РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алла Зиневич

Золотое сердце Алого Льва

06-01-2021 : редактор - Женя Риц







Феникс – птица вечного возрождения. Алхимия, знаком осуществления которой является в том числе Алый Лев, называлась издавна также царской дорогой. Зверь цвета крови и жизни всегда полагался во многих культурах правителем животных. Ассоциировали Льва и с Христом, что известно даже любителям детской фэнтези – кто не помнит Аслана из сказочной серии К.Льюиса? Так, начиная с заглавия, мистерия Александры Петроградской решена блистательно. Кроме того, издателю удалось подчеркнуть космичность поэтического замысла, использовав синий в качестве цвета обложки и золотой для шрифта выходных данных. Также он добавил внешнему атрибуту публикации смысловой глубины, разместив рядом с обязательной словесной информацией силуэт картины «Тайна пирамиды Хеопса» - кисти той же Александры, что в том числе объединяет ипостаси её дара.
В стилистическом разнообразии «Царя-Феникса» читатель найдёт как достоверность знания египтологии, так и оригинальные замыслы, а авторская задача текста соответствует избранному жанру. Поэтому на память приходят слова символиста Максимилиана Волошина: «в глубоких и органических проявлениях искусства всегда можно рассмотреть канонический ствол растения и свободное цветение индивидуального творчества на его ветвях». Вступительное стихотворение, чей стиль — простота силуэта и полнота смысла пирамид, задаёт тон рождённой озарениями поэмы «Царь-Феникс». Это не эпиграф, а знак призвания. Потому сразу появляются основы: Лев и Сердце Золотое. Особый смысл заложен и в структуре текста, построенного пифагорейски: «пьеса-мистерия в восьми частях». Неоднократно повторяемое «восемь» символизирует бесконечность, и композиция поэмы математически живописует звёздный рост к вечным ценностям. Они заданы с самого начала, ибо посвящение:
Атале и Гаалле
Сфинксу-Человекольву
Братству Солнечное Око
С вечной Любовью!
называет имена Эхнатона и Нефертити в предыдущей инкарнации. В нём заключается краткий ответ на вопрос эпиграфа: ««Я — Человек! И что это? Скажи!» — А.П».
Поэтому характеры действующих лиц не идеальные – они живые! Главный герой един в трёх лицах. Он уснул Аменхотепом, проснулся Эхнатоном, а в итоге предстаёт как Алый Лев. Последний — частица вечности, объединяющая воплощения как духовная проекция философского камня. За супругом следует Нефертити: пара правителей соответствует в одной из египетских мифологий творцам мира Шу и Тефнут. Заканчиваются ремарки обозначением множества мест действия, включающих не только общеизвестную географию. Учение Атлантов, являясь наиболее полным выражением Творца как Любви, имеет внеземное происхождение и увлекает на метафизическую родину — в Солнечное Королевство.  Следовательно, заслуга и дерзость автора в том, что сложен новый Миф об Атлантиде — после Платона и независимый от него. Ведь главный герой произведения —
Сын Света — Феникс-царь —
Атлант.
Текст столь масштабного произведения создавался на протяжении долгих двух десятилетий, что позволяет сравнить проделанный труд с работой Лермонтова над поэмой «Демон» и Гёте над «Фаустом». С последним «Царя-Феникса» сближает не только философский уровень задачи, но и драматический жанр. Близка мистерия и пьесам Шекспира, причём скорее хроникам — историческая детальность и напряжённость борьбы в коллизии «жрецы-фараон» близки произведениям великого барда о правителях его родины и древнего Рима. Это не отменяет трагизма, воплощённого не только в гибели героев (неокончательной и неоднозначной), но прежде всего в провале их миссии. Допустив измену и предательство, Эхнатон и Нефертити нарушили Главную Составляющую Учения.
