РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Павел Финогенов

КАК ПОМОЧЬ БОЛЬНОЙ СКОТИНЕ? В ДИАЛОГАХ И РАССУЖДЕНИЯХ.

05-01-2015 : редактор - Женя Риц





КАК ПОМОЧЬ БОЛЬНОЙ СКОТИНЕ?
В ДИАЛОГАХ И РАССУЖДЕНИЯХ.



* * *

все эти тексты
просто возможность
выкричаться
потому что ты стебель
от ветра-то ты никуда не денешься
а если ты больше не можешь кричать
и качаться в такт
и рифмовать
если всё больше шёпотом приходит
самое жестокое и правдивое
что с тобой должно случиться

шаг назад
в темноту и вниз

их толстые зады
будут судить до посинения
языков
никуда не сдвинуться
присяжные

а я
да что я?
уже после вердикта
на тридесятой глубине
нащупаю
твою руку




* * *

свой внутренний устроив магазин
держа удар когда реально надо
живёт и радуется гедонист кузмин
что иванов играет в обскуранта
и гладит мышь по кличке бовари
и собачонок ей бросает в клетку
поёт романс
гори роман
гори
не существующий
но взятый на заметку
где следует троллейбус и трамвай
все надписи доходчивей
искусней
"давите гадину"
"систему гад ломай"
пустыня ширится легко
без заратустры
не мрак веков
хоть местность пересечь
и потихоньку так сказать калитку
со стороны
услышать свою речь
но не гадать
окликнут
не окликнут



* * *

тяжёлая
промышленность
атлетика
где выход к патриаршим только вдох
прижимаются к стенкам предсердий
homo soveticus
кому бог отец
а кому
троюродный свёкор

и вот совсем не папино кино
и лопнул капилляр с парами ртути
но мама-мама это видит кто
кто ручку глаза так по-свойски крутит

вот кажется стоит
зубами клацая
когда на борт влезает хрусталёв
бьёт крылами
в дырявых сетях
простая
рыбацкая
русский улов
о это русский улов

работая на складе ртутных ламп
всё от избытка рек лесов извилин
он говорит и грамма не отдам
за california dreamining



* * *

чтобы не разоблачили
пил палёную водку
закусывал перчиком чили
приставал к потерянным женщинам
делал вид что подбираю плётку
но какие-то вещи нам
казались одинаково мутными например
чем юмор отличается от закона
хотя тоже мне бином ньютона

я курил трубку мира
(как заклятый русофоб)
а дети унылого траха
пресекали сомнения в командарме
присягали на верность оруэллову глазу
хохломе и гжели
в грубой форме жаловались маме
на то что не цепляют доморощенные пикассы
трактуя моё молчание
как своё сожаление
они постоянно трактуют молчание

а когда прощались у меня из кармана
выпала серебряная ложка
теперь понимаешь как сложно
быть неблагонадёжным



* * *

была сессия
я не был пьян
поэтому помню девочку иру
теперь между нами экран
это раньше её любил
а теперь комментирую
и когда она открывает рот
всё становится
предельно просто
родина смерть зовёт!
кто за родину
у того всегда
здоровые дёсна



* * *

рубашки заправлены
в тренировочные трико
и глаза
словно ты задолжал всю землю
набившуюся в подошвы ботинок
царапают обшивку вагона
оказавшегося на запасном пути
стучатся в окна
вот-вот проникнут
но тела их мягки
полупрозрачны
и сами безмолвны
если на них не смотреть
если на них не смотреть
к утру всё закончится
а взглянешь
как один завоют

"...что же получается
мы и не жили вовсе!.."



* * *

нашёл в соцсети интервью
устроился поудобней
видео на час
просмотрел добрую треть
и только тогда понял
говорят по-немецки
без субтитров и перевода
там вообще все немцы!
но какие приятные у них ладони
брови морщинки вокруг глаз
когда они улыбаются
досмотрел до конца
и не потому что пятница



* * *

сидишь не чешешься –
а так ли
принципиально дуть в дуду
а я жую свой возраст акме
кладовку разгребать иду
вокруг эпические вещи
джинсовки рванные
ножи
сосед по дому
беспредельщик
в гостях –
но так не учит жить
как лютое бг.
да толку
магнитофон романтик сдох
пятно на траурной футболке
медаль за скромность.
всякий бог
кто знал шо за углом у Сили
нальют
когда лавэ нанэ
как хорошо мы плохо жили
на ставшей пошлостью земле



