РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Мария Скаф

Знакомство с оленями

11-01-2009 : редактор - Кирилл Пейсиков





короткая сказка про всеобщее счастье

Как известно, в Новый год все счастливы. Дети, которые вели себя хорошо получают подарки от Санта-клауса и становятся счастливыми. Дети, которые вели себя плохо получают подарки от менее притязательного Деда Мороза и тоже счастливы. Те, кто не верит во всякие глупости вроде Санта Клауса и Деда Мороза получают подарки друг от друга и от Лунного Зайца. В результате – все счастливы. Шампанское льется рекой, речь президента оригинальна и остроумна и главное – коротка, красивые девушки влюбляются в прекрасных юношей, умные девушки берут под свою опеку неудачников. Все счастливы.
А ее зовут Сколопендра. Еще ее иногда зовут Чупакабра или Кукарямба. Словом, непонятное существо, которое по понятным причинам никому не нравится. Она просыпается утром 31 декабря, вешает на кактус рыбьи головы, и отправляется за подарками в магазин. Конечно, ни в какой приличный магазин ее никто никогда не пустит, поэтому она приходит в хозяйственную лавку на краю города, где продавщица – слепая столетняя тетка, выжившая из ума – дальняя родственница Сколопендры\Чупакабры – каждый год продает ей восемь килограмм крысиного яда. Сколопендра отдает за этот яд все наворованные за год деньги (их, конечно, немного, потому что воровать она тоже толком не умеет – от нее много шума, да и вонь такая, что не заметить ее приближение невозможно) и радостно прется через весь город обратно. А по дороге она высыпает крысиный яд во все водонапорные башни. И тоже становится счастливой.


маленькая сказка про большую любовь

Пока Правая рука, забравшись под подушку, мирно спит, Левая начинает шевелиться: нужно протереть глаза, почесать нос, убрать волосы куда-нибудь подальше. Только когда все сделано, Правая рука соизволит выползти из-под подушки и вместе пройтись по лицу – еще раз, на всякий случай. Это их первое соприкосновение за день и Левая рука ждет его всю ночь во сне и, особенно сильно, - те первые несколько минут после пробуждения. Но это самое первое и самое волнующее соприкосновение длится очень и очень недолго: Правая рука опирается на кровать и поднимает все остальное Тело. Начинается день.
Они причесывают волосы на Голове: резинка в Правой, Левая ее обнимает и застывает на секунду от блаженства, но Правая тут же решает сменить позу, резинка оказывает в Левой, а Правая ее обнимает. Левая рука не верит своему счастью, и секунду спустя оказывается, что не верит правильно – она снова одна. Левая рука думает: ну за что мне это? Я что, сильно хуже? Я что, самая левая? Потом одергивает себя, понимает, что сморозила глупость. И ведь так всегда. А она, она не справедлива ко мне. Никакая другая рука не будет ее любить больше, чем я, никакая другая рука не станет о ней заботиться, так как я, не станет мазать ее каждый вечер кремом, потому что она, идиотка, вчера пролила на себя кипяток. Да какая вообще рука, кроме меня обратит на нее внимания, на обожженную?
Они ужинают, вокруг – много других рук и Левая сгорает заживо от ревности. Им подают кофе, Правая рука ложиться на стол, давая понять Левой: сейчас меня можно обнять, я вся твоя, мне очень одиноко лежать на этом столе, не бросай меня, только сейчас, спрячь меня, накрой. И Левая подчиняется, а сама думает: да нет, конечно она меня любит, она же понимает, что мы созданы друг для друга – выемка к выемке, бугорок к бугорку. Да, она чертовски капризна, но на самом деле… в общем, все будет хорошо. И тут Правая рука тянется к середине стола навстречу к Чужой руке. Левая не может понять, что происходит. Да нет, так не бывает, да не может этого быть. Она не знает, куда себя деть, бросается к Своей Правой руке, та спрашивает ее: хочешь к нам? Ну иди. И спрашивает так, что видно – они бы с Чужой рукой спокойно обошлись и без Левой, но куда уж теперь деваться. И весь вечер Левая рука гладит Чужую руку, просто чтобы не показать Правой, как ей больно и обидно. Просто чтобы показать, что она тоже современная, продвинутая и вообще – за свободу. А потом они приходят домой, открывают бутылку вина, потому что что-то там с Чужим Телом у них незаладилось и настроение ниже нуля, садятся за комп и Левая рука то и дело поднимает бутылку к Губам и чувствует, как растекается тепло по Плечу. На какое-то время ей становится легче. А поздно ночью они ложатся спать, Правая рука забирается под подушку, высовывает кончики пальцев, расстроенная и обессиленная, шепчет: иди сюда, мне с тобой хорошо, только с тобой. И Левая подползает, захватывает кончики пальцев и так они засыпают.

Проходит много лет: Левая ревнует, бесится, не знает куда себя девать, когда Правая, наконец, обзаводится кольцом на безымянном пальце и все чаще и чаще засыпает, схватившись за совсем Чужую руку, когда вокруг появляется много Маленьких рук, которые лезут, куда не просят и вообще ведут себя невоздержанно.

Левая терпит. Деваться ей некуда.


сказка про детей лунного зайца

На самом деле оборотней, вампиров, финансового кризиса и прочей нечисти не существует. Это так, детские сказки, ну, на худой конец, сбой в матрице. И уж конечно никто из этих персонажей никак не связан с полнолунием - с ним у нас связаны совсем другие легенды. В частности, про лунного зайца. История эта началась в тот самый момент, когда Господь, отделив небо от тверди, развесил по небу звезды и привинтил Солнце с Луной – то есть на какой-то из дней Творения. Создав Луну и Солнце, Господь вдруг ни с того ни с сего решил поселить на каждом из светил по зверьку. Не понятно, зачем он это сделал, но доподлинно известно, что с тех самых пор на Солнце живет солнечный кот, а на Луне, соответственно, лунный заяц.
Про солнечного кота люди редко вспоминают, он как-то не любит афишировать свое наличие в этом мире – весь пошел в Создателя. А вот про лунного зайца кучу глупостей рассказывают все, кому не лень. Крупица истины, достигшая человеческих ушей, состоит в том, что да, действительно, заяц на досуге толчет лунный порошок бессмертия – хобби у него такое, типа консервирования. Ну так и что? Чеширский кот, вон, крестиком вышивает, но ни у кого это почему-то не вызывает таких эмоций. А ведь должно вызывать! Вы только представьте себе эту картину: вышивает и улыбается.
Словом, о лунном зайце достоверных сведений у человечества немного, именно поэтому миф о нем пользуется такой популярностью. А ведь между прочим, никто не знает, что на земле живут его прямые потомки. А знали бы – от зависти умерли: потому что есть, чему позавидовать.
Дети лунного зайца живут бесконечно долго, они все, как на подбор, талантливы, умны, интересны и необычны. Правда при этом они мучаются всякими страшными болезнями – давление, мигрени, похмелье. А все оттого, что в голове у них бурлит настойка на лунном порошке. Эта настойка помогает детям лунного зайца весь месяц заниматься множеством дел одновременно: искусство, образование, работа, спонтанный креатив. Иногда даже мультики и высшая математика. Но когда наступает полнолуние, дети лунного зайца становятся беспомощными, потому что настойка в их голове иссякает и три дня они мучаются от жесточайшего алуннатизма.
В это время, пока лунный заяц делает новую настойку, а его дети лежат пластом в своих квартирах, должно начаться восстание человека.
Смотрите, что получается: дети лунного зайца умны, талантливы, обаятельны, оригинальны и креативны, а человек вроде как неполноценен. Нет, конечно, это не ксенофобия, это – разумное ограничение деятельности инородных существ на просторах нашей необъятной родины, которой нам самим мало. И ведь никто не знает, как так вышло, что у зайца, то есть животного, тем более лунного, то есть у инопланетянина, повторяю, как так вышло, что у зайца-инопланетянина вдруг появились потомки, внешне ничем не отличающиеся от среднестатистического гуманоида. Непонятно. Зловеще. А вдруг они агрессивны? А вдруг они опасны? А если они по ночам сжирают наших детей? Вон, вчера в новостях говорили - ребенок утонул, ведь наверняка не утонул, наверняка его сожрали эти лунные твари, а то, что в новостях говорят – так там все у них схвачено, и ОРТ принадлежит самому лунному зайцу. А ведь еще не известно, как так получилось, что люди изначально разные – одни лунные, другие – обычные. Не может же такого быть. Значит, они вторглись на нашу планету и наш святой долг защищаться. А то вдруг это заразно? Мутация, человек не может жить вечно – ненормально.
В общем так, в следующее полнолуние, когда все эти лунные зайцы будут страдать от своих странных, нечеловеческих болячек, мы их всех распознаем и изловим. Потому что вампиров и оборотней не существует, а лунный заяц – вот он, грозит с неба нормальному человечеству.


сказка про снег

Каждая капля знает, что рано или поздно она станет снежинкой. Ну, нет, конечно, не каждая. Отмечается все – чистота, успеваемость. Особенно – успеваемость. Ты попробуй успеть за круговоротом воды в природе: никакая генетическая память тебе не поможет, сегодня ты в душном облаке, места самые дешевые – эконом-класс, потому что рейтинг у тебя невысокий, да и поднять его нет никакой возможности, пустыни обслуживать тебя не пускают, в тропический лес взяли один раз по ошибке. В общем, ты в душном облаке, эконом-класс, газет не предусмотрено, из соседей – какие-то местечковые соли, а сбоку – вообще не понятно что. Беженцы, хорошо, если не радиоактивные. Да нет. Не могут они быть радиоактивными. Служба контроля еще ни разу никого не пропускала. Или пропускала? Напрягаешь свою генетическую память и вспоминаешь, что да, было дело: в Вашингтоне, в 198-каком-то году случилось массовое заражение. И все твои бабушки-дедушки-тети-дяди отправились в санаторий – чиститься. Тридцать лет в кристаллизованном состоянии – врагу не пожелаешь. Тридцать лет – не пожелаешь, но вот один сезон… ооооо… за это ты бы дорого дал. И красиво и почетно. Говорят, испытываешь удивительные ощущения. Не знаю, не доводилось. И, видимо, не доведется. Потому что сейчас ты летишь в душном облаке. Пункт назначения у тебя – какой-то провинциальный городишко, или даже не городишко, поселок в какой-то непонятной стране средней полосы. Что им твое облако и ты сам? Тебе даже дополнительного статуса не назначают. Не грибной. В массовую атаку тебя тоже не пустят: какой из тебя ливень? В личном деле так и записано: не умеет слажено работать в команде. А все из-за мелкого недоразумения, когда вместо того, что бы пролиться легким весенним дождичком ты гонялся за пухленькой каплей в верхних слоях атмосферы и так замерз, что обрушился градиной диаметром в десять сантиметров на чью-то голову. До сих пор не можешь забыть, как начальник той операции смотрел на тебя: с жалостью и непониманием. Потому что не ясно, откуда такие, как ты берутся. И жалко вас, потому что вам-то уж точно ничего не светит. Вот куда ты сейчас должен приземлиться? Ага, в лужу, координаты такие-то. Не пузыриться, ну это понятно, конец ноября, не сезон, угол наклона, скорость падения. Невыносимо скучно. То ли дело – снежинкой. Там тебе и изящная кривая парения и индивидуальный узор. Ну, конечно, не от кутюр – до такого тебе никогда не дорасти, но пусть бы и самый простой, пусть бы и асимметричный. Пусть даже в разведчиках, чтобы на следующий день опять растаять. А все же беженцы подозрительные.

Ты очень маленький. Ну то есть – как всегда. Пока ты спал произошли самые-интересные-на-свете-вещи. Ты не видишь этого – шторы занавешены, но на улице все не так, точно. Ты подбегаешь к окну – снег. Первый. Это значит, что надо срочно лепить снежную бабу, а лучше – крепость, потому что к обеду у каждого будет крепость, а после обеда быстро стемнеет и тебе придется заниматься скучными и непонятными вещами – конструкторами и машинками, которые еще вчера казались тебе такими важными. Но кого может интересовать конструктор, когда на улице первый снег? Тебе нужно на улицу. Но сделать это прямо сейчас никак не получится. Потому что на твоем зимнем пальто следует перешить пуговицы и вообще ты еще не завтракал, а бабушке никак не объяснишь, что все это глупости и частности, а важно на самом деле совсем-совсем другое. Это ведь только ты все понимаешь, а бабушка уже старенькая. И ты ждешь. Ты ждешь, ждешь, ждешь. И очень страдаешь.

Нет, конечно, такое бывает. Один шанс на миллион, но бывает. И повезло именно тебе, пусть ты и не умеешь работать в команде. Ну кто мог подумать, что эти беженцы действительно окажутся радиоактивными? И что тебе хватит духу сообщить об этом начальнику группы и даже лично принять участие в перехвате? Один шанс на миллион. Это был твой звездный час. И ты его не упустил. И вот ты теперь в элитном подразделении, не в разведке какой-нибудь, а в самом что ни на есть массовом штурме столицы. Первая снежинка – десантник этого года. Невероятно, но факт. Ты битый час твердишь про себя инструкцию, снова и снова рассчитываешь траекторию полета, придумываешь все новые и новые фигуры высшего пилотажа, которые тебе, конечно, строго-настрого запретили использовать, но ведь помечтать-то можно. Смотришь на себя и не узнаешь. Идеально симметричный, сверкающий. От кутюр. Сколько там над тобой трудились? Кажется, что целую вечность, хотя конечно в преддверии зимы все очень спешат. Но все равно – кажется. И до старта тебе полторы минуты. Тебя окружают только лучшие из лучших. Ну и что, что они косятся на тебя, как на случайного гостя? Ты им всем докажешь. Вы ляжете ровным слоем и будете лежать. Долго и счастливо. А за целую зиму они к тебе обязательно привыкнут.

А ты все еще очень маленький. Такой маленький, что не в силах выдержать объявшее тебя горе – первый снег растаял, пока на твоем пальто перешивались пуговицы, пока ты запихивал в себя ненавистный завтрак. Ты выходишь во двор и не знаешь, что тебе делать. Снега-то больше нет. Прошелся вдоль паутинки. Попытался приклеиться языком к металлу, но он недостаточно холодный. Был бы достаточно и снег бы не растаял. Ты в отчаянии поднимаешь голову, ну пожалуйста, ну выпади. Ничего. Ты садишься на качели, чертишь носками ботинок в размокшей земле непонятные фигуры. Проходит время, тебе уже пора домой – скоро обед. Ты понуро бредешь к своему подъезду, но вдруг замечаешь, что все небо заволокли тяжелые черно-белые тучи, которые могут означать только одно. Ты стоишь, стоишь, стоишь, ждешь. И вдруг видишь ее, она летит над твоей головой, аккуратно кружит прямо над тобой, еще чуть-чуть упадет тебе на шапку. Ты задираешь голову как можно выше, широко открываешь рот и высовываешь язык. И на мгновение он чувствует что-то холодное и мокрое. Это значит, что пора строить креп ость.


сказка про Шмысьля и Стрекозу

В одном зоопарке жил Шмысель. Никому до сих пор не ясно, что же это за животное, вполне вероятно, что и сам Шмысель не очень-то хорошо понимал, что он такое есть, но своим наличием в мире очень гордился: как же, научная загадка. По виду своему Шмысель напоминал очень толстую и очень лохматую кошку, словно разросшуюся во все стороны. У него была большая добрая голова с пушистой гривой, как у льва и кривые короткие лапки. Доподлинно не известно, почему это загадочное животное назвали именно Шмысьлем, впрочем каждый, кто хоть раз видел его, тут же понимал, что да – перед ним именно Шмысель. Поэтому, когда в зоопарк приходили дети, а приходили они каждый день, вся его территория наполнялась дружным криком: «Мама, папа, смотрите - Шмысель!». Несчастный зверь, у которого от громких звуков всегда случалась жесточайшая мигрень, очень расстраивался и забивался в самый дальний угол своего вольера. Так он и жил: целыми днями обижался на несмышленых детей, ел и спал, потом снова обижался и снова спал, и не было в его жизни никакой радости. Разве что по понедельникам, когда зоопарк был закрыт, можно было размяться, навернуть пару кругов вдоль решеток, запрыгнуть одним скачком на искусственную скалу и даже, если вдруг появится желание, искупаться.
Но вот однажды к нему прилетела стрекоза. Совершенно обычная, ничем не примечательная стрекоза – из тех, что все красно лето пропоют, протанцуют на местных стрекозьих дискотеках, а потом всю осень ищут у кого бы погостить - странные, в общем, существа, а уж эта стрекоза оказалась вообще чем-то из ряда вон выходящим. Мало того, что она добровольно полезла в клетку к Шмысьлю, который был славен не только своей загадочной природой и мигренями, но и отличным ударом всех четырех лап: и каждой в отдельности, и в эффектными комбо, так она еще и оказалась очень общительной. Стрекоза целый день кружила над Шмысьлем и не давала ему спать, подлетала к нему то сзади, то спереди, то садилась на нос, то залетала в ухо. Сначала Шмысель пытался отмахиваться от нее, но стрекоза оказалась на редкость проворной: он подныривала под все его удары и оказывалась через секунду там, куда Шмысель поворачивался секунд пять. Шмысель ругался, бегал по вольеру, стараясь спрятаться от надоедливой гостьи, но в конце концов он не выдержал и спросил: "Чего ты от меня хочешь-то?". Стрекоза слегка смутилась, опустила застенчиво крылышки и сказала: "Давай дружить".
Шмысель потерял дар речи: мало того, что какая-то шмакодявка набивается ему в друзья, так она еще и целый день не давала ему спокойно спать, носясь вокруг него со своей дружбой. Молчание Шмысьля было воспринято стрекозой, как разрешение продолжить, и она заговорила дальше: "Ты пойми, вот ты лежишь, такой весь не-пойми-кто и только и делаешь, что ешь, спишь, ешь, спишь, в общем, стремительно деградируешь. А ведь ты даже не знаешь, какие перспективы открываются перед Шмысьлем в современном мире. Есть столько всего интересного, например, за оградой зоопарка расположено цветочное поле, там летают бабочки и птички, роют норки кроты, там плещется очень милый маленький ручеек, из леса к нам выходят благородные олени, а ты все лежишь и ворчишь на посетителей своего вольера".
Стрекоза говорила, говорила, и нарисованные ею картины все больше и больше напоминали райские кущи, специально для Шмысьлей. В конце концов, она заявила: "Пойдем со мной». К тому моменту Шмысель был готов уже на всё, ну, ведь все наверняка знают, как это бывает в разговоре с талантливыми рекламщиками. Он поднялся на все свои четыре кривые лапы, гордо вскинул смешную морду и сказал: "И правда, пойдем, засиделся я что-то в этом зоопарке". И они пошли через вольер к дальней решетке.
Стрекоза вылетела из вольера, а Шмысель поддел когтем задвижку вольера и выскочил следом. Они прокрались через весь зоопарк, добрались до ворот и ели успели выскользнуть, прежде чем их заметил охранник. За зоопарком действительно оказалось цветочное поле - точно такое, как описывала стрекоза и даже лучше. Там и впрямь цвели васильки, кроты играли в футбол, из леса выходили олени, и солнце, отражающееся в ручейке. А рядом с ручейком летали стаи стрекоз – точно таких же, как и стрекоза Шмысьля. Шмысель засмотрелся по сторонам, его уже распирало от любопытства: а что находится в лесу, а на дальнем краю поля, где пасутся олени, а на дне ручейка, а куда еще от сюда можно попасть? Шмысьль обратился к своей стрекозе: "Какое здесь все-таки славное место. Вы тут отлично обустроились", но ему никто не ответил:
вокруг было ровно жужжание тысячи стрекоз и нигде не было видно его стрекозы. Шмысель долго искал ее, подбегал к каждой из порхающих над ручейком стрекоз и расспрашивал: не видели ли те его стрекозу? Но стрекозы требовали подробностей, а у Шмысьля в памяти осталось только то, что она отлично уходила от его хука справа, была зеленого цвета и очень красиво рассказывала про цветочное поле. Шмысель глубоко вдохнул свежий воздух, зачерпнул прохладной воды из ручья и побрел в дальнему краю поля - знакомится с оленями.




blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り