www.polutona.ru

Борис Херсонский

бабочки детства

бабочки детства

белый с полосками парусник желтый с полосками махаон
бражник мертвая голова как прекрасен как страшен он
адмирал черно-красный редкий павлиний глаз
видел его на даче всего лишь несколько раз
зато капустниц или лимонниц полон воздух степной
мальчик бежит с сачком и волосы выгоревшей копной
мелкие мотыльки невиданной голубизны
выгоревшие крапивницы посередине весны

бабочки детства крылышки календаря
летят даря мельтешение невиданный цвет даря
треугольник серый одним движением крыл
два красно-черных веера передо мной раскрыл
красные черные полосы зазубренные края
как она называется сегодня не вспомню я
помню название совка но каков ее внешний вид
память прячет узоры забвенью неведом стыд

бабочки детства крылышки календаря
ночные сборища возле дачного фонаря
вот одна упала на землю осыпающаяся пыльца
серое тельце мечется в ожиданье конца
потому что ночная бабочка насекомый икар
а фонарь высокое солнце ей гибель приносит в дар
я знал что все они были гусеницами а потом
превращались в куколок обернувшихся обреченным листом

эти куколки мумии египетский саркофаг
в нем нет драгоценного золота его не ограбит враг
хитиновая скорлупка неподвижный и скорбный лик
а Бог что велик в былинке и в гусенице велик
тем более в куколке ибо в этом гробу
прообраз Христа распятого с терновым венцом на лбу
и в должный срок треснет хитин по швам
и душа Воскресения во славе явится вам

20.018.16

Inachis io

Четырехглазыми называли очкариков. Чаще -- заучек- девиц.
За очками глаза, в которых растерянность и тоска.
Интеллект - это да, конечно, но невыразительность лиц,
и фигуры как будто слеплены из песка.
То ли дело Inachis io, бабочка, ей четырех зениц
хватало на крыльях. Четыре павлиньих глазка
на бархатном красном фоне видишь издалека.
Где твой сачок, юннат, смышленый коллекционер?
В детстве забыл? Ну что же, печаль невелика:
бабочка будет свободна, подавая тебе пример.
Она глядит на тебя во все глаза, разумеется, в том
числе в четыре на крыльях, что позволяет мелькать
изображенью, как вечером в кинозале пустом
на экране мелькают кадры. Вся королевская рать
не сможет собрать насекомое из деталей складных,
не выточит этих усиков, не приладит чешуйчатых крыл.
Прекрасная вестница, исчадье миров иных!
Хорошо, что ее юннат своим сачком не накрыл.
Вот она села на веточку, сложила крылья и вмиг
исчезла - так невзрачна обратная сторона.
И ты впадаешь в детство, четырехглазый увалень-ученик.
И девочка четырехглазка - о как прекрасна она!

Pieris brassicae

Белянка капустная. Невзрачна ее белизна.
Четыре черных пятна на крыльях - вот вам и весь узор.
Она знаменует собою весну, но, впрочем, весна
начинается не с нее, а с крапивницы. Рассеянный взор

отмечает мелькание, парный полет простых
созданий таких, что проще не сыщешь в этом роду.
Но и капустницам причитается короткий весенний стих,
оттиск словесный наблюдений в дачном саду.

Здесь не выращивают капусту. Этот бесспорный факт
с точки зрения гусениц знаменует великий пост.
Но дни мелькают, и мелькание крыльев в такт
помогает весне проснувшись тянуться в рост.

За лето - три поколения. Куда как короток век
насекомых, почти непригодных для цветного кино.
Опять же - мелькание крыльев, как моргание век,
мутится взор и пространство слепотою больно.

Vanessa atalanta

черная бабочка с красною лентой
август в печали солнце в зените
что делать вам с красотой мимолетной
только взгляните только взгляните

черная бабочка белые пятна
села на миг на трубу из металла
траурный август природа опрятна
жаль что людей понимать перестала

черная бабочка с красной каймою
как ты спала во хитиновом гробе
вот и вторая летает с тобою
черные обе прекрасные обе

черная бабочка лента по краю
крыльев ребристых траурно ала
отдых в дороге к Господнему раю
там где природа людей понимала

черная бабочка белые пятна
словно на карте людского познанья
если вселенная людям понятна
то мирозданье не стоит вниманья

черная бабочка с красною лентой
август в печали солнце в зените

что делать вам с красотой мимолетной
только взгляните только взгляните



Mantis religiosa

оплодотворенная самка съедает самца
так как ей необходима белковая пища
помада и пудра для маскировки лица
известка и краска для ремонта жилища

у ней овальное туловище треугольная голова
складные молитвенно передние лапы с зубцами
она съедает самца сразу как только едва
он кончит дело а что еще делать с самцами

она зеленого цвета сливаясь с вечерней травой
без надобности не двинется не пошевелится
в ее поведении есть элемент игровой
для него любовь есть последняя не продлится

очарование и не помедлит вечерний день
лапки тонкие гибкие вывернутые кнаружи
треугольная голова повернутая набекрень
талия перетянутая как невозможно туже

заметно похолодало а кровь и так холодна
на даче спят как в раннем детстве на даче
она сидит на стебле она осталась одна
вспоминая о смерти самца как о главной своей удаче

21.08.15

Chrysopidae

как слепой ощупывая пальцами воспоминаний
познает объемы но не цвета
что мне скажут незрелые гроздья и вечер ранний
линия жизни линия рта

для рта все труды человека а душа ненасытна
для глаз все красоты но зренье слабеет и мрак
окружает разум и Бог не простит но
подает презренья условный знак

и стелется скорбь ковриком над ногами
ранний вечер становится поздним и у фонаря
эти с прозрачными крыльями летают кругами
бесцельно сосредоточенно ни слова не говоря

древние сетчатокрылые нежные златоглазки
искательницы нектара и желтоватой пыльцы
им не нужны ни учебники ни подсказки
ни философы эллины ни китайские мудрецы

вот одна такая села тебе на палец
осторожно смотри на нее смотри не стряхни
ты им родня ты тоже ищещь света скиталец
хотя и не так прозрачен и призрачен как они


Papilionidae

бабочка хвостоносец парусник кавалер
летающий треугольник полосатый складной
для наших широт особо крупный размер
у основания хвостиков павлиний глазок цветной

исчадие августа спутница духоты
немного цветов осталось чтоб тебе подарить нектар
но и немногие августовские цветы
для тебя сохраняют сладкий бессмертный дар

поздние пчелы в малиннике одинокий жук-скарабей
зеленый кузнечик на виноградном листе
в шестиногом мире нет ни забот ни скорбей
ни в медведкином подземелье ни в бабочкиной высоте

бабочка хвостоносец садится на поздний цветок
крылья распластаны скоро взлетит опять
тончайшей пружинкою расправляется хоботок
устройство которого невозможно понять

чешуекрылая членистоногая красота
в каталог занесены мудрые латинские имена
смотрит зеленый кузнечик с зубчатого листа
бабочка отдыхает зноем утомлена

Catocala nupta

Серый в крапинку треугольник на серой древесной коре
почти незаметен. Мимикрия. Береженую Бог приберег.
Кончается лето. Прохладнее на дворе
становится к вечеру. Слышен поздний упрек
в каждом шорохе листьев. На полчаса прилег
на раскладушке. Зябко. Тут в помощь шотландский плед
обмотаю его вокруг ног.
Мысли тянутся. Перечень прошлых бед.

Не жаль духоты и жары. Жаль ночного тепла.
Жаль уютной неспешной жизни, растраченной зря.
Серый в крапинку треугольник раздвигает крыла,
взлетает, летит на тусклый свет фонаря.

И нижняя пара крыльев - чередованье полос
красных и черных мелькает и дразнит взор.
Откуда бабочку ветер вечерний принес?
В каждом шорохе листьев слышится поздний укор.

Красная ленточница. Она почти не видна
когда сидит треугольником, крылья сложив.
Но взлетая в неярком свете являет нам ордена.
Она работала гусеницей. И взлетела - их заслужив.

За то что ползла по веткам и приносила вред,
за то, что прилежно спала в хитиновой скорлупе.
Зябко под вечер. Тут в помощь клетчатый плед.
Теряется бабочка в сумерках, как человек в толпе.

Gonepteryx rhamni

В семье белянок не без урода - иной
вид отличается нездоровою желтизной,
но не верьте цвету - бабочка на этом свете - жилец.
Вот летит лимонница-самка, за самкой летит самец.
Поэзия размножения, трансформации, наконец
полета, который со спячкой чередуют они.
Во сне набираясь сил, они продлевают дни.
Желтое на зеленом, желтое на желтизне.
Эта бабочка осенью может мечтать о весне.
И она дождется весны, забившись в щели
между досок сарая, или в груде листвы.
Эти бабочки жили и выжили, как могли.
Выжили так, как выжить могли бы вы.
Ибо южные холода сегодня теплей, чем тогда,
когда о потеплении знать не могли
жуки, кузнечики, сороконожки, лужи под коркою льда,
заиндевелые листья на поверхности влажной земли.
И Антарктида стояла целехонька, как была,
огромные айсберги не растворялись в соленой воде.
Октябрь на носу, а лимонница еще летит, весела,
желтеет, сколько ей вздумается, позабыв о стыде.

Aglais urticae,

Было бы мне дано выбирать, кто я – философ, которому снится, что он
бабочка, или бабочкой, грезящей, что она
философ, я выбрал бы бабочку, которая видит сон,
я был бы зимующей бабочкой. Снежная пелена
выбелила бы на время вечное бытие,
я был бы зимующей бабочкой, я бы вселился в нее,
как нечистый дух вселяется в невинное существо,
не в силах ни соблазнить, ни замутить его.

Я был бы крапивницей, забившейся в щель, куда
не проникают зимние холода,
крылышки бы подрагивали в ожиданье весны,
и сны мои были бы сложны. но честны.

Во сне бабочки я был бы старец, лысый, с реденькой бородой,
со свитком в руках, облака бы по небу шли чередой,
я размышлял бы над смертью, старостью или иной бедой,
над силуэтом девушки, промелькнувшим вдали,
над зимующей бабочкой в безопасной щели,
но пробудившись в апрельском луче золотом,
я выполз бы на поверхность, согрелся бы, и потом,
расправил бы ржавые крылья на мягком листе молодом.

2011

Acherontia atropos

На спине у огромной бабочки - мертвая голова.
Голова мертва, но бабочка-то жива!
Бабочка не понимает греческие слова.
Ей все равно, что о ней говорит молва.
Дщерь Ахеронта, неотвратимая, как-то раз, в сентябре
я видел тебя на сочащейся янтарной смолою коре
старого дерева, ждущего топора,
я видел тебя давно, но помню - как будто вчера.
Дщерь Ахеронта, питомица тех садов,
где не цветут деревья и не приносят плодов.
Тщетно ходит Мичурин, повторяя "привой" и "подвой",
голова садовода встретится с мертвою головой.
Народный умелец в соломенной шляпе и пиджаке
из чесучи, со Сталиным и природою накоротке,
он не может ждать милостей от природы, он их берет,
как сочную грушу и сует в свой старческий рот.
Не спеши, Мичурин, не ешь, приглядись сперва:
вместо груши - бабочка, бражник, Мертвая голова.
Она взлетела с Голгофы, прямо из-под креста,
на спинке - череп Адама, навек сомкнувший уста.
Все дело в яблоке, помнишь, Мичурин, антоновку в райском саду?
Зло - подвой, а привой - добро, но всем нам гореть в аду.
Верней, не гореть, а мерзнуть, в потоке подземных вод.
Неотвратимая бабочка прилетела к тебе, садовод.

Saturnia pyri

Большая ночная павлиноглазка, если смотреть на нее
с высоты полета птицы, ищущей дичь в траве,
кажется мордочкой хищника который возьмет свое,
не зря четыре глаза на одной голове!
Эта страшная маска - ночная павлиноглазка.
В бесшумном полете она подобна сове.

В центре каждого глаза зоркий черный зрачок.
Бурая радужка желтой каймою окружена.
Такой не страшен ни хищный клюв ни пионерский сачок.
Сама кого угодно напугает она.
Для юного пионера созданье такого размера,
с такими глазами бабочка -таинственна и страшна.

И засыпает юннат, укрывшись несвежею простыней,
летний лагерь, где спальный корпус - то же барак.
Ночные бабочки летают за известковой стеной
сосредоточенно, молча - никто не умеет так.
Спите, дрожите, дети: в таинственном лунном свете
мелькают четыре зрачка - ночного зрения знак.

**
дыхание ночи над самым ухом звон комара
никак не уснуть сегодня вокруг фонаря мошкара
мельтешит кружится бьется головой в стекло
в шесть часов понемногу светает в восемь совсем светло
влажно душно теснит в груди звучит в голове
сигнал безвоздушной тревоги кто-то шуршит в траве
кто-то уже проснулся а может не засыпал
древний растительный мир многословен и многопал
мир шестиногий крылатый мир восьминогий ползком
что делать тебе двуногому в многосложном мире таком
сигнал безвоздушной тревоги влажно теснит в груди
гаснет фонарь бессонная ночь позади