Как жанр по происхождению средневековый, где важную роль играют сны и видения, мистерия сродни и духовным странствиям Данте, и поэме о титанических противоречиях высших сил «Потерянный рай». Финальные строки
СМЕРТЬ ПЕРЕЙДУТ
ЛЮБОВЬ и ПЕСНЯ ПЕСНЕЙ
очищением читательского духа отсылают к катарсису греческой трагедии, но без обречённости, а с высокой надеждой. Есть и иные переклички с античностью – эпизоды, связанные с дарением Нефертити породистого скакуна, выражают мотив Троянского коня. Животное здесь выступает также как «конь блед» из Апокалипсиса, представляя собой мрачный знак. Звериный символизм, как можно увидеть, – одна из важнейших особенностей поэмы. А развёрнутая, как у Мильтона, метафора Древа молчания – отсылка к Древу познания. Это вместе с концепцией «Отца и Сына» апеллирует к архетипам Вселенной, наиболее известным в Европе благодаря христианству. Для данной религии, как и для мистерии Александры, важны бессмертное и бесплотное начало – Святой Дух и вечно-женственное – Дева Мария.
Отсюда ясно: литературная и историческая традиции текста глубоки и многообразны. Метафизическая основа, где смыкаются канон и оригинальность, определяет стиль мистерии. Но классическая драма обычно написана белым стихом, либо парно срифмованным александрийским, либо прозой. Здесь же вариативность ритма и рифмы подчёркивает особенности живой речи, приближая одухотворённость персонажей читателю, кому адресованы реплики а part. Лексика пьесы чаще возвышенная, но не вся – что обусловлено естественным перетеканием речи из одного речевого регистра в другой. Например, подростковая непосредственность Нефертити в момент знакомства сменяется возвышенным ответом столь же юного (старше избранницы на год) Аменхотепа:
Луна встала, солнце погасло,
Вино закипело в кубках,
Нил притаился;
Трава растет на дороге,
Мудрые мысли живут в книгах,
А юная девушка, что делает в ночи,
В Стране Пирамид, в Царстве Мертвых?
Любовь, составляющая основную проблематику и идейную задачу мистерии, мгновенно рождает из тезиса и антитезиса стилистический синтез:
Нил уснул,
Вино заиграло в бокале,
Клинок сразил неверного,
А я ищу день вчерашний,
Но в плену часа мгновенного!
Пирамиды хранят тайну
Жизни и Смерти.
Очевидно, что «плетением словес» Александра владеет мастерски. А её склонность к необычной разбивке строк и курсивам акцентирует внимание читателя на важнейших мыслях автора. Поэт-мистагог обладает тайным знанием, и на протяжении «Царя-Феникса» сталкиваются две тенденции эзотерического учения Атлантиды – чёрная и белая. Первой занимаются жрецы (о чём монолог Тийи «Черномагический произошел расцвет»). Вторую пытается возродить фараон-реформатор, воздвигая храм древнему богу атлантов – Солнцу. Здесь оно, конечно, значит много больше, чем астрономическое светило. Город счастья Ахетатон, «угодный Атону», не только древний мегаполис, но и осуществившаяся утопия. Однако изначально чистая столица оказалась незащищённой от происков жрецов, так как беззащитным перед внешним и внутренним злом сделался идейный вдохновитель строительства. А ведь фараон возрождал веру Братства Атлантиды, стремясь
Век Золотой вернуть в Страну Забвенья.
Только что процитированная строка из его монолога «Учение Феникса» (с параллелью к известному библейскому «В начале было ОКО») – одно из важнейших мест мистерии. Ибо провозглашает святость брачных уз как выражения Бога и пути к нему:
вот Что символ есть Кольца —
Муж и Жена: Огонь Единого Лица
Наиболее чётко и полно показывают внутренний мир героя как носителя древней Мудрости и преданного рыцаря Любви, способного как к ошибкам, так и к их осознанию и стремлению исправить их, именно его собственные высказывания. Среди них особенно выделяется «Песнь Царя Аталы («Алый Лев»)», написанная как величественный гимн, мелодичный и возвышенный, где
кольца гигантской Змеи
Обвили бесстрашного Льва. <…>
И вышел из сердца Огонь
И Змея до нитки спалил.
Так гений, посещающий автора-духовидца, пишет гностические символы сотворения мира, влагая их в уста главного героя. Стилистически и идейно непохожи друг на друга покаяние «Когда б в Твоей Тени я Свет не увидал», чрезвычайно актуальный для современности сатирический фрагмент «О Сверхчеловеке жрецы говорят, что» и двойной монолог из космогонически-живописного словесного полотна «Рождаясь, гибнет мириад планет» и философской исповеди «С тех пор как я вошел». И, как подлинный поэт, что по-гречески синонимично Творцу, Царь-Феникс восхищён красотой. Ради неё, воплощённой в Нефертити, фараон хранит мир, и о единстве предназначения как государственного деятеля и личности — его последняя речь «Не обнажал меча никто». Там Эхнатон подводит итоги жизни и правления:
Солнце Правды — вот То,
К чему стремилось сердце мое <…>
Я призывал всех из тьмы и неволи.
