RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 36 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


ГОЛУБИНАЯ КНИГА



aвтор визуальной работы - E.Vishnevskii



стихи 1967-1977





ГОЛУБИНАЯ КНИГА

Книга Голубиная –
голубь и –
глубинная.
Книга калик и калек,
поэтических коллег,
что ходили по Руси,
"Христа ради" прогнуся,
души песней оросив,
Кривде –
Правду принеся.

Правду-матку, непочатую
и, конечно, ¬–
непечатную.




АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ

Дантес на службе. Целит в лоб...
В непробиваемой кольчуге,
коль насосался, красный клоп,
цитат,
стреляющих по чуду.

И головы мне не сносить –
научен опытом России...
Булгарин будет доносить,
а Бенкендорф всегда всесилен.

Но до последнего глотка
той жизни, что огнём и перцем,
я буду выстрелом стиха
Дантесу
целить
прямо в сердце!






ГОЛУБИНАЯ КНИГА

На Руси –
который век! –
Правде вотум недоверия...
Губит русского чучмек
от Скуратова
до Берии.

Уж который век она,
к Правде – каторга приставлена.
Кривде отдана страна
От Батыя –
и до Сталина.

И который век уже –
почитай, вторая тысяча! –
Правда –
в загнанной душе,
Кривде –
монументы высятся.





* * *

Правда-матушка в грязи,
Кривда – к ордену представлена.
Нашей Правде на язык
семь печатей Кривдой ставлены.

Что газет-клевет подвал?
Истинная – непечатная! –
Правда сунута в подвал,
что бутылка непочатая.

Правда та, что на Руси
не была еще хозяюшкой, –
правду ПРАВДЫ принеси
не от "Правды" правды чающим!




***
Кривде служат палачи
Кривды "правдою" оправданы...
Кривда учит: "Помолчи!"
(мне видней, не суйся с правдою...
Погоди-ка, разберусь,
что к чему, что – неположено...)
Гой еси, Святая Русь,
Кривдой
накрепко
обложена!




* * *

На Святой Руси христьянской
всё – как прежде. Правды – нет!
На спине родной, крестьянской,
тот же барин, та же плеть.

На Святой Руси христьянской
та же Кривда судит нас,
той же злобой басурманской
давит Каинов указ.

Беззаконие закона,
грозный кат да сытый гад –
той же Кривдою казенной
Правду гонят и гноят.

Те же лютые Иуды,
те же Правды палачи
Кривду объявляют людям,
посуливши калачи.

В целомудренных – охальник,
в храмах – мерзости сосуд,
и попрежнему, нахально,
Кривду –
ПРАВДОЮ
зовут!




* * *

Кривда пошла по Руси,
Правда – к Царю Небесному,
Кривда – тюрьмой грозит,
Правда – пленяет песнею.

Кривде досталась Земля,
Правде досталось Небо,
Кривда пошла по полям,
Правде – сплошное небо!

Кривда назвалась Правдой,
Правду назвавши Кривдой,
Кривда шагает прямо,
Правду скрививши вкриво...

Кривда – грозит, разит,
Правда - на Божьих весах...
Кривда царит на Руси,
Правда – на небесах!






* * *

Правда! –
Та, что нипочем
с "правдой" Кривды не помирится,
для которой палачом –
стукачом – веревка мылится...

Правда, – та, что по земле
не ходила после Господа,
не зарытая в земле,
а с небес сияя звездами –

ты – спасительная нить –
посрамляя ад, ниспослана...

Кто не будет Кривдой жить,
тот
причаленный
ко Господу!





* * *

"Кто не будет Кривдой жить –
тот причаленный ко Господу..."
Не закрыть вам, этажи,
небеса – лампады звездные,

не прикроет крик "Ура!"
голос Правды - "Что ж мы делаем?"
В бомбах: Кривда, не уран.
Сила атома? Нет – дьявола!

Рек убийца, с маркой ГЭС,
по плотинам нагло гикая,
он хвостом в турбины влез,
врёт, вращая, и – хихикает...

До небес поднялся бес –
вишь, – беснуется, что бестия!
Именуется "прогресс"
Кривды грязная агрессия.

Сатана, земли паук,
прикрывается наукою –
Кривдой воткнут в Правду крюк,
Кривда – "Правдою" аукает.

Тщетны петли да ножи!
Правда – есть! Её апостолом –
кто не будет Кривдой жить.
Кривда – Зверю,
Правда – Господу!





ЗАЛП

По заповедям – залп!
Оскал плетей и пульп –
со скал роскошный скальп
сдирает доктор Тюльп.

Гимн домн! Сортирный ритм!
Цилиндр на олеандр!
Как бритвой лес побрит...
В скафандре – Ихтиандр.

Достанут и до тундр
жандармы дымных домн,
напористый, до пальм
дотянется напалм.

Гуди, 100000 вольт!
Фас, катафалк-асфальт!
Приставил к небу кольт
электро-Эфиальт.

Пусть прибыль – миллион,
мильярдом – киловатт...

На Оссе – Пелион?
А Зевс
за это –
Ад!





ЛОКУС

...Всё ясно! К чему недомолвки?
Боль – грешникам. Мучают – черти.
Есть: овцы, шакалы и волки.
Идти – в палачи или жертвы.

Дилеммы? Проблемы котла!
(В аду чехарда бесконечна!)
В костре, прогоревши до тла,
воскреснем –
хоть тресни! –
конечно...

Чтоб заново – прыг! – в чехарду.
Крест русский –
родная Россия...
Рожденный в прекрасном аду,
пожалте-ка ручки,
мессия!





КРЕДО

Пора б понять,
приплыть,
пристать...
Определиться вроде бы.
Не царь,
не псарь,
не поп,
не тать –
поэту брат – юродивый!

А речь юродивого жжет –
горящий уголь родины!
...Обряд тантрийский –
"красный чход" –
творю, поэт-юродивый.

Отдай всего себя чертям!
Пожрите мозг, уродины!
(Эстет причмокнет, боль учтя:
"Наварист был юродивый")

Будь человечен, человек,
коль не с волками в роде был.
И знай –
не молится вовек
за Ирода –
юродивый!





ИТОГИ

Не стяну я Святую Русь
сосать младенческою соской.
Не примирюсь! Не умилюсь
ни рясой красной, ни березкой.

Не стану Герценом-борцом,
как некогда, во время оно,
вещатъ обиженным скворцом,
бежав на берег Альбиона.

С судьбой страны обручены
стиха бессильные усилья.
Поэтам – мат! Обречены.
Не мать, а мачеха – Россия.

Но стих не стих. Поможет Бог!
Ведом своей российской кармой,
да будет подведен итог –
как и положено –
жандармом.





ВИЗАНТИЙ

Велеречивые витии
блюдут плодоносящий блуд...
Так повелось от Византии –
тиран,
палач
да лизоболюд.

Все – при наряде, при параде,
казенный лик, чугунный лоб,
икона в правильном окладе
и в бороды окладе – поп.

И лизоблюды вьются, льются,
лепя сплошлую лепоту...
И пребывают правдолюбцы
в кровавом
правильном
поту.







ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ

Дилемма мнима:
быть – не быть?
Сумей иначе мир увидеть –
нельзя беспомощно любить
и однозначно ненавидеть.

Нельзя стараться обновить,
но обходиться без эксцессов,
нельзя процесс остановить
сплошной процессией процессов.

Слаб человек, а враг силен,
как и всегда, во время оно –
и как бы ни был прав препон,
но он
останется
препоном!





ТОВАРИЩ КАИН

Раз Бога нет –
долой елей!

Никем не пресекаем –
вперед! – по Авелю, смелей,
шагай,
товарищ Каин.

Ты победил.
Ты – впереди.
Иди, товарищ Каин –
звезда сияет на груди
да искры высекает
ядреный кованый сапог
борца-братоубийцы...

А сверху
смотрит
русский Бог
и –
покарать
боится!






ЭХ, ТРОЙКА...

А в тройке Чичиков сидит.
Прикрылся "родиной" бандит,
В овечьей шкуре ходит волк,
И голос совести умолк.
И я смотрю, увы, бессилен,
На искаженный лик России...

Но я хочу не врать, а верить
Что люди – люди, а не звери,
Что Чичиков свое получит,
Что воздух станет много лучше.

И понесется птица-тройка,
Да так ещё, что ахнешь только!






КОЛЕСО

Мир!
Ты был случайней, чем прохожий.
Сон прошел. Живу я –наяву!
Не хочу, хорошим да пригожим,
жрать халву за хлопоты в хлеву.

Колесо истории вертится
в вековой тележной правоте –
мир насел кровавой ягодицей –
пой, поэт, об этой лепоте!

Но гордиться явной ягодицей,
не годится
даже наглецу...
Зря она нацелилась на лица,
задавить –
в угоду
Колесу.

Ведь неровен час – собьются спицы,
лопнет ось, и –
к чорту Колесо!
Сквозь его тупую ягодицу
воссияет
Истины
лицо.






ЦВЕТОМАСКИРОВКА

Он, – с хвостом, –
товарищ правит балом...
Жить привольно стало каннибалам –
маскировка на границах чуда!

("Был Христос ли?" –
лектором Иуда)

Чёрное на белое умело
замени, назвавши сажу мелом!

Дабы сделать ад благообразным,
спрятав в шляпу рожки на головке,
красный чёрт,
рогатый и прекрасный,
совершает
цветомаскировки.

Люцифер, – пусть твой, товарищ, трон –
но, что кара божия –
нейтрон!






ПРОРОК

Лихим абреком я не буду.
Мой рок обрёк трубить другое:
он даровал оброк пророка, ¬–
нигде я не обрел покоя.

Слагаю стих – про рок, про реки,
мой рог гремит о брег пологий...
Каменья – гонорар пророка,
а плетъ на плечи – плата Бога!

С утра – наветы да обиды,
да на обед – лихие беды...
Я промотал свои молитвы,
я проиграл свои победы...

Бреду по бреду... Где обеты?
Забыты битвы. Карта - бита!
Обижен Богом, предан миром,
вбит в быт, забитый и забытый.

Дорога – трудные пороги,
уроки – ругань да пороки...

Но грянет проповедь пророка,
и рокот строк –
тому
порука!





ПРОСЬБА

О, Чудовище! В брюхе твоём
четвертьмиллиардный объём
поглощённой людской биомассы...

Отпусти же меня к папуасам!

О стозевное! Зря ты так зло!
Ты ж насытилось, сплошь обло,
коль огромно – к чему же лаяй?
Отрыгни же меня, пожелая,
чтобы я, на свободе овощ,
осознал правоту чудовищ,
чтоб взмолился, стеная, тонущий:

"Защити! Я твой сын, чудовище!
Так в желудке твоем тепло, –
проглоти же назад, обло,
проглоти, не моргнув, огромно,
успокой меня в чреве тёмном".

Ибо гад порождает гада –
видно, в этом моя награда.







МЫ И МИР

Мир, страдающий афазией,
не умеющий, что сказать,
удивляющийся России,
где ядро –
что ядрёна мать!

Мир, взыскующий, как "Титаник",
атакующий:
"Помоги!"
Ну, а кто мы?
Ровня титанам,
или айсбергом – на погибель?







ПОПЕРЕЧИНА

Поперёк!
поперёк дорог
поперёк аллей и полей
поперёк судьбы -
поперёк!
и разбитым носом алей...

Поперёк оси. На листе –
поперёк линованных строк.
Поперёк столба –
на кресте.
Коль пророк –
всегда
поперёк!






ДРОНТ

Мёртв добродушный дронт...
Марал лишился пант...
Крушит природы фронт
двуногий оккупант!

ЗАЛП! – выбитый бизон.
ПЛИ! – голоси, изюбрь!
ПЫЛЬ – заражён озон...
ПИЛЬ! – пал сражённый зубр.

Дробит турбина выдр,
плотина губит рыб,
редчает в дебрях вепрь,
в болотах стонет выпь.

Пилой вонзился в кедр.
Рви, бур! Пытай на нефтъ,
добытчик щедрых недр...
Ландшафт –
сплошной гешефт!

И только зверя вопль,
деревьев жуткий всхлип...
Бьёт в лоб железный жлоб!
О, Калибан!
Калибр –
направленный на плоть,
оправленный в"убить" -
слепящий словом "смерть"
ты воплощен в "не быть"...

Ко лбу природы бинт
приставленный –
афронт!
Колумбами убит
планеты
древний
дронт!





ХХV-ОМУ: СЪЕЗДУ И ВЕКУ

О, папуасская берёзка!
Ох, домотканная Рассея!
Хлопот с тобой не оберёшься –
напрасно стих пытаюсь сеять, –

тебе Есенин лишь понятен,
мечу – что бисер – кровь и нервы...
Я буду понят в XXV-ом,
а повезёт - так в ХХI-ом.

И всё же я – твоя стихия,
я – твой язык и плоть, и семя...
Не прекращу писать стихи я,
на век
опередивший
время!






ПОПЫТКА К БЕГСТВУ

Ох, сколько радостного блага!
Тряся космические трассы,
мирите мир под красным флагом,
мои родные папуасы.

Не потоплю тоски в вине я,
бессильной не скривлю гримасы...
Дом новый – Новая Гвинея,
мои родные папуасы!

Огонь стиха – моя стихия.
Вода! – провозглашают массы...
Тоните в радостной России,
мои родные папуасы!

Давите, бдите да радейте –
даёшь гуманные гримасы!
...Вкусны у каннибалов дети,
мои родные папуасы.







ТОНТОН-МАКУТЫ

Ах, лучезарное Таити,
где пляж и пальмы в дымке тонут...
А родина моя – Гаити.
Сплошь – папы доки да тонтоны!

Они, товарищи тонтоны,
они, родимые макуты
нас охраняют... Миллионы
моих сограждан страх окутал.

В какие мысли вы обуты,
какие замыслы таите –
всеведущим тонтон-макутам
известно всё в моем Гаити!

Тираны точно на понтонах –
тонтоны чутко берегут их...
Нет, папы доки не потонут,
когда при них тонтон-макуты!

И коль Гаити – не Таити,
то здесь свободам – фу-ты, ну-ты!
В стране рабов, стране Гаити,
хозяева – тонтон-макуты.

Но возрастают тонны стонов,
и всё труднее утаить их...
Не так-то просто быть тонтоном,
коль раем объявил Гаити!






СТИХИ О ГОЛОМ КОРОЛЕ

***
Стелется пухом тебе земля,
сла-а-адко поёт манок...
В царстве голого кололя
ты родился, сынок.

В царстве голого короля
пыл превратится в ноль:
в полном наряде стоит у руля
гол,
как сокол –
король!


***
Звончей же голос – "ай, люли!"
канавный да канальный, –
ведь чем голее короли,
тем громче хор похвальный.

Коль стыд не дым, сыграем роль –
грянь громче, хор притворных,
таких же голых, как король,
поэтов и придворных!


* * *
В царстве голого короля
каждый из граждан наг!
В царстве голого короля
стыдно ходить в штанах.

В царстве голого короля
каждый играет роль.
В царстве голого короля
голым одет король!


* * *
Король-то гол!..
Парад вранья,
шагай по миру вверх ногами!
Мораль проста у воронья –
не с нами?
Стало быть – с врагами!

Да будет вечно во врагах,
кто с непосредственностью детской
воскликнет на параде:
– Ах!
Смотрите –
гол
король
Судетский!


* * *

Никшни, дитятя!
Идёт король!
Засадят тятю,
коль крикнешь:
"Гол!"

Объявят сразу
отца – врагом –
за крик-заразу:
"Король-то гол!"

Мол, кем обучен?
А рядом – я...
Тебе-то взбучка,
а мне –
петля!


* * *

В царстве голого короля
не наступи на мозоль:
каждый знает,
таясь,
юля,
как разодет король.

Никшни!
Молчание – наш пароль!
(Не понимаешь, мол,
если признаешь, что гол король,
сам окажешься гол!)





КАЗАЧЬЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Спи, младенец мой прекрасный,
баюшки-баю.
Сверху смотрит чортик красный
в колыбель твою.

Он такой красивый с виду –
Люцифер душой.
Спи, сынок, чертям не выдам, +
спи, младенец мой.

Если цвет иной; не красный –
значит, красным – враг!
В колыбели безопасной
спи, донской казак!

Чтобы не были бессильны
правды знамена,
ад покинем, а Россия –
не твоя страна.

У курчавых папуасов
родину найдём...
Пусть нелёгок путь опасный,
да свободой – дом!

Ты к чертям не встанешь красным
в строй – али в струю...
Спи, младенец мой прекрасный,
баюшки-баю!





СТИХИ СЫНУ


* * *
Сынок! Мой маленький Сашок!
Мир – волк, но ты не будь жесток,
остерегайся волчьих стай,
к собачьей своре не пристань.

Двадцатый век – собачий век -
но ты ж не волк, а человек...

Да что в моей морали толк,
коль боссом – пёс,
а выше – волк?


* * *
Красный галстук твой не тряпка –
с гордостью носи!
Доноси, сынок, на папку,
честно доноси!

Духом ал и телом розов
дан тебе пример –
мальчик Павлик, что Морозов –
юный
пионер!



* * *
Какое милое чудовище,
сынок, я для тебя открыл!
Не перечесть его голов, ещё
ни лап не перечесть, ни крыл.

Обло, стозевно, лаяй, роюще,
людей владыкой – и земель –
сентиментальное чудовище
твою качает колыбель.



* * *
Казаки были твои предки?
Но ты рожден в просторной клетке,
где каждый – раб,
где каждый – сер.
Четыре буквы – СССР,
как аббревиатура ада.

Твоя гражданская ограда:
поймешь структуру – и живи –
строй счастье на чужой крови!


* * *
К чему дискуссии и прения?
Кругом – роскошное цветение...
Идёт ему на удобрение
за поколеньем –
поколение...

И я завидую растению:
росток –
цветение –
старение...
А мы – какое поколение! –
во цвете лет на удобрение.

И всё пышней, пышней цветение!
Под ободренье песнопения
очередное поколение –
сынок! –
пойдёшь на удобрение.



* * *

Сынок!
Царит товарищ Ирод –
товарищ Ирод
друг детей...
Пока + живи,
но только ты рот
раскрыть посмей,
как сто чертей
обрушит Ирод нечестивый
на голову бунтовщика:
"Рабом родился –
будь счастливым!" –
таков у Иродов наказ.

А нет – так будешь бит иль выбит
в стране, где каждый крест несёт.
И лишь побег
в любой Египет
от власти Ирода
спасёт!





РАЗГОВОР РАЗОЧАРОВАННОГО СО СВОИМ БРЮХОМ
/подражание древнеегипетскому/

– Как там, на Руси?
– Воруют...
– А как пороси?
– Жируют.
– Ну, а караси?
– Шуруют!
– А сельдь иваси?
– Торгуют.
Две таксы такси
взыскуют –
"Спасибо, мерси" –
кукуют ...
– За крик "гой еси"?
– Пакуют!
– Ну, а "на небеси"?
– Бракуют...

И вновь караси
шуруют,
и вновь пороси
жируют,
казенным "мерси" –
торгуют...

НЕ ЗРЯ НА РУСИ
ВОРУЮТ!



следующая ИЗ КНИГИ «ПУЗЫРИ» (1956 – 1976)
оглавление
предыдущая КАША






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah