RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 38 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


Ксения Агалли. СТИХИ





С.Д.

Ну как тебе там? – все время хочу спросить. –Уже наступила прохлада?
Это хороший холм, и в целом плевать, с какой стороны ограда.

С него грандиозный вид, хоть немного мешают деревья.
Ну и плевать, я тебе расскажу: там внизу арабская растет деревня.

Но зато уж дальше все можно прозреть насквозь: та, которая Сион провозглашает,
Значительно выше арабов, и обзору ничто и никак не мешает.

Эти сахарные, цукатные, карамельные сады, они нависают вполне деликатно
И над дорогой, что юлит и виляет, и над долиной закатной,

И над туманом рассветным, дрожа под дождем неурочным,
И над гонцом опоздавшим, и над его сообщением срочным.

В полшестого утра зеленый светофор притворяется красным,
Притворяется вообще семафором, становится злым и опасным.

И, оставляя сады карамельные – а ты там внутри, наверху, в сердцевине, –
Я тороплюсь поскорее вниз, к морю, живущему на равнине.

К морю, которое сильно внизу, оно отстоит от гор, от нашего города,
Вот бы стянуть их вместе; но я могу и съездить, ничего, я не гордая.

А ты смотри внимательно, но при этом не бойся, уже ничего не бойся,
Вокруг дышит не кто-то один – дышит елка и ель, и сосна, и все острые их колосья.

А под ними дикобраз прошлогодние роняет иголки,
И бегают серые худые лисы – а ты небось думал, что мелкие местные волки.

В общем, все кругом неплохое и полное синего и зеленого перламутра.
И птица, с которой ты уже попрощался, однажды забудет об этом
и вернется к тебе под утро.


ДЛЯ ЧЕГО МЫ ВАРИМ КОФЕ НА ПЕСКЕ

мы выбегаем из наших башен
не успевая шнурки и пряжки
теряя запонки и турнюры
чтобы по щиколотку по пояс
стоя в дожде и плывя в брусчатке
скорей увидеть вот этот ветер
скорей услышать вот это небо
(оно тучнее, чем пажить пашен,

а он сытнее и слаще хлеба)
стоим и бродим раскинув уши
ломаем шею развесив руки
имеем цыпочки а не ноги

давясь от жадности воздух воздух
пихаем в правый мешок защечный
и в левый тоже пока не треснет

поймать ухватить унести с собою
нести и пользоваться и думать
держа в уме, братан, Лычаковку,
уже подступающую под стены


СТРАНА О ЧЕТЫРЁХ БЫКАХ

И сразу во тьме, как четыре гудка,
Вдали замычали четыре быка:
"Тревога! Тревога! Тревога!"
q_u

А мы все сидели в едальне убогой,
не в силах вскочить, и, недвижна пока,
лежала в тарелке минога.

Два скромных пустынника, три едока,
и с ними одна недотрога
застыли в углу у порога.

За окнами очень шумела река,
под лавкой валялся Серега.
Два джокера, дама и три дурака

задумались, выбрав мгновенье быка,
что нужно судьбу ухватить за бока.
Их всех ожидала пирога.

За пазуху сунув кусок пирога,
быка опоздав ухватить за рога,
ругался трактирщик нестрого.


CIRCUS

По кругу, по кругу, как старая лошадь,
как диск патефонный, как строчка устава,
я вновь обойду эту сонную площадь
и вновь пропущу переулок направо.

Здесь пахнет корицей и пахнет гвоздикой,
здесь лавка стояла, ты помнишь? у входа
хозяин седой торговал ежевикой,
во всем соглашаясь со временем года,

когда уже поздно хотеть винограда,
когда еще рано скучать за черешней;
когда заслонит переулок ограда
и я здесь опять заблужусь, как нездешний.


* * *
Доктор Время, Доктор Время, где же ты застрял, голубчик?
Отчего ты не приходишь подлечить меня, дружок?
Почему ты мне не сваришь на обед протертый супчик,
не достанешь из духовки с ежевикой пирожок?

Положи на лоб мой медный ты прохладную ладошку,
прошепчи, что все проходит, насвисти, что все пройдет,
подари на день рожденья мне синичку или кошку,
зайку, мышку, что угодно, если ты не идиот.

Если не был ты придурком и учился на "отлично",
если ты реальный доктор, а не вшивое фуфло;
я тогда тебе поверю, поднесу стакан "Столичной",
придушу твою синичку - и скажу, что все прошло.



* * *
я так и застряла на том берегу
пытаюсь уйти да никак не могу
вот мимо сплавляется труп не врага
мелькнула в тумане чужая нога

а мне наплевать на друзей и врагов
я камни бросаю не видно кругов
я в темень кричу но не вижу ни зги
я вою в туман помоги помоги

я знаю ты там но туман над рекой
и ты не такой да я сам никакой
сама никакая сама не своя
чужая чужая чужая твоя

ты там ведь я чувствую это тепло
оно и на берег меня привело
ты ждешь пустоту зажимая в руке
покуда и я уплыву по реке








следующая Эли Бар-Яалом. НАШ СТВОЛ РАСТЁТ НА КРАЮ ОБРЫВА
оглавление
предыдущая Юлия Могилевер. СТИХИ






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah