RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
ADV

Самое дорогое нижнее белье Женщины ссылка.
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Антон Очиров

НЕВЕСТА

15-12-2008





84.21 КБ

картинка для пикета, adobe иллюстратор, мышь; авторы: Антон, Маша.


:


НЕВЕСТА


*

3 эпиграфа:


Крой с левой,
плевое дело,
мы среди врагов-друзей,
копыт и костей Шершеневичей, Малевичей, Зданевичей.
Мир не скрипнет
и не пикнет,
но содержание к форме
прилипнет, как писал Игорь Герасимович Терентьев,
вредитель.

<В книге "Крученых грандиозарь".>


4 апреля 1971
Я. Сатуновский



:


есть, есть место простым вещам:
открывать рот, говорить – я тебя съем.
принимать тебя натощак.
выдирая гланды, она смотрит ей в рот и думает –
если бы ты родила мне
вот так, а не пичкала себя чёрт-те чем.
на худой конец, можно говорить правду


К. Маренникова, 2003/4




Стихи всегда похожи на стихи
А. Денисов.




1.


Седьмое марта, в Ашане расфасованные букеты - лежат горками в больших коробках неподалёку от касс. Покупали краску в баллончиках; не заплатив, поели клубники, выпили сока - пустая бутылка ставится на любую полку - это очень большой магазин. Друг говорит - у них эти расходы уже заранее вписаны в смету. Мне неловко воровать продукты, и я думаю: 30 лет, а всё равно ещё проходишь через турникеты в метро по карточке на одну поездку вдвоём.


2.


Дарья Суховей побывала в Коломне. Говорит: это абсолютно европейский город — на улицах чисто, мне очень понравилось. Дмитрий Кузьмин в Нижнем Новгороде, когда приехали рано утром на фестиваль поэзии и думали, где бы перекусить — решительно завернул в макдональдс, сказав: «в конце концов, у нас же глобализация». В рамках поэтического биеннале в Москве одна — кажется — американская поэтесса сказала в рамках радио-разговора о том, как современной поэзии найти своего читателя — пусть стихи печатают на нижнем белье — оно дорого стоит, и к нему относятся очень внимательно: самое главное для самых близких. Когда мы были на фестивале СЛОВО в Калининграде, и куча народа поехало на Балтийскую косу, я смотрел на них и думал — чем же все они объединены? Оказалось, двумя вещами — эти люди занимаются современной поэзией, а ещё у них с собой большие фотоаппараты, и те, у кого есть эти большие фотоаппараты, собираются в отдельную группу — людей с примерно равным ежемесячным заработком в столице.


3.


[Новогодние праздники 2008-го года] - совсем пустая Москва, скользкие дороги и отсутствие снега: так хорошо ехать на старом форде, взятым товарищем у родителей: с правами, принадлежащими младшему брату, с отсутствием доверенности на машину, с алкоголем в крови, провожая подругу на поезд к родственникам в Ухту. Она говорит:"возможно, в этот раз у меня получится разрулить эти семейные отношения".


4.


[Питер: 12-й международный экономический форум]. Корпоративная экономика, инновации, инвестиции в человеческий капитал — как это звучит? Почти как космические исследования, первые колонии на Марсе, внутренний космос. Повторяй, это написано большими буквами: меня развели <как лоха>, — (ура). Меня сделали <идиотом>, — (enjoy!). Подумай: 2008 год, всемирный продовольственный кризис, сколько-то миллиардов недоедают, цена на нефть перешагнула отметку 150 долларов за баррель. Россия цветёт, отстраивается, побеждает — бывшая империя зла оказалась империей хоббитов с очень наивным (доверчивым), простодушным (пугливым) народом - он искренне верит в счастье, успех, свободу. Он говорит: как же здорово, что у меня наконец-то появились первые карманные деньги.


5.


Классика - окаменелые птеродактили, найденные у осыпавшегося песчаного берега реки. <метафора>. Её невыученные уроки: да, люди тоже сейчас населяют всю землю. Глупо представлять бога школьным учителем, но, с другой стороны, динозавры тоже не ставили сами себе двоек <по поведению? >. Я хочу, чтобы меня сожгли, как сожгли мою маму. (или прабабушку).


6.


Шутка — проказа. <поднимается по ноге>. Прокажённые — невооружённые. Короче, все предупреждены. <можно носить значок, колокольчик, крестик>. Только они так специально шутят: чтобы не заразиться, и — на всякий пожарный — обеспечить понятное алиби.

