RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 37 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


Ловля селёдки на Тамарином причале



aвтор визуальной работы - Марина Янева. Богородица. Дерево, темпера.



Мама, научи меня писать пьесы.

Если ты в себе чувствуешь силы, ты должен уходить от войны, Генка.

Для чего, чтобы когда за мной погонятся и затарахтят хвостами по асфальту, щас мы его загвиздоним, тут появлюсь я как народный мститель, весь в писающих блондинках, и их загвиздоню, мама?

Не то, Генка. Чем больше ты будешь скрываться, тем больше все будут думать, что ты чмо, в воздухе образуется воронка «Око Бога», в неё засосёт все жизни и все мастерские возле жизней.

Потом я выйду и как засондолю из бузуки, да, мама?

Например, расскажи про ловлю селёдки на Тамарином причале, Генка.

Ты меня ловишь, мама, это слабое место, не могу отказаться от искушенья. Итак, начнём. Селёдка подошла. Услышали вы в посёлке от Серёжи Пшеничные Усы и приготовили снасть. Снасть устроена так. Две белых блесны и десяток белых пустых крючков на поводках, спиннинг, катушка, леска, всё. Косяк кидается, потому что инстинкт косяка кидаться, а это подстава, засада, сюрприз. Прижимным южным ветром в июле, августе к береговым водам тащит водоросль анфельцию, в которой прячется рачок бокоплав, которым кормится селёдка. Всё это имитирует снасть, причём очень точно, обозначая верхнюю и нижнюю границу улова, и играет, потому что вы то подтягиваете, то отпускаете её. Когда вы вяжете крючки, руки у вас уже трясутся, а когда вы идёте к Тамариному причалу, вы ещё в этом мире. Потом вы входите на Тамарин причал, вытянутый в море на 100 метров со 100 рыбаками, и видите, как он отламывается от свай и плывёт по морю, как корабль уродов, как поезд слепых, как Летучий Голландец, как остров Кипеж. Селёдку ловят так, бегает толпа по причалу и закидывает, где косяк. Через несколько часов, когда у вас порвались оба пакета, которые вы стыдливо засовывали в карман, таясь самого себя, вы говорите соседу Ване Золушкину на третью кучу селёдки, которую склёвывают чайки, у тебя нет пакетов? Есть, он кладёт спиннинг на землю, закуривает как спокойный северянин и идёт за пакетом. Прикатывает мотоцикл с коляской с берега зачем-то и достаёт пакеты. Надо закругляться, крыша едет, говоришь ты. Я половлю ещё немного, он отвечает. Ты идёшь по Тамариному причалу с двумя вёдрами селёдки под утро, а впрочем, что назвать ночью? Местный с палкой с крючками садится на велик, свистит жучку, надевает подсумок от противогаза, короб для брусники, и говорит, без катушки херово. Турист с глазами короля с японскими спиннингом и катушкой говорит, я рыбу ловил. Я подхожу к краю причала и философствую, оказывается, коммунизм строится в мозгах, если забрали соседа, а тебя нет, то это коммунизм, если всё время ловить рыбу, то это коммунизм. Причал подплывает к берегу как ракета, я ставлю ногу на твёрдую землю, сваи срастаются без автогена. Причал говорит, ну, раз все разговаривают со всеми как при коммунизме, как герои с автором, потому что забыли, что жизнь это подстава, засада, сюрприз, то я тоже скажу.

Вот ты и научился писать пьесы, Генка.



следующая Море внутри
оглавление
предыдущая Василий Иванович Чапаев






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah