www.polutona.ru

Артём Пудов

Пять первых отзвуков (мини-цикл)

1.

когда изменой брата, как лихорадкой, воздух заражён...

В.Кривулин


Лиру сломали и переработали мигом. Всё, что хотел о предательстве - вот, эта Книга. Тычешься пальцами, водишь, как в детстве, в слепо-глухом, скупердяйском соседстве с мыслями, сомненьями, страстями, бореньями, а потом иудливый запах тления. Мы одни перед Богом, и ждём прозрения, но не одни перед миром, и презрели забвение.


2

... а постель -
нет, не место, где жалеть и любить...

Н.Горбаневская


Смешно, и смеюсь, что слёзы выступают мгновенно. Это столь очистительно - ты на время один во Вселенной. Молчишь, прижимаешь пальцы к вискам, будто тоска замучила, и в итоге - борьба на дурака: удивленья нет, только природная скорбь, и, взбивая пух из перины, чую, как воздух спёрт. Да, поэт не лукавит - странноватое место, где не только телу - душе адски тесно.


3.

мне бы чего попроще, вроде любви твоей...

Б.Кенжеев


Когда выйду из дома, соседка закроет окно. Когда войду назад, она нальёт валерьянки. Мне проще живётся и шибче дышится - царский размах. Соседка напугалась вдруг - зачем ухмылка на губах? Это непроизносимые вещи всуе - ураганы, кометы, вулканы, буи, дрызги чувственные и апофатики мерные струи. Боюсь, теперь лира с камнем превратятся в одно. Не знаю, нервно моргаю, чего, куда - спросить у цыганки.


4.

... как прежде, в Ленинград ночными поездами
и просыпаться ночью в Амстердаме...

Н.Горбаневская


Поди разберись, где теперь Ленинград, где сейчас Амстердам. Просто горечь прощанья мне рот затыкает кляпом. Кинешься в прихожую за тараканом в бой. Потом плати за глупость, скудость разума чумной головой. Ответь мне. пожалуйста - не ниц, не колени. Гитары ноет струна за стеной, как в пионерской смене. Расскажи мне, пожалуйста, сколько Шуберт использовал гамм, соединится ль "Зимний путь" с моим хожденьем этапом.


5.

Скажу, никого и ничто не виня:
Пусть больше я люблю, чем меня

У. Х. Оден


Вот и крутится пластинка, закипает чайник. Да, скорее прискорбно, но в один из дней, когда заговорит последний молчальник, извинюсь, но, выбирая, я захочу любить сильней. А другое - лишь рябь на воде, хожденье за руки по кругу. А иное - волчий вой, зубной скрежет, собак долбящий лай. А ещё быть всем для себя и ничем друг для друга. А ещё - скрипачу с ликом Хейфеца: "Ты, друг, играй, играй, играй!"