RSS / ВСЕ

|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
|  Новый автор - Алексей Леонтьев
|  Новая книга - Сергей Михайлов. Жизнь во все стороны.
|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Александр Кочарян

***

13-01-2018 : редактор - Женя Риц






это было так всю жизнь


***


человек переходит
границы другого человека своими
самыми лучшими,
вежливыми и твердыми псевдоподиями.

(каждый надеется,
что хотел именно этого)

эротика позволенного впервые:

рыба вылезает
на лезвие берега,

насекомое становится корой
своего единственного дерева,

кровь сворачивается
и обнимает свою рану,

(именно этого они и хотели)

эротика решимости изменить себя.

человек человеку
снова

человек человеку
слова́


***


жалюзи белая полоска ткани
и пыльное и голубое и веток
фрагменты

плитки стены исчезновение лица
белая полоска ткани
окно
геометрия плиток
листья

и не здесь значит ветер
белая полоска ткани расширение
это приближение следующие
фрагменты
реальности

и перспектива

блеск исчезновения машины
ствол дерева целиком
уверенность

вывеска обмен валют
табуретка

и приоткрытая дверь и горшок с цветком
сконцентрированность

белая полоска ткани и
белая полоска ткани и
белая полоска ткани

вертикальная.

она не белая она не выглядит как
белая и только (не)знание белизны
вынуждает использовать ее
именно таким образом
серая
птичье перо


***


Максиму Бородину

человек крутит металлические цилиндры
чья это речь чей это золотой ребенок?

(эта вода не слишком чистая
и твои мысли тоже)

и лодка какая-то лодка в горах
чтобы заполнить
и этот простор между стенами

человек крутит золотой цилиндр
(невидимая рука рынка)

человек прислушивается к тому что почему-то а
почему бы и нет не назвать речью (или
движением или рябью на нетронутой
воде: и безмолвна

теплота ее

поверхности)

"Тхардо Кхорло":
так ли работает
молитвенная машина поэзии?

неужели это тоже уроки
чистописания


***


как бы запах укропа. старушки
ждут

(нам всем нужна герань)

и еще кактусы. но земля, перемещаясь в
движущемся
городе,
неохотно впускает белые одеревенелые
жаждущие
пальцы

за прозрачным хрустом стакана,

и это доверие к состарившемуся пластику,
может быть, оно и есть ключ:

но дверь надо ударить
в момент
открытия,
навалившись, и прислушиваясь уже
пальцами к щелчкам и
зацепкам, и
надеясь доверчиво
на еще одно
откровение.

"для ржавчины есть вд-40"

хриплые предметы они ведь
они друг для друга


***


5 минут.

водитель поворачивает руль в другом мире.
несколько слоев стекла
переговариваются светом

это ничего? сухие листья
на дне асфальтовых рек

(демонические женщины). мысли несутся
(пространство работы
перестукивается с ванной комнатой)

морская соль в руке в воде
крупинки ржавчины это
память о прикосновениях воздуха
там, внутри

называется: накипь
(кипеть разрешено
без температуры)

фетишизм хромированной сантехники

мысли на дне чужой кожи


***


заплачь, прошу тебя:
всему найдется
имя;
для
всего найдется
своя собственная коробка,
застрявшая в текстурах
других коробок.

тело это мокрый картон:

предвосхищение
сухого воздуха.

предчувствие
квадратности.

бегаешь ли ты по улицам -

Благовещенской,
Отакара Яроша,
Гольдберговской,
Новгородской,

кричишь ли ты:
всё это

беглые
кусочки бумаги,

серые столбы,
неподвижность:


***


осень это вход
время это потеря времени

осень это лето это вода


***


больше это не было отношениями его и ее,
или его/ее и его/ее,
или его/ее и Бога/Бога,
или ее/нас и его/их,
или ее/места/Бога и Бога/нас/ее/времени/его/никого,
или или (что проваливается
между категориями отношений -
когниций флогистон, эфир,
вакуум...)

глетчер.

тело по-прежнему было прикосновением,
но спускалось в зловещую долину
политического высказывания:

я был(а/о) тем, что стремится
собой не быть,

человеческое открывалось уже
в пространстве последствий


***


молчание - золото
любовь это голос серебра

ул. Новгородская, 4
пункт приема помощи переселенцам

любовь это голод
это обратная сторона голода

помоги мне
время это другая улица

становится зеркалом становится
рефлексией

становится пространством
выдоха

кто-то с другой стороны
отворачивается


***


всё невидимо


***

(Осень-зима 2017)



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah