www.polutona.ru

Павел Финогенов

КОГДА


...и "всё нормально" из
его беззубого рта звучало как
"все умрём"

* * *

я ничто я всего лишь заметьте
тихо падает капля в бокал
половинчатый как на рассвете
пустотой с пустотой поиграл
голос ли отголосок оставил
пар с намёком на водную гладь
увлекая открытием правил
но не тем чтобы их соблюдать
призывает сырая казарма –
что-то там типа долга отдай –
но погас у ненужного храма
без знаков отличий фонарь


* * *

упругая клеть/ истончается кожа
звенит сердцевина в плену апельсина
такого неистового словно бёрджесс
по семечку – тук – молоточком несильно
распухнет язык что способен провякать
о тварном в тебе/ органическом/ близко
врезаются корни в преступную мякоть
растут друг из друга дерьмо и белинский
их произведенью равняется площадь
на практиков определяющих точно
судьбу урожая/ каков ты на ощупь
тверда ли твоя оболочка?


* * *

после хлопка комната
ещё дышит в остатке сухом
стакане/ листке что нашёл приземлиться
куда же день радости было потом
на столе панегирик темнице
пепельница/ лекция так и не прослушана
фильм пазолини заспанный наполовину
и ещё этот пыльный свет
лижущий вяло пиалу с жимолостью
плоды и обглоданные косточки
субъект теряется в собственной жимолости
повсюду одна жимолость практически
за мёртвым ажуром
бескрайни её поля


* * *

будто бродит где брат большой
крутит меня в провода
даже под простынёй
очень страшно когда
говорить от первого лица
стало сомнительным занятием впрочем
есть и более важное куда уйти от
лица последнего


* * *

когда мать обернётся землёй
а отец небом быть перестанет
говори это всё не со мной
говори это всё про себя
ужасающе как и легко
заглядевшись на пар мнимый танец
треснет в судороге телескоп
самый зрячий
короче труба


* * *

фотографии старого города
изъяны проявителя и пятна
отпечатки пальцев пытавшихся разъять
время
в них неба больше нависает
сепией красит крыши
что значительно ниже и дальше скал за стеклом
что может быть вдохнёшь тот серый воздух
так сразу отравление как сладость
с горечью тридцать седьмой любится с шестьдесят восьмым
через зубья людей на раскалённом асфальте на мостовой
некто описывает полукруг рукой
с колосьями с глобусом как с перекошенным ртом
не зная ещё о [том]…
твоё фото таким не будет
с автоматическим выбором экспозиции/ панорамной съёмки азы
пальцами щупаешь ты повторяешь зная о сжатии времени
ты повторяешься
это уже патология

сепию сделаешь
важно закуришь
даже не слыша
крики из детской


* * *

первое что ты увидел не имеет никакого значения
лицо женщины/ потрескавшийся кафель
также не имеет значения последнее что увидишь
вспышки словно на фотосессии
кому передашь этот опыт если
сам не успеешь усвоить
вкус точнее послевкусие в котором
(говорят гурманы) вся соль и весь сок
и снова осень в любое время года
и снова расширенный серый зрачок
объективизация плеча ближнего
что кожи не имеет
значения всегда между
обтягивающих джинсов между
скрипящих половиц когда
каплей за каплей нельзя ведь сказать
что течёт рекой
как отождествить одну неопределённость с другой
когда
свет отслаиваясь от сетчатки становится самостоятельным
когда
(помнишь?) голос:
"...это ты сейчас улыбаешься или?.."