www.polutona.ru

Звательный падеж

Александра Шиляева

МЫ
(поэма)

Соединив всех и каждого ласковым словом «Мы»,
Убив себя в себе, разрушив стены своей крепкой башни,
Я целую мальчика, у которого нет верхней губы,
Говорю: «Мы с тобой» и поправляю ворот его чёрной рубашки.
Потом он уходит.
И ночью я еле шепчу – мы
Ночью я еле шепчу – мы
Я еле шепчу – мы
Еле шепчу – мы
Шепчу –мы
Мы.
Я – МЫ
Я – МЫ
Я – МЫ!
Ору в пространство комнаты, выточенной из мглы –
МЫ-Ы-Ы!
Мычу, как корова, у которой отобрали телёнка.
Открываю окно и блестящий карниз снежинок
Целую как своего единственного ребёнка.
Потом снова – МЫ-Ы-Ы
Затем череда панических приступов эмпатии –
МЫ-Ы-Ы
Я исполняю магический танец смерти –
МЫ-Ы-Ы
Заклеиваю скотчем рот –
М-М-М
Отдираю его вместе с губами –
Ы-Ы-Ы
МЫ.
Мне больше не нравится это слово.
_____
Мне позвонил мой единственный друг и сказал «Привет».
Я говорю – Здравствуй, милый! Лишь ночь наступила,
Ты тут же вспомнил меня… Ну, конечно, «привет»!
Ну привет, ну, конечно, мой друг, мой дружище любимый!
Как дела? – Ничего. Происходит из месяца в год.
Как здоровье? – Нет денег на то, чтобы вылечить зубы.
_____
Я вдыхаю дым осени через две ноздри и рот.
Он опускается в низ живота.
Он затекает в маточные трубы.
_____
Спустя девять месяцев я родила яблоко.
_____
Я заворачиваю яблоко в девять салфеток,
Кладу его в вазочку по соседству с конфетами
Принимаю решение – не скрывать от него никаких секретов
И ухожу. За сигаретами.
______
Друг! Не хочешь сходить в кино?
Не хочу. Что за фильм?
Называется «Мы». Про женщину и её друга-мужчину.
Не пойду. Позвони через час. И тогда, может быть, обещаю придумать причину.
_____
Обещаю придумать колыбельную.
Моё яблоко, мы с тобой…
Боже. Мы.
Моё яблоко, ты со мной.
Моё яблоко родилось весной.
А-а-а баю, баю
Укладу, укачаю
Заласкаю и зацелую
ИзбАлую – избалУю.
Не узнаешь боли, тревоги
По дороге
Мы пойдём.
По дороге мы пойдём…
Ай да мы с тобой пойдём!

Ай да мы с тобой пойдём!
В синем небе голубом розовеет чернь средь звёзд
Ветер веточку принёс –
Уложил на водоём.

Ай да мы с тобой пойдём!
Мы друг друга назовём: Пустота один и два.
Целовалась я вчера
С наркоманом-моряком.

Ай да мы с тобой пойдём!
Как в последнем сне моём бабка в плюшевом плаще
Ловит яблоки в борще.
Духи воют за столом.

Ну а мы с тобой пойдём!
И от всех от них уйдём! Ни к кому мы не зайдём
Под фланелевым дождём
Мокнет заяц из стекла.

Мы пойдём с тобой туда,
Где играет камбала, разрушая водоём
Всю её мы обсмеём!
И пойдём с тобой, пойдём.

Опус в черном,
Опус в красном,
Опус в бледно-голубом…

Нас давно ждёт на приём
Врач с квадратным животом
Пьёт кадарку, гладит рысь, пробивает тирсом пол
Он по ходу очень зол.
Не садись к нему за стол.

Ну а я присяду и
Протяну ладонь руки к его теплому лицу
Ай ту ти ца! Ай ту цу!
Мы споём и ему, споём…
И пойдём с тобой пойдём

Нас другая ждёт дорожка
Через звёзды напролом
Прямо к терниям идём
_____
Яблоко покрылось пятнами и умерло спустя 2 недели.
Друг не перезвонил.
____
Не отделяя себя от людей и кирпичной кладки,
Прекратив своё существование в роли отдельной единицы мира,
Я начинаю существовать в клетке 12-ти листовой тетрадки –
Маленькая загнанная горилла.
Настолько чёрная,
Настолько глупая,
Настолько нервная,
Что неподвластна ни одной плети дрессировщика,
Ни одной любви, ни одной ласковой руке,
Не регулируема ни одной палкой регулировщика.
Я забыла все слова, кроме…
Люди проходят и слышат – мы…
Останавливаются, переспрашивают – мы…
Я говорю – мы…
Я забыла все слова кроме этого.
Я – уснуло.
_____
Я видел удивительные сны:
Двух женщин без бровей и без ресниц
Я видел, когда шёл к себе домой,
А дома я присел на голубой
Ковёр, и некрасивая волна
Меня перенесла на материк,
Где я поймать пытался кабана,
Пока я не устал и не утих,
Потом лежал и вспоминал отца,
Я вспомнил всё, я всё кроме лица
Я вспомнил, вспомнил всё кроме ресниц,
Бровей и женщины, и я бежал за ней,
Хотя она спокойно тихо шла,
Как самая изящная из птиц,
И я бежал и не сумел догнать,
Прилёг у дерева и вспомнил свою мать:
Она любила красные цветы,
Сажала в мае астры и чеснок.
О, мать моя раба божья Елена, ты,
Ты знала, как я буду одинок,
Как буду влюбчив, нежен и угрюм,
Как я не в силах оценить свой ум,
Полжизни просижу у головы
Египетского бога, как у нас
Я был остервенелый свинопас,
И я чесал все спины поросят
И вечером бежал смотреть закат:
На стройку забирался и смотрел,
И еле слышно «Харе Кришна» пел.
Я вспоминал всё это и пропал,
И параллельном сне ушёл в подвал –
Там вместе с крысами мы грызли труп кота.
Я честно не хотел, но жизнь не та,
Не та, чтобы ты делал, что хотел.
Я бы и дальше «Харе Кришна» пел,
Я бы и дальше созерцал сей мир,
Но я упал, упал, меня убил
Прекрасный мальчик с заячьей губой –
Он мне сказал – пожалуйста, не пой.
И я не пел – я делал что хотел.
Тот мальчик без бровей и без ресниц,
Как самая изящная из птиц,
Взрывался фейерверком надо мной.
Я петь хотел – он говорил – не пой.
И я бежал вдоль линии земли,
И мне тогда все рыбы помогли:
Они глушились сами, без меня,
И я был холоден, жесток и страшен я,
Я был, я там очнулся на полу.
Мне было так, как было никому.
Мне снились удивительные сны.
Я вспомнил. Вспомнил всё. Я – всё. Я – мы.
_____

Мальчик без верхней губы исчез.
Друг перестал мне звонить.
Мой ребёнок мёртв.
Я убил в себе женщину.
Осталось МЫ
И
МЫ не хотим больше любить.
МЫ, которые жили за счёт того, что любим.
МЫ, которых называли сумасшедшими, когда МЫ говорили, что любим.
МЫ, которые хранили танцующий огонёк внутри себя, стоя посреди толстой тьмы.
У нас не осталось сил
Я говорю за всех!
МЫ говорим за себя –
МЫ не хотим больше любить!
Поэтому – сдохни, любовь, сгинь!
Аминь.