Алиби — ниибёт. <вот именно>. Всё равно всё самое интересное немного противозаконно: только представь: групповой Грабовой. <о господи>. Может, давай ограничимся Леной Фанайловой?

Дашевский скажет: Некрасов <местами> чёрная магия: каламбуры на именах. Дашевский боится: что же такое взвешивание невыносимого побуквенно — маленькие талисманы по самое не могу.



7.


Питер, поднимаюсь на леса к знакомому реставратору. Он в радостном возбуждении - прикинь, говорит, этот дом уже реставрировали к трехсотлетию, но — ты же знаешь — главное, чтобы деньги были отмыты. За эту капитель нам платят 700 рублей. Обычно очистить её занимает полдня — старая краска, всё такое. А сейчас эта работа занимает менее получаса - всего-то один слой недавно положенной краски.

Он идёт по лесам, смотрит на эти капители, идущие вереницей, и считает: тысяча, тысяча, тысяча. Говорит: отличная маза, в день — не напрягаясь — (приходим к обеду, а потом пиво, а потом раскуриваемся на лесах) — выходит около десяти кусков. Не то что этот прошлый дом около Смольного.

Он преувеличивал (как оказалось потом), потому что большая часть этих денег осела совсем не в его карманах — в конце концов, жители Петербурга знают, кому принадлежит тротуарная плитка, которой вымощен город. Ну да, говорит — должна же Матва заботиться о своём сыне. Должен же Лужок заботиться о своей супруге — даже в телевизоре бывшее первое лицо государства говорит: «я никому не дам разрушить нашу с Димой страну»


8.


Книга Яна Сатуновского ["среди бела дня"] в книжном отделе клуба "билигва" в две тысячи шестом что ли году стоила сорок один рубль. Её никто не покупал, её мало кто покупал, да? кто её. <"это не стихи">. Издана в две тысячи первом году, тираж — тысяча экз. Одна поездка на метро тогда стоила пятнадцать рублей. <+1, обратно>. Проезд в маршрутке до метро тогда — двадцать рублей. <+1, обратно>. 41 рубль. 15 x 2 = 30 рублей. 20 x 2 = 40 рублей. Итого - сто одинадцать <111> рублей.
< плюс "на сигареты" >

Ян Сатуновский прожил < 1982ой минус 1913й > ( сложно считать в уме ) 69 лет. <" вот и вся автобиография. Кроме того, что есть в стихах, писать почти что нечего" >. Шестьдесят девять лет, сто одинадцать рублей.< время, деньги >. Этой книги у меня нет. [дал кому-то почитать?] Кому - забыл.


9.


Выносят бога из человека — как выносят сор из избы, как рисуют на вышкуренном левкасе, как запихивают мёртвого ленина в майянскую пирамидку. Говорят — он повсюду, а мы — грязные, как никто, но теперь-то мы будем чистые, как железные деньги с двухголовой уродливой птицей, или прозрачными и без запаха, как убивающая народы огненная вода. — кто сможет вынести бога? — так, чтобы не нужно было его никуда выносить — пусть живёт там, где жил всегда — в темных складках внутри черепной коробки, где звёзды сами собой складываются в созвездия, которые до этого не имели ни возраста, ни названия.


10.


Музыка — это то, что кончается тишиной. Тишина случается каждой ранней весной, когда снег уже растаял, но ещё нет листвы. Смерть — переходный период: в нём отчётливо видно — ветви деревьев причудливы. <превосходны, кривы>. Как меня радует восхитительная кривизна — она как хорошая музыка. <снег и его белизна>. В прошлом году в Одессе на новый год мы ели псилоцибиновые грибы на крыше недостроенного санатория — луна отражалась в море, море было под боком, свечки горели на сваях, по пляжу ездили мотоциклисты, а бетонные плиты напоминали гробы.



11.


Не надо, пусть стихи говорят о душе. Пусть сверкающие цветы опускаются — наверное, с неба — в ушные раковины, спрятанные под волосами, — как разноцветный, невероятный снег. Мы улетим в этом апреле к морю — будь благословенна авиакомпания скайэкспресс и её недорогие тарифы. Поиграем в хиппи, будем ходить голыми, а ещё к нам придут еноты. Они приходили прошлым летом, они наглые. Сначала им умиляешься и начинаешь прикармливать, а потом возникает сильное желание взять енота за хвост и ударить его о дерево. У них руки как у людей — большой палец отставлен от остальных, и они быстро учатся отворачивать пробки у пластиковых бутылок. Летом один енот съел килограмм сахара и выпил бутылку масла, а потом лёг и умер.


12.


Можно ли считать жителей России в начале третьего тысячелетия от нашей эры уродцами? Что за вопрос, можно. Нет, ты дурак: они совсем не уродцы, они просто немного толстые, но почему бы жителям России не быть толстыми уродцами. Бог любит всех, даже толстых уродцев, а толстые уродцы любят друг друга, потому что у них прекрасные синеглазые души, молодые и что-то отфутболивающие, как весёлые дельфины.

Вот, например, Америка — тоже во многом страна толстых уродцев, а вот погляди же — живёт, колыхается, ставит раком весь мир, зацени: толстые уродцы ставят раком весь мир, мы тоже поставим раком весь мир, вот, вот, уже почти ставим — чем ты не мадонна, Ксения? чем ты не Марат, Марат? чем ты не Аввакум, бывший архиепископ Чукотки? Бог тебя любит, как самого преданного щенка, он покажет тебе такие глубины зимней берлоги медведя на бывшей одной шестой — ты закачаешься, и дельфин сделает свой лучший на свете пас в синие ворота, до которых всего один час езды на легковой машине, если бы легковые машины умели двигаться вертикально.

Господи, что даёт мне право так говорить? Я живу в России почти 30 лет безвылазно. Я не собираюсь отсюда никуда, потому что Россия священная наша держава, я немного потолстел за последние 8 лет, поэтому я немного брутален, и часто не люблю себя. Ещё я интересуюсь нашей родной религией, её чудесными золотыми луковицами, сверкающими под высоким солнцем, как стеклянные окна высотных зданий нашей столицы, Москвы — древнем городе, в котором я когда-то родился.



13.


[ роды : после ] :: внутренняя речь пришла предостеречь: её разрывы (её растяжки), её лакуны — что такое? Какое дело мне до всех // увечий? Такое, что всё это — место встречи: не отменить, не пренебречь. Сквозит сквозняк, и уголёк — горалик.


14.


Она сказала: поэт и гражданин, уважаю. Она не врубилась, что подобного не бывает. Потому что от слова «поэт» сейчас плохо пахнет литературой, и каждая сука знает, что такое правильные стихи, и кем она должен быть и кем она быть не обязана. От слова «гражданин» пахнет ещё сильнее: дачным участком или ментом, подходящим к иногороднему, или личным автомобилем в персонально построенном гараже, — галстуком старого Евтушенко, заценившим юную Машу Протасову.

Всё это похоже на корявые буквы, которыми заполняются клетки бесконечных кроссвордов, которые люди теперь разгадывают в метро, поездах, самолётах, в промежутках листая глянцевые журналы, кормящиеся беспонтовой рекламой никому не нужных товаров — таких, например, как книги, мы совсем перестали читать книги, я теперь читаю только документальные свидетельства, новости, современную поэзию, статьи об искусстве, книги по политологии и чужие френдленты.

Я думаю: ладно, допустим, она не понимает, что нельзя ничего разделять, что всё тянет за собою всё и, если ты, например, занимаешься сомнительным делом, то у тебя никогда не будет настоящей любви. Но что же тогда уважение? Точнее, при чём здесь ещё «уважение»? Уважение, как мне сейчас мерещится, это то, что разделяет людей. Потому что, вместо того, чтобы говорить о реальных проблемах, они начинают говорить про того, кто про эти проблемы нереально пиздит. Это ещё похоже на пьяные беседы за жизнь, когда потом ничего не помнишь. И всё опять упирается в слова и картинки, в то время, когда деревьев и воздуха скоро почти совсем не останется, и этот текст, между прочим, этому только способствует.


15.


За колючей проволокой — китайская (древняя — вневременная — величественная < в своём уродстве > ) стена - перегораживающая огромную реку, которая серебрится: Красноярская ГЭС, до сих пор вырабатывающая электричество для половины Сибири; рыбаки-пенсионеры с лицами, мятыми, как выщербленный бетон, смотрят на пришельцев:

что мы делаем здесь, перед колючей проволокой, у проходной, где профиль вождя <багровый> из рубиновой смальты напоминает некоторые станции питерского метро; - Дина говорит: - «а вот рыбы, когда вываливаются за этот рубеж <за стену>, наверное, становятся немного безумными?»

