все было у нас забито
Этой сгущенкой
Серванты, шкафы,
Тумбочка под телевизором
Даже в диване лежала рядами
Да, в принципе я не об этом.
Знали мы друг друга с самого
Детства
Наши дома разделяли
несколько стен винограда
Звали её Мариуца
По вашему это Мария
Нам было по пять лет
Когда мы начали играть
В маму и папу.
Что мы вообще могли
В этом возрасте
Мы боялись друг друга трогать
И делали это вишневой веточкой
Все у нас болело от царапин
Но детей, которые должны быть
У мамы и папы
Мы так и не добились
Когда нам было лет по тринадцать
Я звал её в те самые заросли винограда
Что нас разделяли
Каждый раз она получала за это
Банку сгущенки
До тех самых пор
Пока пропажу не заметила мама
Сейчас она живёт в стране
Где не говорят
Ни на моём родном,
Ни на вашем
Ни на каком-либо языке
У неё есть трое детей
Когда я остаюсь один
Я иногда звоню ей по скайпу
Она смеётся и краснеет
Виноград давно не растёт
И сгущенку такую уже не достать


***

девочка синий лучик
девочка красный мячик
сядет на желтый стульчик
вывернет одуванчик

жжется а ей не надо
ей бы все ближе глубже
камоа бируадо
светится на дне лужи

в стриженных джинсовых шортах
на комоту свисая
лопается крыжовник
пальцев ее касаясь

вечная ниагара
губы блестят и плачут
что тебе божья кара
если ты всё иначе


***

Мальчик стоит в проеме дверей
Мальчик устал
Облокачивается о косяк
По косяку бежит вода
Мальчик нащупывает макушку
Темечко
Родничок
Мальчик уверен, что он не вода
конечно же, не вода
Белые кафельные клеточки
Похожи на маленького чертика
Каждая в отдельности
Мальчик уверенно кивает
Именно на чертика
С растопыренными,
с разведенными.
Мальчик становится прямо
Тянет руки вверх
Вписывает себя
Но круга нет


GIJON

как пароматуман
особенно если навстречу
умирающий левиафан так надрывно стонет
это порт это порт меловые стены мечети
это город засаленный обледеневший шифер

если женщина на борту подожди несчастья
подари киту человека и будешь с нами
там внизу спит уткнувшись лицом в подушку
впередсмотрящий
но глаза его по привычке
и нет покоя

и швартовы и сброшенный трап
обернутый в парусину
все бросают подальше
выстрелом дыма от борта
омертвевший левиафан
ковбой – навином
под стенами порта и рушатся гостеприимно

будешь доброго утра
в ответ чумное спасибо
будто ржавое эхо ржавое эхо сто раз
вместо нас у причала речитатив прилива
прочит чистого утра тебе, О, Гихон,
без нас

И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня,
и пришел в Иоппию,
и нашел
корабль, отправлявшийся в Фарсис,
отдал плату за провоз и вошел в него,
чтобы плыть с ними в Фарсис
от лица Господа.



***

ненавидеть деревья
собственно только за то
что они ненавидят тебя
опасаться касаний невнятных
и непродолжительных взглядов
отказаться от хруста
шуршания треска
не как целибат
но как данность
как по сокращению штатов
принять и поэтому отказаться
переехать, я говорю, переехать, именно
не сбежать
в соседские прерии
зарываться в укромные травы
понимать что собственно чем они лучше
ничем
но все же
ложиться на дряблую землю
и слушать как прорастают корни
пытаясь настигнуть тебя
и не двигаясь с места
бежать и бежать им навстречу


***

закрывай эту дверь
потому что сквозняк
потому что могут другие
на двойной оборот
на седьмую печать
на секретное слово со школы
видишь ты на полу
на затертом ковре
будто ты и
лежишь и танцуешь
посмотри на тебя
ты смотри на тебя
как на блики на дне водоема
закрываешь глаза
ведь опасно смотреть
если в слове содержится "барма"
бармалей бармаглот
не смотри не смотри
барма что нибудь - что нибудь - чтото
значит рядом ложись
значит рядом лежи
откликаясь на свет маракайбо
от тебя до тебя
как же тянется тень
но не дай ей
не дай ей
не дай ей


ВЕЕРНЫЕ ОТКЛЮЧЕНИЯ

каждый человек имеет право уйти
в тишине под шум далеких барабанов
в пустой и желтой комнате
танцевать сальсу танго фламенко
ничего не зная об этих танцах
с вынужденной улыбкой
в паре со стулом (читай: эрегированной табуреткой)
кружиться отражаясь в изломах трюмо
запрокидывая голову и намечая себе путь
подолгу замирая на одном месте
и любуясь оголенным проводом в центре

ты хорхе херардо хесус
испанец мексиканец латинос
твои челюсти рефлекторно сжимают
воображаемое лезвие ножа
потому что в желтой комнате хочется красного росчерка
хотя бы из себя
хотя бы воображаемого
не важно с какой стороны
забираться на стул
ведь еще неизвестно кто ведет в танце
главное чтобы когда ты сделаешь толчок
зубы выпустили нож
и схватили провод
в этот момент
ты вспоминаешь что контрастные всполохи
неосинего, красных брызг
вызывают эпилептический припадок
и закатываешь глаза
вовнутрь