| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |
Станислав Бельский. Путешествие начинается. Днепропетровск: ГЕРДА, 2016. |
Новая книга - Ницше Ф. Дионисийские дифирамбы. Перевод Алёши Прокопьева, 2015. |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Тимур Мазитов

печатать   Стихи
редактор - Женя Риц




* * *

Воскресный день. Немного солнца.
Я помню, мы ехали с ней на автобусе.
Кондуктор сказала, посади её на колени.
Из окна дул ветер, но нам было тепло.

Мне дома запрещали встречаться с ней:
Её мать курила и стригла шлюх.
Я оказался слаб и поверил им,
Было не принято не слушаться родителей.

Теперь я сижу в холодной кухне.
Жгу свечку. Тих адвентийский вечер.
Память светла, словно вспышка
Фотоаппарата в первом классе.


* * *

Я помню тогда в Петербурге
Мне было не с кем поговорить
И я встретил в баре норвежца
Он сидел и грустил что
Изменяет в этом городе
Своей жене и пил водку
А я пил вино и у меня
Был поезд через пять часов.
Он ездил в Петербург совмещая
Дела с любовной интригой
Странник ушедшего времени.ф
Интересно, где он теперь?
И есть ли здесь то,
Что делает текст поэзией?


* * *

написал друг
о том что учит датский
и скоро сдаёт
экзамен по культуре страны.
я с ним был в одной лодке
когда мы попали под ветер
сойдя с дороги
и обретя себя на острове
где живут люди.
написал друг
о том что стал другим
что теперь стало больше дел
и при этом больше свободы
что сойдя с дороги
и обретя себя на острове
он совсем не нуждается
в расписании, дела идут
сами собой.
на той земле где много книг
на белых полках
где свечки и ковры из шерсти
и много того что неброско
но отражает всё что есть душа
того кто сошёл с дороги
и оказался на острове.


* * *

три старика на лавочке
сидят говорят о деревьях,
рассуждают как они выросли,
критикуют ход ветвей, гнёзда,

каждый считает долгом своим
так рассказать про линии
как будто лишь он мог породить их
своими усами идущими из небытия.


* * *

когда сентябрь
разложил свои мокрые вещи
мы были долго теми же самыми
пока не увидели отражения себя
в зеркале окна
когда время
перестало идти по графику
а стало течь по стене
словно вода только вверх
мы стали собой


* * *

Когда ты говорил о доме,
Я видел дорогу с дубами по сторонам,
Я чувствовал запах орехов и костра
И свежей овечьей шерсти,
Когда ты говорил о доме,
Я видел морской маяк и слышал
Флейту издали, словно маятник
В музее, кофе, и маленькое окно
Сверкало словно звезда Венера.


* * *

Шли всё, что видишь
Под углом зрения, искажённым снежинками,
Шли всё, что видишь,
В конверте, запечатанном травами,
Флейтою ветра,
Связывающей время и расстояние,
Докричись до меня,
Опустив руки на струны льда,
Когда снег становится звёздами,
Когда снег застывает между деревьями.


* * *

Хранить в книге четырёхлистный клевер,
Хранить в другой золотую птицу,
Хранить в третьей стрелку на север
А в четвёртой детскую небылицу.
Показывать только друзьям,
Которые будут болтать ночь напролёт,
Не взирая на тёмные времена
И обилие невыполненных работ.


* * *

разговор на лестничной клетке
о потерянной старой монетке
предлагает купить обезьяну
ветеран в потёртой беретке

эта давняя долгая тяжба
межквартирная лишь бы каждый
продавал свою вечную душу
в обмен на то что послушать

на лестнице всё как всегда
стоят цветы и цветёт вода
и одни и те же играют дети
и одна и та же светит звезда