< красноярский «китайский торговый дом»: маленькие женщины, одетые в чёрную кожу и обвисшие треники, таскают мешки, наполненные барахлом; Юра: «а вот теперь мы поедим настоящую китайскую кухню» >

За пару часов до этого, на автомобильном мосту, высоко над водой, Дина снимает видео на свою карманную мыльницу, держа её перед собой на вытянутых руках: удивлённое лицо в капюшоне, серое небо, величественная река, Красноярская ГЭС; говорит: «эти кадры сняты для моей подруги,одолжившей мне зимнюю куртку, а это < снятое > видео <на нём, в основном, её раскрасневшееся лицо > называется: «НУ ЧТО, В СОСИСКУ»?



16.


Всё и так понятно. (Это значит: всё — уже — есть). А разжёвывать — неинтересно. < когда разжёвываешь — то невнятно >.Только представь: невкусная манная каша, и кто-то кормит ею — и целый вагон времени на то, чтобы размазать её по тарелке или — к примеру — встать и добавить фруктов. Всякая тарелка будет мелкой, миска — плоской, а советским людям, то есть нашим мамам и отцам коммунизм казался супермаркетом, где всё лежит красиво. Витя из Новосиба, председатель земного шара. В начале третьего тысячелетия эта должность не за-ре-зер-ви-ро-ва-на за мёртвым и одним.


17.


Подмерзает. Чувак из Австрии опять ссорится со своей американкой. Смешная пара. Они спят в горах Алтая под корнями большого вывернутого из земли дерева. Я видел это своими глазами. Осень в горах: утром трава напоминает какие-то хрустальные нитки, они трескаются под ногами. У Кристины уже просрочена виза. Молодая Америка кажется мне смешной. Она читает Экзюпери на английском алтайским погонщикам на молочной ферме. После этого эта пара поедет через Монголию в Таиланд на очередную интернациональную тусу. Чувак из Австрии случайно спалит местную гостиницу: привычка спать при свечах. Цена тюремного вопроса четырнадцать тысяч евро. Семь собрали по рассылке, остальное прислали австрийские родственники. Кристина улетела домой. Он позже тоже улетел в Америку. Что было потом? Я не знаю. Ему тогда было тридцать шесть. Ей что-то около восемнадцати. Они играли в короля гоблинов и принцессу. Помню, он её душил в кустах на берегу Катуни, просил не вмешиваться.


18.


[ невеста ]

Кости сбитого самолёта : железо горит. <ещё один заваленный хищник>. Будет о чём говорить коротким языком гоминидов: победы разума — непричёсанные цитаты: «минус два грызуна, ДПЛА бьётся. Сбили под цхинвалом «иглой» грача осетины. У экипажей наших БМП-БМД нервы сдали — 30мм для вьетнамского картона, слишком. Лежат 2 грузинских Су-25, один Мигарь, другой, атаковав верты, получил "невесту», - комментаторы переведут буквы смс на «гражданский»: дети в подвале играли в гестапо, зверски замучен сантехник, «грызуны» - «грузины», фашизм не пройдёт.

В супермаркеты штата, губернии — мясо в свежераспечатанном камуфляже: сериалы о вьетнамской войне, фотографии убитых — всё, как обычно, включая выражение лица Джейн Фонды, побывавшей в джунглях. К шестьдесят восьмому тон сериалов превратится из патриотического — в издевательский, а к восьмидесятому обратно в патриотический: как раз, когда золотой миллиард раскошелится на очередную порцию говна у руля державы.

<бла-бла>

После войн мир становится лучше — это правда, которую сложно принять. Голова джойстика осуществляет обратную связь с телевизионной приставкой — детское развлечение: хоронить кузнечиков, бегать от первого лица, когда видны только руки с оружием и графа с постепенно заканчивающейся манной.

:

Говорить о реальном как о нереальном: за канцелярским языком военных видны действия, но не видны убитые. За языком новостей и телепрограмм видны интересы, но не видны причины. Стихи не выносят мёртвого языка, они становятся ломкими или напоминают мух, облепивших гнилое мясо — вот оно: слова пахнут, тела пахнут, люди цветут внутренним миром: он напоминает вывернутые карманы, и чьи-то руки шарят в поисках документов, фотографий, свидетельств. Находят кредитные карточки — выпуклые номера долголетия и здоровья, счастья и процветания — пластиковые молитвы богу несовершенного мира.

:

Верят свидетелям, но свидетели предпочитают молчать: младенцы ползут наружу, родительницы звучат. Солдаты ныряют в окоп, земля рассыпается мурашками по спине, — рифма притягивает, например, броню, но дело не в капельницах и не в броне. Опыт столкновения с реальным положением дел не вмещается в повседневный язык, — кажется, что он похолодел и осыпался, - остаются совсем азы. Что такое азы? Чем они похожи на язвы? Правда ли, что самые важные зоны в человеческой реальности табуированы? Что такое чистая ненависть, живущая в нечистотах? Чем она отличается от чистой любви, живущей примерно там же? Дело ли это каждого конкретного человека, по определению, душевнобольного? Но что это значит — «по определению, душевнобольного»? Давай, покажи мне душу, давай, мир проснётся новым, — кто это говорит?
< попросил сигарету, выглядел осунувшимся, был небрит>

:

Стихи загадки не содержат. В них нет посланий. Ты не поверишь, но они просто заняты тем, что держат синее, над Бесланом: по словам не стреляют, но говорящих подвешивают за язык: типа как Политковскую умертвили. Что такое солнце неспящих, танцующее на могиле?



19.


Прочёл стишок — забыл стишок. Прочёл стишок — забыл стишок. Дурак. Стихи надо читать.<стихи не надо читать>. Стихи надо слушать. <стихи не надо слушать>.

В стихи надо смотреть — как смотрят в замочные скважины — в небо, в море, в огонь — в глаза любимых. <порнографические картинки>. Дурак, когда это любимым смотрят в глаза? Тогда, когда их — ещё, или — уже не любят, а, когда любят — тогда с ними ЖИВУТ и НЕ ИМИ живут, — а ЧЕМ тогда живут?

Страхом, надеждой, ревностью, завистью, злобой, верностью. <необходимое добавить, ненужное вычеркнуть, нужное подчеркнуть>.

Это не буквы. Это не слова. Это не голос — что же это такое: БОГ В СВЯТЫХ МЕЧТАХ ЗЕМЛИ? Ксерокопия паспорта, фотография, номер, прописка, инн, страховка, скайп, жж — <порнографические картинки> , — средство контроля, способ коммуникации, поиск выхода. Эмпатия, телепатия, неконтролируемая мутация, невероятный космос, звёзды, люди, туманности — вся ВСЕЛЕННАЯ.
Мой адрес - не дом и не улица, мой адрес - планета Земля, Солнечная система, Галактика Млечный путь. <и что?> НУ И? НУ И.

<это не стишок, буратино-буратино, деревянная скотина>

Это текст, донесение, сводка о положении дел на две тысячи восьмой войне. А стихи — это действия, внутренние движения, изменяющие природу реальности, военные действия любви на две тысячи восьмой войне — через смерть, через немоту, снег, мглу, туман, ад — <ненужное вычеркнуть> — прямо, мимо. Через невозможность встретиться, невозможность выговориться <невозможность заткнуться> — через атомы своего тела, через улицы своего города — через море <бульон> твоего ёбаного сострадания, дорогая моя планета, голубая моя Земля.



20.



Говорят, что стихи вообще похожи не на стихи, а, например, на прикушенную губу: мальчикам нравится про нравственный выбор или про внутреннюю борьбу, сопротивление или политику - девочкам нравится тоже самое, но чтобы ещё про любовь.

(Расстались, были несчастны, или: жили долго и счастливо, умерли в один день) - художник - это нечто вроде идиота или — например - паралитика, а у мальчиков (или девочек) одинакового цвета кровь, а так они различаются, как ночь не похожа на день -

такие набившие оскомину бедные рифмы, не инновация не фига, - хотя странно считать в современных условиях инновацией дизайн упаковки, - вариации на известную тему, обычный процесс, совсем не тараканьи бега: [быть вменяемым - это значит грамотно искать места для парковки] -

Художнику смотрят в рот, или не смотрят в рот, да и вообще он похож по старости на фазана, а по молодости на ворону: что она держит в клюве - неважно, потому что слепой упавшего не подберёт, и вообще - вся его жизнь недолгая сплошная гражданская оборона.