Я вел корабль Египта к высокой Цели —
В Дом Отца Светов, в Его Солнечную Обитель! <…>
Один Бог — Одно Солнце —
Светили мне в мои дни.
Одна Жена в сердце моем
Зажигает Вечности Огни.
Поэтому фараон смог, даже временно утратив себя, вернуться к истине – к тем идеалам, что исповедовал и в предшествующей жизни атланта. В этом воплощении помутившийся рассудком вследствие козней врагов правитель снова не совершает то, ради чего задумал нарушить обет верности не собирает Число. Автор имеет в виду конечную Цель человечества сверхзадачу. Процесс развития душ в материальном мире рассчитан на Циклы, однако главное – указать Путь трансформации. Что и сделал Эхнатон, создавший почву для Единобожия. Развивать монотеизм уже в другой цивилизации продолжили рождённый в стране пирамид Моисей и затем Христос, чьё дело живёт и в наше время. Царь-поэт, пацифист и миротворец также сумел
Поведать Древнее Ученье миру —
Стихами, Пением:
Взяв в руки арфу или лиру.
В число чистых душ Братства Солнечное Око входит, конечно, и супруга Эхнатона – Нефертити. Её образ передаёт мотивы вечной юности и Вечной Женственности. На её невероятно романтичное появление в мистерии поражённый Аменхотеп откликается поэтичной речью «Фея души моей»:
Так в первый раз увидел я её
сестру мою, богиню,  Нефертити!  
Сияла вся она,
сиял и воздух,
сияла пыль над золотой сандалией её.
Поэма сильна женскими персонажами, не только прекрасными и любящими, но одарёнными волей вершить события. Хотя мистерия – о бессмертии, в ней значима и заметна образность смерти как показателя жизненных ошибок главных героев. Умирает Хеви — семью посещает мысль о Наследнике (который мог быть по Духу, или например «Наследника — забудь!.. Но Ты оставишь миру Книгу Книг»). Рождается сын Кийи – умирает Горатон. Нефертити стала встречаться с Тутмосом – умерла Тийя. Так символически соотносятся постепенный уход атлантов из физических тел с грехами оставшихся на земле, а временное безумие Нефертити — с бедствиями Египта, как недуг хозяйки дома. Может, поэтому, один из пронзительнейших монологов самой царицы «Никто не любил тебя так, как я» красивый египетский плач?
Однако страданиям, постигшим семью Царя-Феникса, противопоставлена судьба Тутмоса. Быть может, потому, что у него не было задач исполнить Миссию Числа и произвести на свет наследника Учения — Кормчего корабля избранного народа, талантливый скульптор смог не только создать впечатляющие произведения, но и прожить с избранной супругой до конца дней. Мало того, пара погребена в одном саркофаге. И для мистерии символично, что именно художник, то есть творческая личность, в полной мере осуществил завет атлантов. Он таков:
ЛЮБОВЬ — ЭТО СОЛНЦЕ.
ОНО — МУЖ И ЖЕНА
И ПЛОД ИХ СОЛНЕЧНОЙ ЛЮБВИ —
БЕССМЕРТНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО.
Отличается мистерия и аллюзиями, порой, полагаю, спонтанными для самого автора. Например, монолог юного Аменхотепа напоминает создание Вселенной:
Холодная вода звездой плывет
И мудрым голосом зовёт:
Источник целебный открой
Жажду мою насыть
Арфою, серебром рождения,
Словом из молока и звёзд.
Неудивительно, что сразу вслед за столь проникновенными словами рассказывает принцу о Творце и Фениксе мудрый Хеви. Уважением к образу и образцу Наставника, Учителя обоснован гнев молодого фараона в адрес жрецов, позволивших себе именовать «конкурента» некорректным образом. Ибо «Старец или Старик?» – важное противопоставление отличия подлинной мудрости от мнимой. Другой наставник Эхнатона — Горатон, тоже атлант, дарующий ученику волшебные предметы — кольцо и жезл. Их получение входит в Молнии Обряд. Этот ритуал – озарение: Сфинкс с лицом последнего царя атлантов и фараона, Лев алхимии и ЧЕЛОВЕКОЛЕВ едины, а дух побеждает материю. Именно когда читателю кажется победа смерти, и проявляется Алый Лев вечности. Ибо Единое владеет миром и через людей пишет ЛИСТЫ ПОЭМЫ ЗОЛОТЫЕ.
Хранит же заветные слова Сфинкс. Чарующий цикл обращений друг к другу Мужчины и Женщины можно отнести к мировым шедеврам любовной лирики. Язык диалога, его рифмовка и разнообразие лексики пленяют. От фольклорно-космической, общей для большинства народов земли образности:
ФЕНИКС:
Душа Твоя
На семи солнцах замешана,
На семи лунах омыта,
На семи звездах венчана!
влюблённые обращаются к конкретным культурам – например, японской:
НЕФЕРТИТИ:
Раскрылось слепое окошко,
А в нем — цветущая слива!
Но и такая символика содержит те же – семейные, сообщающихся сосудов – мотивы:
ФЕНИКС:
Дышала таинством брака
Таинственно и многосложно.
Перекликается с нею китайская тема инь и ян в единстве Дао:
НЕФЕРТИТИ:
Из этого белого мрака
Ты мне прокричал осторожно.
Так лирические разговоры влюблённых включают в себя весь мир, всё их окружение – летний вечер, птиц, ночь. Ведь знакомы они
От рождения Первой Звезды —
От Первой Песни Господа.
Поэтому Нефертити описывает путешествие на небо в руках любимого естественно, как простую земную прогулку. И также свободно, без гордыни, фараон описывает супругу, как богиню.  Богиня и Бог в видениях наяву посещают Белокаменный Град — одновременно древнюю столицу Атлантиды, будущий Ахетатон и идеальный город любой культуры — рай. Цветущее разными оттенками Древо, единорог и лев — всё эмблемы абсолюта и чистоты. Волшебный фрагмент к тому же подчёркивает идею, что золотой как оттенок Солнца и результата достижений алхимии является красочным лейтмотивом любви Эхнатона и Нефертити. Поэтому много сказано в мистерии как о металле, к обладанию которым стремятся жрецы, так и об истинном метафизическом материале:
ЦАРЬ+ЦАРИЦА вместе СОЛНЦЕ —
ЗОЛОТОЕ СЕРДЦЕ —
Земля блаженных бесконечно душ!
Златое Сердце есть тот Алый Лев, соединиться в котором вместе с любимым Нефертити поначалу отказывается. Однако, узнав суть символа, охотно соглашается. Ведь в нём проявляются философия вечной любви и солнечная алхимия семьи – для того:
Чтоб смерти покрывало
Преобразилось в лучи Солнца — Света ливень!
Следовательно, перед нами — гимн верности и семье, как земному светилу преображения духа. Сейчас эта нужная и вечная ценность деградировала. Поэтому важно, что современное звучание Мистерии стремится поднять идею благородного брака на высоту, которую та заслуживает вернуть себе в мировой поэзии и в жизни простого человека.
Произведение настолько мноуровнево и многозначно, что в одной статье нельзя всё охватить, но я считаю за честь быть первым филологом, кто изучает «Царя-Феникса». И надеюсь на то, что поэма, в которой дан новый взгляд на фараона Эхнатона и революцию в Амарне, вскоре преобразится в спектакль. Необходимые переносы действия легко сценически осуществимы, чрезмерной костюмизации не требуется, да и облик героев зримо описан. К тому же в живом ритме произведения при чтении вслух заметна своего рода космическая музыка – если найдётся достойный композитор, нас ждёт новая опера вагнеровского масштаба. Она окажет такое же влияние на умы наших современников, как на людей прошлого – драмы былых столетий. Ибо в Мистерии задаются основные вопросы человечества: Кто мы? Куда держим путь? С Кем мы? Что мы должны делать в этой жизни? Главный герой, Эхнатон, на протяжении всего произведения пытается решить их и жить по высоким стандартам духа, провозглашая: Единобожие и Красота спасут мир!
                                                                Алла Зиневич, к.ф.н., 11.11. 2020
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り