* * *

после ремонта раковина осталась
с краном нависшим над ней головой
потащил её в лесопарк
запечатлеть на фото
да там и бросить
вот она грустит у костра из покрышек
вот сидит на стволах дерев
хотелось таинственней
тише
но боком выходил
и входил в меня гнев
что сели батарейки
сигареты кончались
и всё не про то

ударился оземь
обернулся
километр протопал
припал к раковине и слышу
глас как бы трубный

"...а в городе том сад..."

а трубы-то нет
трубы горят
раковина шумит мёртвым морем
фантомные боли
так говорят

заглянул в решётчатый слив
а там моррисон и кёртис
сочиняли второй мотив
мальчики и девочки
любили друг друга как я не могу
е…ашили луки
о древо тёрлись
смотрели в ту же
надвигающуюся темноту
и не духом
а упругими телами
осмысляли крутые виды
на жительство в очищенном саду



* * *

во время той почти принудительной прогулки
выслушав без кульминации без завязки
историю написания эпилога
он сморкался
жаловался на головокружение
но не особо долго

"...это конечно печально
но и полезно в том числе
для текстов
в том числе..."

так сказал
а я так смотрел
искал ладони
и находил что мы уже говорили как-то
это было давно и не с ним
в сущности я помню только
то ли сочи то ли крым
где краюха чужого рассказа хрустит
про тебя
про тебя
убаюкать эти
двадцать процентов дерьма
и вскрывать
с о…уевшим спокойствием клети
а!
а!



* * *

в задницу всю рок-н-ролль
украл-
выпил
в москву
в нижний новгород
ведь это
как написать грёбаный роман
причём начав прямо с хэппи энда
не затягивая с сюжетом особо
вспомнить
что там на первой странице
говорил посторонний у гроба
матери
жаль ты ещё не умеешь читать
а я хочу разучиться



* * *

говоришь – накрывает – но это подарок
ни заслуга ни выслуга а в голове
пустотою звенит недобитая тара
и помойные голуби в светлом дворе
встрепенулись под утро и тут же солгали
от удара по жести трухой-кирпичом
как по юности нам забавляться руками
хорошо оставаясь всегда ни при чём
так за длинным столом помнят петю и клаву
дифирамбы отсутствующим ох легки
раз уж мелочь имеется за переправу
заплатить –
на глаза не кладут пятаки



* * *

если в небе тоже синица
а рук никаких и нет
будет музыка доноситься
и весь этот твой
приглушённый свет
будем
будем
как ты обещала
впадать
в не совсем счастливое детство
когда мой отец нажирался
пел в последнюю осень
группы ддт
"...ну вот ты сынок и попался
и последнюю песенку
не услышат..."



* * *

после тревожного сна
невозможно проснуться жуком
хотя можно было уколоться
тоской от игры на скрипке
тринадцать лет назад
у неё было
другое имя
цвет волос
образования не было вообще
а город мало чем отличался
разве что меньше парковок
но мне-то зачем
интересоваться сменой тел
подменой тем
фантомных увлечений
сдвигающих только ракурс
с одной точки обзора
растиражированной по всем журналам
в которых не публикуют
чем на самом деле мы занимались
так что земля устала
но каким-то чудом осталась
спрятаться в следующий сон
и всё бы
но даже в социальных сетях
подмигивают эрос и танатос
кинем окурки в лужу
и пойдём бесаё…ить



* * *

сердечная недостаточность речи у
писателей и прочих мамонтов
найдут костяную брекчию
установят множество фактов
а о том что в звуке совсем нет мяса
мы уже говорили как-то
это было давно
когда ещё не постучали
о преграду преград
когда ещё не условились
расставлять паузы
вот так



* * *

а вот и правда
зачем столько могил
одному неизвестному солдату
ими не прикроешь тыл
движенья нет
сказал мудрец брадатый
соорудив подвижную тюрьму
и больно и приятно
но забылось
что делать духу если вдруг ему
такое тело раз и полюбилось
в стихотворении а. фета "никогда"
нам пытались донести...
и то и сё
улыбка без кота
блестит заманчиво кремнистый путь
камо грядеши?
там забор
наклейка
но можешь краешек втихушку отогнуть
и вот она – лазейка



* * *

а с дороги свернёшь
будет рыжий лес
есть кусачки
колючка теперь не преграда
городок с остановленным сердцем
ты здесь
повторяй
повторяй
ничего не надо
только видеть как свет сквозь тебя течёт
трудным детством уходит в бетон и почву
спросят в спину они
а живёшь-то чё?
на такое всегда отвечаешь молча
ничего
ничего что горячка прошла
а была
предавала тебя
зараза
эти милые лица –
одна зола
и краюха чужого рассказа



* * *

и однажды проснувшись
без всяких компотов
различишь очертания
ой
а где все?
словно околоплодные воды
отойдут
никаких тебе champs elysees
это кажется им
детский сад
прогуляться
ну а ты уже знаешь
бе-жать
хороводец заводят
к тебе обниматься
так устраивают
ничего не понять
лижет вслух подстрекатель шершавый
а сам-то
ни вовек сигануть за забор
помолчишь снежным комом
и в раз тридесятый
поведёшь нескончаемый
разговор



* * *

когда в последний раз
лежал в траве и глядел
не было песен в гортани
и судорог половых
клетки передвигались туда-сюда
принимая ночь земли
предвкушая распад
не клали руки на плечо
ни враг ни брат
ангелический инфант
постигал разврат
доходчивей дионисийца
так что не каждая синица
долетит до середины стикса

но вот...
если присмотреться
вон там
там в кустах –
когда я пришёл в себя –
от страшной свободы –
я впервые перестал плакать



* * *

написать ещё одно стихотворение
как наблюдал за танцем короля-ящерицы
а потом смотреть на арлекинов
путать клюквенный сок с чем-то там подкожным
отклонять приглашения
в друзья в соратники в репетиторы
в кумиры в братья-сватья и проч
помыть посуду на ночь
со старой погремушкой уснуть
не помня когда и кем
и ку-ку-ку
как всё на свете



* * *

насмотреться на крошево кирпичей
одичавший в бурьяне асфальт
мнемозину завёртывать в полотнище
той степени новизны
что и капля у ног на песке
отпечаток один такой

"...ты... это самое..."

самое...
тянется сквозь
к внешним краям с арматурой
"это самое" примиримо
с трёхэтажным
на отшибе
где на ужин были
порционные судачки а натюрель
и то что сообщать совсем не нужно

"...это раковый корпус дружок
среди пациентов
ракушка..."

вот он взял её
слушает шум
анекдотец не в тему
частая смена коек
но лучше уж выйти смотреть
не насмотреться
на механику морщин
курить вместе

"...если по тропинке налево
магазин
можно и сбегать..."

но не дождаться такой вот речи

"...значит вот оно как всё устроено..."

когда надо
сказать будет нечем
и незачем
на медбрата-мерзавца пенять

"...возьмут литр боли
и тебя щепоть..."

"...направо пройдёте
свернёте по лестнице
и там уже река..."

капля падает свысока
хочется избавиться
поскорей раздеться
но пока
всё что и есть
помолчать
насмотреться



* * *

плохо помню я брата авеля
разум проснулся лет в восемь
после того как поставили
меня в пыльный угол носом
а теперь вон – сбегает по лестнице
прячет в щитке сигареты
выйду под вечер проветриться –
с ужасом слышу крещендо
брошу коньяк жену тело и –
в отчизну рвану без оглядки
что там поют эти демоны
голосами на детской площадке



* * *

съесть демонстративно вырванную страницу
из учебника по физике в матёром марте
чтобы потом решать сыну уравнения
в свободное от злоключений время
противогаз на парте
и нож
вот получи!
о полном среднем
и кузнецов на фоне иванова
но только иванов дрожит осенний
всё не желая быть
каким-то фоном



* * *

увлекает делом к ночи
сгусток клеточный комок
не водица камень точит
а навеки смертный бог
разобрал свои игрушки
здесь пружина здесь остов
до которого разрушим
нам на свете ничего
как вертинскому не надо
где же кружка! baby yeah!
всею правдой и неправдой
отходи в небытие




blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り