От кого он обороняется, хотел бы я это знать, да и вообще, что такое человек? Наверное, человек - это идея о лучшем для человека: но жизнь в двадцать первом веке - это такая штуковина, которая откусывает голову - наверное, чтобы жизни было легче её пинать:

и так смотришь на человека напротив, а видишь вместо него животное, растение, робота, птицу в клетке или калеку.



21.



Не ослепляет — вылечивает. Не приглушённый, скорей, совершенный. («скорей» — «точней»), интересно, и что же делает? (свет). Как объяснить: люблю, но не хочу возвращаться ре-актуализировать овощи. По-другому — не скажешь, с другой стороны — слишком многое можно иметь в виду — это как пальцами ног выводить на невысоких дюнах: Прибалтика или облака, или — замёрзла; замёрзла — и погнулась (проволока, оставшаяся здесь ещё с войны, как сосна, выковырянная — так, что кажется несгибаемой), —

потерянное / доступное (потерялся, можно брать). Найденное / увиденное / удивлённое вытирать, - (капли для комфортного ношения контактных линз), — сезонные заработки: собирали клубнику в Финляндии, — жаль, что не выехал: здорово было бы), -

как объяснить: люблю, но не хочу возвращаться. То есть, не надо прощаться. То есть — всё равно, дополнением (как прилагаемым) дотянется или накроет — в смысле, равенство (дело времени), - то есть не продолжается, а расширяется (проволока — выглядит остановленным смерчем: как сплющенный штопор, мёртвая петля, кривые безье — в смысле не пиксели, а структуры, — не обособленное, а вынашивающее) , —

а у нас — здесь — одинаковый воздух (одинаковая температура). Комнатная. Яблоки или груши. Неразборчивая / Непрочитанная:

(яблоки польша
упак годен вес
19.10.08
22:39
1.159
цена 35.80 сумма 41.61
СЕДЬМОЙ КОНТИНЕНТ) , -

так пустынно было в (этом) большом супермаркете, он казался немецким ангаром (бункером, построенным на песке — язык пространства сегодня торговая точка, место встречи, фосфоресцирующее (мигающее) круглосуточно, — стикер: (сегодня видел — по дороге) «черножопые, убирайтесь», жёлтые листья, которые они почти совсем подмели, утреннее солнце, близорукая жизнь.


22.


Почему я так люблю разрушение, и почему его так много в медиа-новостях? У меня есть верование, что медиа говорят обо всём на свете. Целый потоп прямо с голубых экранов: когда же мы будем плавать, не стеснённые этим и этим? Как говорят, устаревая, скатерти <наволочки, подоконники>
(ударяются наколенники, подмигивают налобники, сообщаются наладонники) —

они умрут, а мы не умрём, они утонут, а мы не утонем: потому что мы говорим о любви, растворённой в политике и размешанной в экономике: я (не) отправлю тебе фото цветущей вишни — она так красиво цвела в этом апреле, Таня.

<имя в конце может быть любым: общеизвестным, смешным, всевышним. На пару галактик волну —почему бы и нет — отмотая: двоеточие, короткий пробел, круглая скобка: :-) тчка, запятая.>>>

Он выслушивает, разрушая. И разрушает, выслушивая. Планета — фрактальное кружево - путешествует, воскрешая саму себя, потому что конец работе и время ужинать. Заходит в душ, смотрит в зеркало. Просыпаясь обезображенной, остаётся обезоруженной — и не находит ЕС ли, РФ ли, США ли. И не то, чтобы они померкли — скорее, сильно мешали — как мешки под глазами, про которые коллеги по офису промолчали. Планета, по которой сильно скучали, улыбается и делает так, чтобы ты всё понял, а потом — на минуту — замер: Монголию вытирая или — Китай подметая.


*

PS:

Нет человека, он неисчерпаем.
Поэтому мы залипаем
[сидим и курим]
О содержимом тюрем
не вспоминая, если засыпая -

Ты высыпайся,
это важно - высыпаться
но только нет там никого, один песок
[как ржавые ведёрки] -

Одно из них, застрявшее в подкорке,
блестит, как перепонки между пальцев -

там плавает затчатый человечек
его глаза - как перламутровая плёнка
и будущее чем-то травматично.

Он говорит, оставивший пелёнки,
что мир - велик, а укрываться нечем.

Ну и отлично.




2008
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah