www.polutona.ru

Борис Херсонский

СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА 2017

Сонет

переступив порог
мрачной Страстной Недели,
помни,что в самом деле
Бог наш не так уж строг.

тех, кто душой продрог,
ладони Его согрели.
жизнь Его на пределе.
пора подводить итог.

пора распинаться с Ним
на всех крестах мирозданья
и лечь во гроб дотемна.

мы Господа не виним.
Он дал нам чашу страданья.
не так уж горька она.

***
Смерть говорит Христу - подойди-ка поближе ко мне!
Подойди поближе ко мне! - вторит смерти Геенна.
И ослик поближе к смерти несет Его на спине.
Взгляд ослика сосредоточен и походка его смиренна.

Ослик ступает на цветы, на одежды зевак,
стоящих по сторонам и кричащих - Осанна в вышних!
Но крики толпы не лучше надрывного лая собак.
Лучше бы сразу - конец, без славословий пышных!

Ослик знает - лет тридцать тому его покойный собрат
увозил Младенца, спасая его от царственного злодея.
Ослик снова спасти Христа от гибели был бы рад,
но послушный воле Его идет, возразить не смея.

Зачем нам Иерусалим? Уж лучше в страну пирамид,
кирпичей и корзин - рабство желаннее смерти.
Оковы лучше брошенных под копыта хламид.
Что же вы так раскричались? Радость свою умерьте.

Но радуется толпа и распахнуты настежь врата,
и листья пальмы колышутся в руках людей несмысленных.
И ослик идет смиренно, не открывая рта,
не подымая глаз печальных, недоуменных.

Вербное Воскресенье, 2017

***
"Се Жених грядет в полунощи"- передача "для тех, кто не спит".
Хорошо в эту полночь быть бодрствующим рабом.
Но и спящих, и унывающих Жених в эту ночь простит -
они утомлены повседневным тяжким трудом.
Он явится им во сне. Он введет их в свой дом.
Он всех усадит за стол и всех вином угостит.

Одних Он встретит во сне, к другим придет наяву.
К третьим - в молитве, к четвертым придет в бреду.
Для одних Он подобен Агнцу. Для других Он подобен льву.
Он придет и к впавшим в соблазн, и к тем, кто попал в беду.
Ад уже не страшен - ведь Он побывал в аду,
Он воскрес и сказал - Я в каждом из вас оживу.

***
Моисеев куст горел- говорил- уцелел.
Смоковница горела-молчала-сгорела дотла.
Ибо терновник Словесный плод принести сумел,
а смоковница, как ни старалась, но не смогла.

Ибо истинный плод это Слово, а не инжир.
Ибо жажда Слова должна быть утолена.
Ибо огонь отмщения приходит в иссохший мир.
Спросите смоковницу - вдруг ответит она?

Стр.понед. 2017

***
пришел Жених. мы вышли навстречу ему.
но полночь темна, мне нечем рассеять тьму.
нам от рожденья даны сосуды - светильники тел.
но масло веры закончилось. светильник мой опустел.

светильник мой опустел, и огонь потух.
нахожу на ощупь запертые врата.
отвори, Спаситель, утешь омраченный дух!
Ты дал мне зренье, но я - не зрячей крота.

слышу гневный ответ; "ты растратил все, что имел!
рой себе подземные норы, как мелкий слепой зверек!
из глины были созданы светильники ваших тел,
но вера мертва. ты себя на слепоту обрек.

и что сей сосуд без масла и фитиля?
и если светильник - тьма, то какова же тьма?
у тебя есть лапки-лопатки, черна и мягка земля -
рой подземные норы зверек, лишенный ума!"

мне нечем рассеять сумрак небытия.
по заслугам и честь - уныние и слепота.
но вместо утраченной веры да наполнит милость Твоя
негодный светильник, в котором сумрак и пустота!

Стр. вторник 2017

***
Тянутся дни Страстной своей чередой.
Великий Вторник сменился Великой Средой.
Казнь, погребение и Воскресение подступают вплотную.
Готовится, стиснув зубы, к встрече кромешный ад.
Готовятся к встрече Голгофа и Гефсиманский Сад.
Готовится в к празднику древний великий град.
Сверху вниз смотрит жизнь небесная на земную.

Сколько хлопот и шума, сколько праздничной суеты.
Но неизвестный плотник уже готовит кресты.
Ему все равно кто примет смерть на этом изделье.
Брус приладить к брусу ему не впервой.
Даже если крест покосился и брус немного кривой,
будет оплачен труд непотребный твой.
Кресты зароют в землю и трупы снесут в подземелье.

Откуда плотнику знать, что именно этот крест
растащат по щепочке, знать, что в тысяче мест
по всей земле будут храниться креста частицы.
В реликвариях драгоценных -рубины горят огнем,
Плотник знает - никто никогда не вспомнит о нем.
Плотник думает - ничего, с получки долги вернем.
Но Книга Жизни не стоит этой страницы.

И крест не знает, что его разнесут в щепу.
Римские воины пробираются сквозь толпу.
Рынок шумит. И Храм на горе сияет
невиданным блеском. неслыханной белизной,
под солнцем, какое бывает только ранней весной,
когда природа полна предчувствием жизни иной.
Храм будет разрушен, но этого он не знает.

***
Иуду видели в Храме. Он о чем то шептался с Анной
и Кайяфой. Он им обещал. Они обещали ему.
Закат пламенел незаживающей раной.
Люди готовились к Пасхе в каждом дому.

Хозяйки, шепча, выметали крохи квасного хлеба.
пекли опресноки. Покупали белых ягнят.
Праздник исхода, свободы. Но как же нелепа
мысль о том, что в канун Субботы будет Христос распят!

Ибо эта Суббота была - написано - день великий.
Все замирало в мире. Воцарялся покой.
Но в четверг на рынке толпился народ разноликий.
И отсчитывал серебро меняла дрожащей рукой.

А ночью сияли звезды и бесчисленные планеты.
И Христос в Гефсимании молился, бледный как мел.

А Иуда считал в уме обещанные монеты,
но веревку и дерево тоже уже присмотрел.

Cтр. четверг 2017


***
Рядом с тремя крестами на вершине холма
стоит четвертый. Жизнь, ты знаешь сама --
это крест для меня, прогнившее древо старости и болезней.
У его подножия не толпится народ.
Каждый на этот крест взойдет в своей черед.
Бесполезно рыдать, а стонать -- еще бесполезней.

Осталось смотреть на Того, чей крест рядом с твоим,
на кресты двух разбойников, что сораспяты с Ним,
слушать проклятия одного и смиренную просьбу другого,
вспоминать, что по заслугам тебе положена казнь --
клевета, издевательства, общая неприязнь,
эта чаша выпита, но осталось еще немного.

У подножия стражники делят твое тряпье
и, губку смочив, надевают ее на копье:
напоследок отведай смесь уксуса с желчью.

Смертный пот стекает со страдальческого лица.
Поглядим на мир, в котором даже овца
для маскировки рядится в серую шкуру волчью.

Ты виновен, а Он невинен, но, умирая с Ним,
ты оставляешь грехи, и рассеивается как дым
твоя вина, и чистый огонь страданья
воцаряется во Вселенной, но не сгорает она.
Скоро чаша скорби будет испита до дна,
и даже предательство станет частью Преданья.

***
Распят сегодня на кресте
миры Создавший в пустоте.

Висит с пробитыми руками
одевший небо облаками.

Терновым облечен венцом
Сидящий в небесах с Отцом.

Плевки выносит и побои,
Царь, искупивший мир Собою.

Тебе, пронзенному копьем
сегодня славу воспоем.

Перед страданием Твоим
сегодня головы склоним.

Стр. Пятница 2017

**
Вечный сюжет: часовые стоят у гроба,
с копьями, с автоматами - особой разницы нет.
Главное, чтобы не спали, чтобы смотрели в оба,
чтоб не пропустили ни католика, ни русофоба,
чтобы не выпустили Того Кто во тьме был Свет.

Ты был жизнь, но Тебя во гроб положили.
Ты был Свет, но Тебя погрузили в мрак.
Все, что мог - совершил. Вот и лежи в могиле.
Ты явишься вскоре в Божественной славе и силе,
но стал Человеком, а люди всегда поступают так.

Привалили камнем пещеру и наложили печати.
У входа поставили вооруженный конвой.
Удавился Иуда. Булгаков написал роман о Пилате.
Но в церкви уже поют: "Не рыдай Мене, Мати!"
и с куличами толпится народ непутевый Твой.

Стр. Суббота, 2017

***
ищите мудрого среди глупцов
ищите потерянные поколения
не ищите живого среди мертвецов
и нетленного в месте тления

ибо камень отвален от входа в гроб
и пустая лежит плащаница
но оставил израненный тернием лоб
отпечаток и он сохранится

все детали остались на полотне
даже буквы на древних монетах
как же нам во грехе в суете в толкотне
разобраться в подобных предметах

как же нам рассуждать о сошествии в ад
о бессилии смерти но все же
среди облачных тугоподвижных громад
ты сияешь нам Господи Боже

Пасха 2017

***

Так говорит Господь: считайте, Меня нет.
В строчку, в столбик, на арифмометрах, или
на калькуляторах или компах, так считают крупицы пыли,
число песчинок, снежинок или планет.
Пусть щелкают счеты, пусть лысый бухгалтер сидит
в нарукавниках за столом, отчего-то с утра сердит.

Так говорит Господь: Считайте, что Вселенная из яйца,
космического яйца, лишенного измерений,
неограниченной плотности - и никаких творений.
Вселенная - безотцовщина. Нет у нее Отца!
Вселенная - безотцовщина, и жизнь - сама по себе,
подвластная только случаю, или, напротив - судьбе.

Так говорит Господь: С Кем был Моисей на горе?
Да и был ли тот Моисей, Моше-равеню со своим Аароном.
Вечность черная пирамидка - щелкает метрономом.
Есть четыре времени года. Сейчас весна на дворе.
Но если не нравятся вам деревья в весеннем цвету,
добро пожаловать во вселенскую пустоту.

Так говорит Господь: считайте, что Вифлеем
никогда не существовал, и Мария - сказка для бедных,
нищебродов, невежд, матерей многодетных,
или принцев наследных, не имеющих в жизни проблем.
Не лежал на соломе Младенец и Рождественская звезда
не вела трех царей в никуда никогда.

Так говорит Господь - считайте, что не несли
мироносицы-жены ароматы к Моей могиле,
что Я не воскрес ровно в полночь в славе и силе,
что муки Мои никого от греха не спасли.
Ну что ж! Ваша жизнь - пускай без Меня течет.
Считайте. Но знайте, что это - неверный счет.

***
Все четверо стражей заснули на боевом посту.
Сон был крепок. Земля тряслась а они не проснулись.
Ангелы помогли из гроба выйти Христу
и шли втроем вдоль узких Иерусалимских улиц,

а стражники спали - им было невмоготу
пошевелиться, поднять тяжелые веки.
Какая-то тяжесть в мышцах. Какая-то горечь во рту.
А вроде парни здоровые - не калеки.

А вроде -- сильные воины, вооруженные до зубов,
золоченые шлемы, шелка, бронзовые доспехи.
Правда, им не доводилось стражу нести у гробов.
Казалось бы, легкая служба, можно нести без помехи.

Как на старуху проруха, вот и на них
что-то нашло - нарушение воинского устава.
Один на траве распластался, второй головой поник,
третий валяется слева, четвертый свернулся справа.

И пришедшая смена пытается их поднять,
Одного трясет за грудки, второго - ногами пинают.
Камень отвален от гроба. Как этим солдатам понять,
что Сына Божия для Воскресения распинают?

Говорят и поныне спят и не могут поднять голов,
лишь на час в году прерывают течение летаргии
крики "Христос воскрес", перекличка колоколов,
начальные звуки пасхальной Божественной литургии.

Я, впрочем, не убежден в справедливости этих слов.
А если кто знает точно - пусть и расскажут другие.

***
Дорога в Эммаус. Двое идут в печали.
И тут привязался Третий - попутчик, видать по всему.
Он Был то Слово, Которое было в начале,
Которое было у Бога, было равно Ему.

Позже будет написано Евангелие от Иоанна.
Все разъяснят богословы, но это будет потом.
А этим двоим неизвестны детали Божьего плана.
Двое идут в Эммаус. И Третий - тем же путем.

и Третий спросил: "О чем рассуждаете между собою?
В чем причина вашей печали? Я понять не могу!"
"Пророк великий на смерть был осужден толпою,
осмеян, поруган и отдан на казнь врагу.

Неужто ты сам не слышал о казни в Иерусалиме?
Не видел крестов на Голгофе? Не тряслась под тобою земля?"
Трое шли по дороге и небо сияло над ними,
серебрились листья олив и зеленели поля.

И Третий стал говорить: "Христу пострадать надлежало.
Читайте Писание. Все написано там.
Вспоминайте Исайю - "Смерть, где твое жало?".
"Он был, как агнец безгласен, не давая воли устам"

Толкование к толкованию. За цитатой - цитата...
Не лучше ль зайти в харчевню и хлеб преломить втроем?
Было душно в харчевне. Душно и темновато.
Но Солнце Правды сияло прямо в оконный проем.

Пасха 2017

***
эта ночь была холодной и длинной.
апостолы спали вповалку. двери заперты на засов.
а Господь уже стоял молча пред Магдалиной
из которой изгнал семь бесов.

и никто не знает, куда эти семеро делись.
важно, что не вернулись, Господу вопреки.
а Христос - воскрес, и заря зарделась
на расстояньи руки.

Христос воскрес - радость сменит рыданья.
Магдалина стучится в двери и апостолов тормошит.
говорит, что Учитель жив, обновлено мирозданье,
не нужны ароматы, и саван напрасно сшит.

но слова грешной женщины не стоят вниманья,
даже если она уже не грешит.

***
Говорит Фома: "Вы все посходили с ума!
покосились от горя дома, повсюду сгустилась тьма,
весь мир - тюрьма, ваша жизнь не знает сама
куда она катится!" - так говорит Фома.

"Что за радость в ваших глазах горит? - Фома говорит -
весь мир скорбит, ибо наш Учитель убит,
ибо наш Учитель казнен, в муках скончался он,
он был ко кресту пригвожден, он умер и погребен!"

"Что вы мне твердите? Христос воскрес? Это - темный лес.
Да, Лазарь - воскрес, но больше никто не воскрес,
Лазарь скоро опять умрет, и мы умрем в свой черед.
Нас смерть взяла в оборот, ухватит - и полный вперед!"

"Осязание паче зрения! - утверждает Фома -
У многих бывали видения, и к чему кутерьма?
Христос воскрес! - я скажу не раньше чем перст вложу
в раны Его, я верю лишь в то, что в руках держу!"

"Шалом! - говорит Христос - радуйся, мой ученик!
Ты видишь тело Мое, и Мой сияющий лик,
ты бодр, ты не в забытьи, вот они - раны Мои,
касайся их и сомнений своих не таи.

Ибо вот не нашел я в Израиле веры такой,
которая знает то, чего не коснулась рукой!
Блажен, кто не видел, но верует все равно.
Свыше утверждено - кровь и плоть Моя - хлеб и вино!"

Говорит Фома: "Ты - мой Бог, а я поверить не мог,
вот я к ногам Твоим лег, не будь ко мне слишком строг,
я понял, что смерть всего лишь для Воскресенья предлог!
Господь мой и Бог - говорит Фома - Господь мой и Бог!