RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Лидия Шаркунова




Лидия Шаркунова
родилась в 1989 году в городе Череповце Вологодской области.
Окончила факультет истории и теории искусств СПбГАИЖСА им. Репина. Участница
форума молодых писателей России, стран СНГ и Зарубежья (2017). Стипендиат
Министерства культуры (2017). Лонг-лист премии «Лицей» (2019). Публиковалась в
нескольких сборниках. Живёт в деревне Старая Ангасолка на Кругобайкальской железной
дороге и в Иркутске.


***

Ровно 30 минут мой поезд стоял в твоём городе,
Ровно 30 минут я дышала с тобой одним воздухом,
Мне ужасно хотелось, чтобы ты пришёл ко мне на вокзал,
Но звонить не хотелось – вдруг поймёшь меня как-то неправильно…

Поэтому я просто стояла и смотрела на твой город…
Вокруг были обычные дома,
деревянные и бетонные,
пустой стадион,
грязный вокзал,
облицованный геометрической плиткой…

Ты рассказывал мне, что твой город, возможно, не город,
Нет, по документам это, конечно, город,
Но на самом деле это огромный барак,
В котором живут совершенно случайные люди…
Кто-то живёт с постоянным желаньем уехать,
Кто-то живёт с постоянным желаньем повеситься,
Кто-то просто живёт, потому что привык.

Или только ты один не привык,
не хочешь уехать и не хочешь повеситься -
Ты чувствуешь этот город насквозь,
Всю его протяжённость, бездонность,
Наслаждаешься красотой распада,
Только ты один любишь этот город по-настоящему.

Ровно 30 минут мой поезд стоял в твоём городе
Ровно 30 минут я дышала с тобой одним воздухом,
В этот момент мне казалось, что вселенные во мне колобродят и перестраиваются,
Грязные, мутные тона перетекали в серые, пастельные,
Отклеивающиеся объявления, отслаивающаяся краска, отваливающаяся штукатурка
обретали значение благородных примет места,
На улицах оживали герои твоих книжек…

И даже этот гопарь,
который почему-то именно у меня решил стрельнуть сигареты,
становился похожим на тебя –

Его черты лица удлинялись и утончались,
Вся грубость и неказистость сглаживалась на глазах,

И в этот момент мне казалось,
Что именно так
должен выглядеть
самый прекрасный человек на свете.


Фотка


Моя подруга выложила их совместную фотку,
Сделанную на дешёвый смартфон –
Ничего такого особенного, посыл очень чёткий,
Их счастливые лица занимают весь фон.

Меня заворожила эта странная оптика,
Смартфонная камера исказила черты,
На половину лица расплылась его родинка,
Сплюснулись стороны, расширились лбы.

И пока я смотрела, происходили смещения,
Мне всё время виделось что-то не то –
Они казались запечатлёнными как будто после крушения,
Перекарёженными и перееханными авто…

Я не знаю, где я буду лет через двести,
Что это будет – реинкарнация, сон…
Но мне кажется, я окажусь
на этом же месте
И ничего не смогу припомнить –
хоть тресни,
только эту странную фотографию,
сделанную на дешёвый смартфон…


***

Встретились два человека,
Встретились - заговорили:
- Пожалуйста, пойми меня правильно.
- Пожалуйста, пойми меня правильно.
- Нет, ты пойми меня правильно.
- Ты тоже пойми меня правильно.
Речь отделилась от них,
Речь перестала быть главным,
Превратилась в бурлящий поток
Переливов звучания, пауз,
Повышения и понижения,
Погружения вглубь себя,
Полного растворения...
Речь растворилась совсем.


***

Мне недавно приснился сон -
Мы сидели в кафешке на Ваське.
Говорили о ерунде, рассматривали прохожих -
В общем-то, ничего особенного…

И вдруг твоя жена, словно вываливаясь из сна, спросила:
«Дорогой муженёк, что ты делаешь?»
И вдруг я, словно вываливаясь из сна, ощутила –
Вот уже две минуты ты гладишь меня по щеке…
И вдруг я, словно вываливаясь из сна, осознала –
Так вот почему эти две минуты мне было так дьявольски хорошо…
И вдруг я, словно вываливаясь из сна, испугалась,
Но решила -
нужно действовать быстро,
нужно срочно спасать ситуацию…

И ощущая праведный гнев
и внезапно возникшую женскую солидарность,
я сказала:
«Эй ты, чувак, что ты делаешь?
Эй ты, нахал, отвали!»


***
​​​​​​
У многих людей проблема в том, чтобы открыться,
Моя проблема в том, чтобы закрыться –
Мой огромный внутренний мир
наполняет собой всё пространство,
заполняет собой всё пространство,
Мой чертовски огромный внутренний мир…

- я открываюсь тебе
- ты открываешься мне

Где-то здесь находится точка,
После которой
Люди обычно говорят:
«На фига ты всё это рассказываешь?»
Где-то здесь пульсирует точка,
после которой
Люди обычно говорят:
«На фига ты вываливаешь своё грязное бельё наружу?»
Где, где эта точка,
после которой
нужно говорить
«На фига ты всё это рассказываешь?»
Где, где эта точка,
после которой
твоя искренность - это вываливание грязного белья наружу…

- я открываюсь тебе
- ты открываешься мне

Я открываюсь тебе,
Сотый тысячный раз я открываюсь тебе…
Моя искренность похожа на глупость…
Моё тело похоже на дерево,
Руки-ветви вырастают, переплетаются,
Сплетаясь с твоими,
Больше нет никаких границ…

Я открываюсь тебе,
Сотый, тысячный раз я открываюсь тебе…
И я больше не знаю, где начинаюсь я, и где продолжаешься ты.


***
​​​​​​
Сегодня внезапно заметила уродливую складку между бровями
И несколько новых полосок на лбу…
Как будто трактор жизни хорошо прошёлся по моему лицу,
исполосовал,
оставил после себя
глубокие, тёмные борозды…
Конечно, всё это выглядело немножко по-другому.
Это были обычные мимические морщины
Тридцатилетней женщины,
Но в тот момент мне казалось, что моё лицо выглядит именно так.

Фотограф, сфотографируй меня,
Чтобы мне на лицо падала тень.
Возьми два источника света,
пусть электрический свет
ярко и резко упадёт мне на лоб.
Пусть лоб бликует,
это такой живописный приём,
ловкий манёвр,
он отвлечёт всех от сути.
Мягкий, струящийся свет из окна пусть обволакивает мои черты с другой стороны.

Моя одноклассница, с которой мы виделись лет 10 назад,
Будет рассматривать в соцсетях мои фотографии,
любоваться мягкой линией светораздела,
перетеканием холодного в тёплое,
охать, ахать
и приговаривать:
«Вот, Шаркунова!
Вообще ни фига не стареет…»

У женщин не принято спрашивать возраст.
Женщины никогда не показывают возраст.
Нет ничего более противоестественного, чем старение...
Нет ничего более противоестественного, чем смерть.


***
​​​​​​
Когда начинаешь писать верлибры,
Возникает ощущение -
Всё, что угодно
может стать поэтическим высказыванием,
Но самое странное даже не это…

Постепенно происходит профессиональная деформация,
Мысли больше не пребывают в творческом беспорядке
Мысли перестают идти
Стремительным, хаотичным потоком сознания…

Они организуются ритмически
В аккуратные строчки, объединяются в строфы…
Мысль, мысль, пауза, мысль…

Если я подумала больше восьми слов за одну мысль,
Мне обязательно нужно сделать вдох
и перепрыгнуть на следующую строчку.
Мысль, пауза, мысль.

Если бы кто-то слышал, как я думаю…
Как жаль, что никто не слышит, как я думаю!
Если бы люди услышали, они бы сказали:
«Как красиво!
Она даже думает, как поэт!»






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah