RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Инна Урсова

в дольних мокропсах

23-12-2018 : редактор - Женя Риц





***

потрескавшиеся чашки
которые с отбитыми ручками
дребезжат да позвякивают
а которые вовсе без ног
на трескучих каталках-блюдецах
вдоль вагонов да эшелонов прокатываются
а которые самовары
те на крыльях парят
сталинскими стальными
толоконными лбами блестят
коли крылья слабы
мордами книзу валятся
так что крантики выворачивают
бьет из них кипяток
красный, дымящийся
хоть картоху вари
хоть моркву заваривай
попивай витаминный
вприглядку густой чаек

это смерть над ними смеялась
скрючивала да корежила
да неприбранными, немытыми
позабытыми и оставила
зрячим счастливым лукавым
глаза раздражать да мозолить
но счастливые зоркие хитрые
с ручками цепкими
с ножками крепкими
мытые-перемытые
по разбитым корытам
порастаскивали пораскидывали
этот битый срамной
немудрящий ненужный скарб
пусть себе дребезжат
в соловецких ручьях полощутся

хорошо на заре
с петушиным хором горланиться
хорошо на заре
беззубыми ртами скалиться
хорошо на заре
вместо ручек и ножек  
долгие крылья отращивать


***

катишься-перекатываешься
голь перекатная
по подвесному мосточку
из нижнего города в верхний
из дольнего в горний
ой ли докатишься
там где досочки-досточки
белые острые косточки
в ступни вонзаются
занозами щемят пчелами жалят
книзу дорогу ложут вверх не пущают
как по драконьей чешуйчатой коже
книзу катишься кверху режешься
жизнь выхлопатываешь надеешься

в дольних мокропсах
грязь под ногами чавкает
щиколотки облизывает
жизнь самодранкой скатертью
прямо под ноги катится
с объедками да обгрызками
струпья как пес зализывает
в колени утыкивается
жалится да прикидывается
в горних мокропсах
скатерти новые
белые накрахмаленные
а примуса серебряные
печи как есть изразцовые
а уж дрова духмяные
смолистые купарисовые
сладимой смолою-ладаном
ноздри щекочут радуют
душу за драной пазухой
высматривают да выискивают
в горних мокропсах весело
только мосточек-лествица
через смородину-каму
кверху стоймя бежит
а мостовины хлипкие
туго перезавязаны
намертво позатянуты
веревочками из жил
вниз не смотри как вертится
в лапках жука-могильщика
шарик земной
воздушный легкий  
эритроцит


***

в кабачке эльсинора двое за чашкой чая
кабачок перезрелый душный
маленькие окошки дышать тяжело
и слова увязают липнут сахарными боками
к краешкам чашек и кончикам языков
холодно в этом августе кости совсем промерзли
дует нет спасу дует со всех щелей
землица  не согревает плащ источили черви
а спотолка то глина лезет в глаза то дождь
и от любой простуды память ломает кости
скручивает подагрой каждый сустав в руках
в общем, ты сам все знаешь
таким вот как я мерзавцам
которые вечно мерзнут эля не поднесут

да не о том ты йорик все не о том лопочешь
вечность в кармане киснет а времени нет как нет
лучше скажи что делать  с этой морской болезнью
ее на волнах качало укачивает меня
и водосбор проклятый вниз прорастает лезет
тонкими стебельками прямо за воротник
рута щекочет ноздри анютины глазки смотрят
стелются обвивают кутают от жуков
весь эресунн как чайник дымится и выкипает
память бурлит как черви в битом твоем черепке

да не о том ты гамлет все не о том лопочешь
даром что слишком тучен медленнее сгниешь
дай-ка сморожу глупость реки впадают в вечность
а в вечности отдымится отдергает отболит
твой котелок остынет мы в нем заварим чаю
с рутой и водосбором выросшим сквозь тебя
выпьем согреем кости избавимся от простуды
избавимся от подагры а времени нет как нет


***

можешь рукой провести другому себе
по растерянному лицу
перетвердела глина из которой оно лепилось
переострилась кость из которой бережно вырезалось
адам или ева
была или был не суть
выраженное в форме напевное передлилось
выраженные в форме проклятие и усталость
все прервалось то чего до отчаянья стало мало
сон о тебе материкового рваного материала
погружается глубже в сон а потом в долгий другой
еще более древний чем первородная глина
эта родинка с тоненьким волоском под нижней губой
над которой жизнь как не надо перемудрила
пересолила передержала в большом своем животе
в кипучем котле несбывшихся ожиданий
до подгорелой корки светящейся в темноте
теперь отдается данью дается в длани
или же в руки как тут не обозначь, как не назови
все сорвалось с неровной своей орбиты
остров опять становится материк
речи окончены свитки свиты


***

еще небольшая десертная ложка крови
в гниющую бочку с пробитым дубовым дном
еще один вздернутый за уши нежный кролик
хватает воздух запекшимся черным ртом
и сколько ни лей в нору, где притихло сердце
соленой несвернутой жгучей живой воды
уже не измеришь его колебанья в герцах
уже не заполнишь провалов и черных дыр
все после и поздно, когда кулаки разжаты
и в жестких ладонях прорыл муравей ходы
а поле цветет ромашкой и пахнет мятой
и запах травы и смерти безжалостно бьет под дых
а помнишь...
а помнишь вода из железной кружки...
и как до мурашек щекотно от спелой ржи...
теперь муравьи облепили твои веснушки
и поле цветет… и как-то ведь надо жить

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah