RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 34 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


Вячеслав Рассыпаев. Хлопчатобумажные тучи



aвтор визуальной работы - ("Крест иерофанта") – А.Блудов






МП-574
Вот бы волка поймать...
Вот бы волка понять...
А. Зарахович


Бэггера бы достать с хлопчатобумажной тучи -
юного повелителя резиновых птичьих чучел.
Как там его поля разудалой шотландской кепки?
Не одичал ли парень на такой высоте?
Он весь такой воздушный, а перед ним - низины...
Вдунь же, мальчишка бравый, в хижину из резины
брызг золотого моря с настоем сосновой щепки:
нам на веку облаков хватит ещё затей.

Я бы на чём-нибудь алом или морковном
съездил за ним туда, где пахнет зола попкорном.
Мы бы зажарили ногу девятого клона Коськи
да помянули бы пеший безальтернативный мой век.
Микрорайон мой славный, рулеточный и трактирный
станет совсем иным, когда ощутишь тактильно
движущуюся мозаику повозок америкосьих,
плавящихся на солнце до формы гитарных дек.

В этой печерской пробке я выгляжу глуповато,
но это уже не тот пошиб и не тот фарватер,
что предлагал сержант, сажая меня за парту,
циркониевым дерьмом приваренную к скале.
Я к своему братишке приеду из девяностых,
тем подтверждая негодность лазерных диагостик -
пусть мудрецы сверяют по Воркутинскому пакту,
насколько после пробега я смахиваю на скелет.

Бэггера бы раскрыть для самопознания сердца...
С облака смотришь - благо. С площади смотришь - зверство.
Что ж ты хотел, священник, в десять минут второго
паранормальной ночи с игрой светофорных чар?
А что касается гордой, как пава, стены китайской,
коей от верной мечты мир мой по шпиль обтаскан, -
Лондон, Париж, Москву и два или три Тамбова
лучше бы повторили из этого кирпича.


МП-587

Ценой мечты дались мне годы пешеходства
с оконным видом на затёртый край погоста,
четыре треснувших пластмассовых бобины
да луч надежды, прорезающий глубины.
Вопрос: зачем? Я что, не слышал причитаний
седых старух о том, что надо кушать суп?
Шоссе подкорку жжёт рекламными щитами,
а ты всё плачешь, что поэт не в меру груб.

Тренировать на голых пальцах силу воли -
что без компьютера мечтать взломать пароли
крутых парней из ипотечного подвала...
А там, близ пагоды белёного портала
примнёт альпийскую траву пятнистый ирбис,
да вот добраться до угодья - геморрой...
У друга маминого был "жигуль" на выброс;
теперь он - домик землероек под горой.

Там самый злой из всех гаишников - Анискин.
Там едешь в баню и не думаешь о низком.
Сойдёшь в Ольховке, пересядешь на качели
почти что богом сарациновых кочевий.
Ведь мы с тобой по соционике - стрекозы,
но больно вспархивать, а ползать не хотим.
К мечте приблизишься - стращают варикозом,
и жёлчь в ответ толпе сочится сквозь хитин.

Прости балбеса, неказистый конь двухосный,
что на голодный ум не пишется про сосны,
а также дамочек чулочно-каблучковых,
орущих "SOS!" в трёхстах шагах от окон школы.
Мишень луча однажды станет синей-синей -
в неё Давид моих пустынь метнёт пращу,
и в свой кроссовер никакую альфонсиню
ни за какие кренделя я не пущу.


МП-597

Пенной Адриатики азарт.
Заглушая хохот истукана,
режется сквозь кобальт и базальт
пионерский голос Костюгана.

Песен прошлых лет винтажный вид,
град из перезрелых мандаринов...
Друг меня уже не прогневит,
давнюю романтику отринув.

Отыскал географ за стеклом
жёлтый остров без капитализма,
где мальчишка, музами влеком,
не бывал ничьим копытолизом.

Здесь неузнаваемый ноябрь,
роз напаковавший в макроноздри,
подгоняет дохленький корабль
к берегу близ пристани Га-Ноцри.

Он ещё выдерживает двух
девственников с сахарной планеты;
при прорыве третьей будет звук
рвущейся бумаги разогретой.

Коська... Это ж надо псу под хвост
кинуть нам дарованное свыше -
только для того, чтобы компост
в виде школьной нравственности выжил!

Не растут рубины на кусте,
в рай тебя плодами поманившем.
Горизонты, видимо, не те,
что у заигравшихся парнишек.

Если и заблудится волан,
с неба приземлившись в цикламены, -
можешь плыть. Но там - уже Милан
и Лоретти слишком современный.


МП-601

Улетают диоксиновые тучи
от засаленных моих оконных рам
за таёжный горизонт, за площадь Дуче -
либо к чёрту, либо к флотским поварам.

Малость легче, но неслыханно пустынней
стал моей безумной пьесы новый акт
с потускневшим крендельком трамвайных линий
да салатом из обрывков детских яхт.

Проясняется денёк, но - скоро сорок
оцинкованных девятых января
позовут меня на площадь из каптёрок,
то бишь офисов курьера и псаря.

В небе в дань экологическому чуду
громыхает истеричный фейерверк,
но от старости в рекордную зануду
превратился неопознанный берсерк.

То, что дамы сердобольные чихали
на его дипломатическую месть, -
пункт иной. Они скулёж в его оскале
узревают сквозь вуали; словом - жесть.

Их сынкам машины вверены с пелёнок,
словно манно-виталактовый кисель...
Пусть несёт их, газолином опалённых,
туч отравленных смурная карусель.

Грязно-серым концентратом тиурама
на веранде разведён домашний брют.
Наш герой бы показал себя, но дамы
слова молвить бедолаге не дают.

- Мяски дать?
- Винцом полить?
А за окошком
Сенна, Хаккинен, Шумахер - все свои...
Чтоб твой ангел так осиливал кормёжку,
как несчастный мой берсерк из кисеи!
-----------------------------------------------------------------

МП-603

Лузерская улочка, что ж ты так безлюдна?
Неужели это всё Славке одному?!
Дождик в знак согласия капает занудно,
пополняя соками Обь и Колыму.

Выстроил над цоколем свиристель блаженный
что-то вроде гнёздышка с доступом для лис.
Череп царь-магнолии продолбили желны
дикими моралями птичьих небылиц.

Домики любуются спектром цвета вишен,
с бодуна пасхального веря в ерунду,
и такая статика млеет в этой нише -
хоть для пущей живости картинг арендуй.

Выехали гаврики из паучьей сетки:
пожалел изменников белый каракурт.
В рамках выцветающей путаной разметки
духу не хватило мне на финальный спурт.

Ночью мишка плюшевый втаптывает клинья
лежбищ небожителей в землю - хоть крестись...
Мнимой комбинацией невозможных линий
снится одноклассникам улочка-статист.

Трогается облако в выстиранной блузе
с точки разложения в молодильный шлюз,
и вдогонку ватнику слышно: "Я не лузер!
Просто с опозданием в кучеры стремлюсь!.."

Ври себе масштабнее: подтвердит одышка
факт существования духов чердака.
Упадёт в амброзию абрикос-пустышка
с крохотной веб-камерой возле черенка.

Детство мне оставило флаг из грубой ткани
да комод, обгрызенный рыжим псом Кузьмой,
но гектар, припрятанный между тупиками,
не считая бабочек, абсолютно мой.
-----------------------------------------------------------






следующая Ицхак Скородинский. Впереди лошади
оглавление
предыдущая Мариам Кабашилова. Избегаю ответа






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah