| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Мужские джемперы и пуловеры stone island.



Виктор Качалин.

печатать   ТВОЙ СНЕГ
редактор - Женя Риц



ТВОЙ СНЕГ
1
Творожистый снег
тает, как ты и я.
Язык – юрод бытия,
выкупленный из нег
режущего ноября,
на тьму и свет,
как колокольчик, плюя,
бежит впереди имён,
поёт, разрывая лён,
снятый с воскресших бед.
Как ты шла изнутри
серой, воздушной земли?
Огня бы хватило на ней
взвешенных фонарей,
чтобы тебя загасить,
но раскалялась нить
вокруг океана слов
и отрезала улов.
2
Где твои звёзды,
гречкой рассыпанные на столе
из синей сумки,
раскалывающие алмаз?
Тошный туман наутро то покрывает нас,
то убегает вверх.

Воздуха не хватает, сущего изнутри,
вытолкнуть кожаный шар
за последнюю сферу,
где, не выкрикивая: «смотри!»,
дышит душа.

3
Ангел сжимающий время в тугой снежок
ложкой с коротким стеблом
причащает мукой метели
астигматический день

купол словно косатка вынырнул в полынье
белые щёки
рушатся, тают
сквозь стекло
волоком ночь
перетаскивает корабли огней

чуть покалывающих иглами
реже чем сон
уходит в песок

кричи пустыня но не дозваться
голосами нитей
из рук выхватывают тростник

в пламени паруса распались
лопнуло утро и в снежном зное
земля возникла воздух возник
4
По канопам разложены: сердце, печень, орех
в ночные вспышки простынь крепко завёрнут день
забальзамирован и не смыкай глаз

у погребальной камеры встык потолок из звёзд
и усталостью не удивишь, и эхом замашет снег
вот где твой океан: у виска, лишь иголку вынь

и плыви, ухватясь за перья огорошенного нырка
с пирамидой света на языке из пустынных зим
по разломам Москвы белого известняка
5
Здесь в куполе дыра, и каждый миг
то сверху сыплют снег, то дождь, то листья,
то крошат не спеша гранат, то мрамор бьют,
то чистым светом продувают полость.
Кто из чего там строил, здесь лежит
нездешним мусором. А ты, как голубь от погони
слепого коршуна уйдя,
летаешь по ошибке в пантеоне,
и деться некуда. И фриз тебя спасёт,
тройным квадратом схватит.
Обратное движенье словно рана
на темени вулкана,
хоть трещинами от землетрясений,
твоим помётом, росчерками перьев
заплачено сполна за промедленье
внутри скорлуп. А хор неглуп, и ты
солнцеворот клюёшь из каменного круга.

6

Теперь есть смысл поговорить о рыбах,
выуживающих сталь,
родивших солнце.
Они белее снега,
темней антенн,
под облаками они несут во рту икринки
людей.
Из городов сбивают масло
в аквариуме бурь,
а плавниками режут воздух сердца,
короткий миг и ты в ожоге их неподвижного зрачка
узнал себя,
глубокой заморозки семя.
7
Твое сердце считай словно рай пустой,
охраняемый херувимом,
нет в нём места ни отчаянным, ни гонимым,
изначально светел, недвижен он,
будто сон,

пересказанный наскоро Адамом и Евой,
возле стен его выплаканы плоды, и осталось древо,
на ветру без листьев оно легко, а влюблённые ушли далеко,
и не верят, что ты теперь
сдвинешь дверь.


Оборачиваются слова вокруг вереи, верещат картины,
музыка лечит точильный камень, ютится глина
на гончарном кругу, режет землю рукастый нож,
птицей Авель свистит, а Каина
не наймёшь

разносить подарки выжившим после большого взрыва.
Трём верблюдам останется терпеливо
поклевать из твоих ладоней хлеб перед возгонкой мира,
и один понесёт младенца, другой колёсную лиру,
а третий – рыбу.