polutona.ru

Михаил Калинин

Комментируя Екклесиаста

***
Комментируя Екклесиаста


1.
«задумал я в сердце моем услаждать вином тело мое»
Боже, как здесь пьют

«между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости»
на это невозможно смотреть

«что бы глаза мои не пожелали, я не отказывал им»
здесь себе не отказывают, особенно вечером в пятницу
подземные переходы и пригородные электрички - это что-то

«не возбранял сердцу моему никакого веселья»
нерадостное это веселье, нужно прямо сказать
(северный климат и дешевый алкоголь плохо сочетаются)

«все суета и томление духа»
а то; погляди на их лица

«и возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела
которые делаются под солнцем»

Боже, они все потеряли радость от жизни, а ведь все были детьми
радовались каждому новому дню
рисунку крыльев стрекозы, вкусу малины, форме облаков

«и возненавидел я жизнь» - неужели этим все заканчивается?
вагоны голутвинской вечерней электрички - сплошные сюжеты для Босха

«всему свое время под солнцем»
какое солнце, когда тут в последний раз оно выходило из туч?

«что пользы работающему от того, над чем он трудится?»
свидетельствую — никакой

«нет ничего лучше, чем наслаждаться человеку делами своими»
вся реклама только об этом, о наслаждении
но что-то не очень работает

Господи, я стараюсь, чтоб мои одежды были светлы во всякое время
чтобы не оскудевал елей на моей голове

уступаю места пожилым
улыбаюсь встречным, стараюсь не не толкаться в давке
звоню и поддерживаю друзей

вижу в офисной уборщице человека
такого же, как в начальнике
с нуждами, слабостями, желанием выговориться

«все что может рука твоя делать, по силам делай»
я муравей в этом огромном механизме
стараюсь отдавать тепло всем, с кем соприкасаюсь
не думаю о глобальных вещах, это слишком сложно

«даже в мыслях своих не злословь царя»
Господи, кажется я тут один, кто его не злословит
пусть мои молитвы о нем дойдут в святилище твое как фимиам

«помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни»
спасибо, что предупреждаешь - кризис у каждого свой
никакой МВФ не спасет от наступающих дней
о которых ты скажешь: «нет мне удовольствия в них»
я благодарен за каждый день, прожитый здесь

каждое утро я напоминаю себе: сущность всего -
Ты и Твои заповеди
все остальное - это пестрый калейдоскоп
узор каждого дня не похож на предыдущий

я держусь за Тебя - я знаю, что многого не понимаю
и не пойму до конца
но верю, что я не участник этой суеты
пусть меня не разглядеть в этом муравейнике
Ты видишь меня, этого достаточно

так много всего читают вокруг
мне достаточно Твоего Слова

я размышляю над ним
трясясь в электричке
по утрам на кухне
гуляя в переулках

этот мир свернется как свиток но Ты выдернешь меня отсюда
я в это верю

радостный, ем горячую лепешку
купленную в подземном переходе
благослови этот хлеб насущный

аминь



2.
«...высокопоставленного обманывает более высокопоставленный
и их обоих обманывает еще более высокопоставленный
даже царь получает свою долю прибыли, богатство страны поделено между ними»

мигранты, которых везут в гробах на родину, погибшие на стройке
их правители, получившие инсульт в ванной на даче –

все ушли нагими, как и пришли
насколько у них разные судьбы, настолько одинаковы начало и конец

одним некогда было думать об этом
они до последнего трудились, чтобы прокормить семью

а другие думали, что никогда не умрут
жизнь вторых более зрелищна, но прошло время - и никто не вспомнит

«даже мудрые забудут мудрость свою, если им хорошо заплатят»
я вижу правителей, чей идол - бессмертие при жизни
мудрецов с хорошими окладами, придворных поэтов, шутов, музыкантов
вижу рабов - на плантациях у себя дома и на стройках здесь

царь, я не могу выпрямить кривое, как и ты
моя хорошая новость - я пришел к тем же выводам, что и ты

я смотрю на все вокруг как ребенок, без осуждения и горечи
побеждаю лекарством доверия вирусы безысходности

с радостью ем свой хлеб и спокойно сплю
веря, что завтрашний день подарит что-то хорошее

радуюсь жизни с женой, которую люблю, воспитываю дочь
верю, что в этом насквозь испорченном мире она будет счастлива
раз это получается у меня - она научится тоже

все, что я могу - дать ей свою веру, а вера - это зерно, посадишь - прорастет
и даже асфальт не удержит – взломает
на этом закончу




***
«Господи, боже наш!
как величественно имя Твое по всей земле!
Ты положил мне под ноги овец и волов, полевых зверей»

я читал эти слова Давида на склоне горы
ее буро-желтый скалистый склон был усеян шевелящейся черной и белой россыпью
стадо коз разбрелось по нему в жаркой полуденной тишине
где так оглушителен звон кузнечиков

«когда взираю я на небеса Твои - дело твоих перстов
на луну и звезды, которые Ты поставил»
мне не надоедает это занятие, Боже

их не было видно на крыше московской высотки
(там почти никогда не видно звезд на небе)
но я любовался огнями ночного города
внизу текли светящиеся стада автомашин
потоки разноцветных огоньков свивались в причудливый узор

«слава Твоя простирается превыше небес!»

в горах мы с женой и дочерью разглядывали Млечный путь
я рассказывал о расстояниях до звезд и галактик
под тяжелое сопение и вздохи одиноких запоздалых коров
медленно бредущих мимо нас по улицам ночного поселка

я вспоминал эти слова, гуляя летом по темным дворам родного города
удивляясь звездам, таким ярким, крупным и чистым для городского неба
поражаясь ночной тишине азиатской столицы
после круглосуточного московского гула

«из уст младенцев и детей Ты устроил хвалу»

я помню, как гулял с коляской в парке
дочери было полгода, я прогуливался по аллее
читал про хвалу младенцев и смотрел на ее спящее лицо
ее губы складывались в улыбку во сне
и мне все было понятно о хвале уст

«не много Ты умалил его пред ангелами»

я смотрел на облака в небе - пыль Твоих ног
думал об ангелах, чей эскорт охранял нас с коляской

размышлял об удивительных вещах
которые Ты приготовил для меня в моей жизни

(я, конечно, не мог даже предполагать, что произойдет в последующие годы)
я думал, какой будет дочь спустя десять лет
(я смотрю на нее сегодня и поражаюсь ей)

я просто в трепете наблюдаю - что я еще могу делать
наслаждаюсь Твоей панорамой
в которой для меня отведена удивительная роль

листки из блокнота - мое гефское орудие, Господи
выжимаю свой виноград
во славу Тебе



***
помню, я был как-то раз в керамической мастерской
приятно касаться пальцами глины
она мягкая и послушная

это очень смешно - то, что вышло из моих рук
смотришь на изделия мастеров на полках - дух замирает

я смял то, что у меня вышло и вылепил заново
такое свойство у глины - можно все смять и начать заново

я оглядываюсь на свою жизнь
сколько раз уже было -
Ты все сминал
все, чего я достиг

мне казалось - вышло красиво и хорошо
но Ты сминал это
и начинал лепить заново

я знаю, Тебе это не надоело
мне еще не раз предстоит проходить через это

чем мягче глина, тем легче это все
делай меня мягким, прошу
пусть сердце будет мягкой глиной

не позволяй отвердевать -
так больно потом

все равно Ты сомнешь меня
упрямство — это ненужная боль
больно нам обоим

Твои руки осторожны и добры
но если глина затвердела - приходится брать молоток



***
пятница, вечер; недельный цикл отработан
матрица мегаполиса настраивает себя на двухдневный отдых

я двигаюсь так же неспешно, как люди вокруг меня
иду вместе с другими по тротуарам мимо витрин и рекламных щитов
отпуская вниз по течению очередной пятидневный груз
настраиваюсь на мир и покой, пропитывающий все кругом
начинаю молитьcя за человека, чье правление благословляет Господь

эта страна больна, ей нужны тишина и покой
я приезжаю сюда и вижу - здесь мир и покой
местные, кто из простых, это тоже видят
кто нахватался понятий - комментируют в соцсетях
я тоже из тех, кто начитан, но я пришел с окраин
я родился и вырос в бывшей колонии, мне доступен взгляд со стороны
пророков, предсказателей и критиков тут более чем хватает
по вечерам тут не хватает молитвы за власть
хотя бы в одной квартире каждого из домов

мои соотечественники, которых я вижу тут всюду, я рад за вас —
из любых десяти девятеро благодарны за русского северного правителя
он смотрит исподлобья, редко улыбается
Аллах поставил его в России и Он благословляет его

спасибо вам, азиаты - ваши гортанные молитвы сейчас поднимаются, как фимиам
туда, в Его присутствие, летя над высотками, над колокольнями храмов
язык молений и прошений за власть в этой стране
которую для них заключает в себе человек с хмурым уверенным взглядом

это правильно - просить о мире, о тишине
о хлебе насущном, о стабильности, о безопасности для себя и детей
я, говоря на русском, вливаю свой голос в хор голосов
многоязычный и в то же время одноязычный хор
в котором слышны моления за здоровье и долгую жизнь царя
при котором они могут работать и кормить свои семьи

центр Москвы затихает (представляю, какие пробки сейчас на МКАДе)
над бесконечными реками машин, запруженными на выездах
над сонным молчанием, руганью, разговорами по мобильным
над бодрыми голосами радиоведущих,
над хриплым шансоном и ритмичным прибоем западных мелодий
в темное небо вверх поднимается молитвенный фимиам
сотен тысяч тюркских мусульманских голосов

серафимы, застыв невидимыми стеллсами в темноте
слушают симфонию благодарения



***
Утренняя манна
встаю затемно - иногда по будильнику; чаще просыпаюсь сам
в тишине собираю утреннюю манну
прежними запасами сыт не будешь
лангольеры зачищают прошлое

манна – такое дело, впрок не запасешь
ее нужно собирать изо дня в день
обленишься - начнет смердеть
об этом предупреждал еще Моисей
манна - это всегда живое «сегодня!» и настойчивое «сейчас!»

«ныне, когда услышите Глас Его, не ожесточите сердец ваших»
«наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить ныне»
«вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения»

«сегодня» - это твое Ватерлоо или твой Аустерлиц
не доверяй будничной невыразительности его декораций
ты не знаешь, что скрывается за этим серым холстом
каждый наступающий день может оказаться падающим самолетом
с воем несущимся навстречу точке удара и огненному столбу

но пока загораются окна в домах, младенцы ищут грудь матери
на горизонте светлеет, миру подарен еще один день
проведи его как возможно последний
это хороший настрой
это поможет выстроить приоритеты в списке дел и дневных забот
твоя манна ждет тебя
найди свой шалом, свой хлеб насущный

Господь позаботится обо всем остальном




***
«…идет за мной некто
у кого я недостоин развязать ремни обуви»

под моими текстами ставят лайки
те, у кого я недостоин снять верхнюю одежду в прихожей

мне пишут комментарии
те, кого я недостоин обнять в зале собрания во время пения и молитвы

мне одному временами кажется, что я - худший из грешников?

спасибо Клайву Льюису –
он тоже чувствовал, что недостоин мыть ноги старику - соседу по креслу в зале

выстрой в толпу всех героев обоих заветов
кто бы сумел опознать в ней Иисуса?
я уже давно отмалчиваюсь на этот вопрос

внешность обманчива

зрение Господа - как взгляд Соляриса.
проникающий сквозь обшивку космической станции, даже не замечая ее

я вижу портреты внешности окружающих меня людей
Он видит портреты наших душ

мне бы Его зрение хоть на секунду -
какие картины себя и друзей я смог бы нарисовать!
но ведь взорвется мозг от увиденного
от этих всполохов и протуберанцев

как наши глаза и сердца сумеют вместить это зрелище
увидеть друг друга такими, какие мы есть –

без масок нынешней плоти
в своем истинном облике?

Геркулесы окажутся карликами
невзрачные бутоны распустятся тропическими цветами

это зрелище стоит длительного ожидания в медленно ползущей очереди лет

с меня же достаточно будет быть нищим, усаженным за краешек стола в углу
откуда я буду разглядывать зрелище пира и костюмы гостей

вздрогнув от неожиданности, когда кто-то обнимет меня сзади
и, не поворачиваясь, я пойму, кто стоит у меня за спиной