RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 25 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


Дмитрий Александрович ПРИГОВ (1940–2007). ВОЛОШИН-ПРОЕКТ И СИД-ПРОЕКТ



aвтор визуальной работы - с сайта http://prs.ru.; последняя прижизненная фотография.



   Несложно обнаружить сходство обоих героев данного моего (и, как я понимаю, не только моего) текста. Оно лежит на поверхности. Оба импозантны. Да, импозантны. Понятно, что о Волошине можно судить только по фотоизображениям, в то время, как Сида мы знаем лично. Оба тесно связаны с Крымом и его реальной, или ими самими сотворенной, мифологией. Оба поэты. Оба – медиаторы между древней средиземноморской культурой и столичной культурной элитой. Волошин, ясно дело, с прежней петербургской и Сид с нынешней московской. И, понятно, амбиции Сида соответственно тенденции стремительно глобализирующегося мира, распространяются за российские пределы на другие страны и континенты.
   Ну, такого рода культуртрегерская деятельность работников искусства известна издавна, прибавляя им авторитета в глазах общества, правда, немного прибавляя в артистическом имидже. Разве что доставляя удовольствие и сознание исполненного гражданского долга. Ну, естественно, реализуя социокультурный темперамент и амбиции лидерства в пределах названной деятельности, которая ныне может быть названа емким термином – проект.
   И вот, прицепившись к последнему определению – «проект» – несколько отвлекшись от заданной темы, отметим, что в нынешней культуре (вернее, по преимуществу в пределах изобразительного искусства) такая активность приобрела несколько иное значение и наполнение. Нет, я, конечно, не имею в виду, что исчезла социальная и общекультурная необходимость в подобного рода деятельности и деятелях, которые, помимо всего выше обозначенного, служат еще и консолидации самого артистического сообщества.
   Просто, как поминалось, в пределах нынешнего визуального искусства подобный род проективной активности с почти прямым ее социальным и культурным наполнением давно уже стал способом артистического поведения и самореализации, где названные социальная и культурная сторона деятельности являются все-таки не больше, но и не меньше, чем составляющими именно артистического жеста. Примеров в изобразительном искусстве несть числа. Ну, хотя бы, чтобы не ходить далеко и в чуждые пределы, приведем в пример проект московского художника Дмитрия Гутова по созданию сообщества почитателей и изучателей советского философа Лифшица или сотрудничество с крестьянами художника Полисского.
   Но, должно заметить, что оба наши избранные персонажи являются литераторами. Литература же до сих пор, в отличие от помянутого визуального искусства, остается по-прежнему текстоцентричной, оставляя подобную проектную деятельность в зоне не культурно-эстетических, но социокультурных жестов.
   Собственно, немало литераторов и музыкантов в силу именно указанных причин переместилось в пределы визуального искусства, где оказалось достаточно площадок, кураторов и денег для реализации различнейших проектов, где уже сформированы и способы документации и музеефикации подобных как бы нематериальных «нетекстовых» проявлений.
   Соответственно, не зная личных планов и амбиций Сида, можно предположить с его стороны определенные попытки с целью превращения своего культурного проекта в художественный, что требует небольшой смены оптики, артикуляции и тематизации. Это, собственно, вряд ли принципиально скажется на той самой существенной социокультурной составляющей его деятельности. Имидж же Волошина (особенно в нынешние времена ослабления статуса поэзии и превалировании помянутых жеста, проекта и стратегии над традиционным текстом, как вербальным, так и визуальным) при желании и понимании наиболее актуальных точек нынешней культуры некоторыми, заинтересованными в присутствии обновленного образа Волошина в актуальной современной культуре, может быть вполне переформатирован в подобном же направлении, что придаст ему большую актуальность и возможность быть включенным в ряд нынешних художественных стратегий, при том, что, надо честно признаться, сами литературные и художественные его достижения вряд ли могут встать в ряд наиболее оригинальных в российской поэзии и, тем более, в изобразительном искусстве*.

........................
*Мнение редакции решительно не совпадает с мнением автора; на наш взгляд, достижения Волошина в поэзии и в изобразительном искусстве являются все еще недооцененными, как это, собственно, происходит почти со всеми художниками такого уровня. (Прим.ред.)



следующая Игорь СИД. КРЫМ: ПРЕДЧУВСТВИЕ НОВОЙ МИФОЛОГИИ.
оглавление
предыдущая Рафаэль ЛЕВЧИН. МАX FOREVER!






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah