RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Коцарев Олег. Синкопа.
|  Новая книга - Сергей Синоптик. Нужное зачеркнуть.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Анна Румянцева

Рыбка Володя

29-12-2019 : редактор - Женя Риц





Около входа в магазин органической пищи припаркована синяя машина, похожая на иномарку. В ней сидят трое, и каждый курит, выдувает в окно дым. К машине подходит Володя и спрашивает:
 
  • Здравствуйте, а вы не подскажете, где здесь можно купить ватные палочки?
  • Без понятия.
  • Ясно.

«Наверное, не стоит возвращаться, если не куплю палочки. С другой стороны, ими можно ранить ушной канал, разрушить барабанную перепонку. Ты почувствуешь очень сильную боль и потеряешь слух! Никогда больше не сможешь смотреть телевизор со звуком или слушать радио - абсолютная глухота во веки веков, аминь. Страшно? Мне тоже страшно».

И Володя возвращается. Так происходит часто, почти ежедневно - present simple. Она требует купить что-то из продуктов личной гигиены, он - соглашается пойти в магазин. Потом суетится на лестничной клетке; в лифте - нащупывает в кармане пальто ключи («А то вдруг я так долго буду возиться, что она уснёт и не откроет») и выходит на улицу. Там видит машины, в темноте не различает их цвет - запомнил для себя «синий» однажды и теперь повторяет «синийсинийсинийсиний».

Как если бы цвет машины влиял на ее пассажиров, например, прибавлял им знаний для ответов на Володины вопросы, которых уже немало. Сколько стоит купить один световой день? Почему группа «Любэ» была популярной? Как избавиться от советов людей с бабушкиной табуретки (кресла без спинки)? Гости садятся на эту табуретку, ведь она - единственное свободное место в квартире, иногда встают на неё ногами в самый разгар вечеринки, как будто собираются рассказать стишок или спеть песню, но сами молчат и улыбаются: хвастаются, как высоко стоят - дяди Стёпы. Это чаще всего делают женщины в больших серёжках с камнями, с красной помадой на губах и в туфлях на шпильке, но, может быть, шпилька уже не в моде - широкий каблук тоже подходит, вписывается идеально.

«Если видишь, что она падает со своих шпилек - значит уже в норме. Я поначалу их ловила, но потом как-то раз чуть не сломала руку и пустила все на самотёк. Они приходили, садились, рассказывали. Мы выпивали и включали музыку. Я никогда не пела, а они кричали во все горло. Меня это раздражало, но останавливать их я стеснялась, боялась, что потом будет стыдно. А однажды в квартире перестало хватать места, и я принялась их выгонять. В этом, наверное, и была основная причина, а не мои принципы, но кто знает? Никто, конечно, не знает, кроме меня самой. Но Володя, то есть Володю, мне захотелось оставить. Он в итоге единолично табуретку и занял. Тем более он был единственным задержавшимся мужчиной. Он как-то сказал, что мне, наверное, кажется, что по всей квартире развешаны видеокамеры, как в реалити-шоу. А мне ведь и правда так временами кажется. Потом он добавил, что это мешает. С этим я не согласна: мне они не мешают», - говорит Виолетта, сокращённо - Виола...

Magic of songs

Someday love will find you
Break those chains that bind you
One night will remind you
How we touched
And went our separate ways

И Володя, наконец, возвращается - ключ щёлкает в двери. Виоле очень нравится, когда он открывает дверь своим ключом. Это как будто её возбуждает, но только она знает, какой неформатный сценарий скрывается за такой фантазией - ключ щёлкает в двери. Она всё только сама знает.

Володя не принёс ватные палочки, но Виола не начинает злится - из ушей не идёт пар. Наверное, из-за щелчка, но это не точно. Володя теряется в неизвестности. Володе не по себе.

«В такие моменты я хочу оказаться в другом месте. В абсолютно любом - никаких пожеланий - месте. Я закрываю и открываю глаза - моргаю. Надеюсь, проснусь в другом расположении духа. Буду чувствовать всё иначе и не придётся больше упрашивать впустить меня. Я ведь ОТКРЫЛ ДВЕРЬ СВОИМ КЛЮЧОМ, но я не чувствую своей принадлежности к этому месту. Да и ведь она каждый месяц вносит арендную плату, то есть оно принадлежит ей, а она в каком-то смысле принадлежит ему, потому что к обжитому пространству легко привыкнуть, она не исключение - обычная женщина, которая просыпается по чужому будильнику и начинает жаловаться, как будто его завели, чтобы ей навредить. Но какие у меня тогда были варианты? Я просыпаюсь только по будильнику, моргать бесполезно - не сработает никогда. Но я все равно не теряю надежды отвлечься. Например, вспоминаю названия рыбок, которые в детстве жили в аквариуме: гурами жемчужные, сомы, меченосцы и тетра - мне становится лучше. Я возвращаюсь в себя».

Но Оле такое состояние не близко. Володя описывал его ей много раз, но она ему не верит.

«Как в такое можно поверить? Он готов выдумать что угодно, чтобы избежать вопросов. А если я поверю в такое объяснение его странного поведения, то о многом перестану спрашивать - ему будет очень удобно. Так вот, я и не верю. Однажды я попросила его купить для меня тампоны - он согласился так быстро, как будто весь вечер мечтал прогуляться, но почему-то не хотел говорить. Вернулся через полчаса (не очень-то быстро) и рассказывает: кассир-женщина в магазине была так удивлена, увидев мужчину, расплачивающегося за прокладки, что дала ему в подарок мятные жевательные конфеты. Володя был очень рад. И мне стало так его жаль, что я не добавила: женщина ведь не знала - я попросила купить ТАМПОНЫ. Мне в такие моменты хочется его выгнать».

Но Виола вспоминает о существовании туберкулёза, терроризма и смертной казни, и недостатки Володи уже не кажутся однозначными. Да, у неё с ним не будет свадьбы, венчания, даже секса, но будет их общая песня, которую они никогда не забудут. Главное, чтобы мы не забыли друг друга.

Magic of songs

If he ever hurts you
True love won’t desert you
You know I still love you
Though we touched
And went our separate ways

И они засыпают. Постельного белья хватает только на одну половину матраса, поэтому Володя спит на той, где нет простыни, а Виола укрывается одеялом в пододеяльнике и лежит головой на подушке в наволочке. Оба испытывают отвращение - по разным причинам.

Виоле снится, как она ковыряет ухо ватной палочкой, как будто чешет, но на самом деле расковыривает барабанную перепонку. И достаёт из ушного канала прозрачный зубной протез. Как это он мог там оказаться? Не знаю.

А Володя в это время - за первой партой. Идёт экзамен, а он по-прежнему ничего не знает, даже на тройку. Он не помнит, где на карте должны находится полезные ископаемые и какими значками их обозначить, какими словами их назвать - золото, медь, может быть, нефть или кремень? Любовь Николаевна продолжает настаивать, требует перенести знания на контурную карту, «у вас осталось три минуты». А Володя ведь не помнит, где именно рисовать квадратики, треугольники и кружочки, но помнит, что на прошлой неделе ходил в кино с Антоном, который сказал, что Людмила Николаевна умерла. Володя тогда подумал, что, видимо, от рака кожи, ведь у неё на щеке была такая крупная родинка. Люба, Любовь, Людмила, медь, олово, сталь.








































 
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah