RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

Самую последнюю информацию про КБ Южное смотрите у нас
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Григорий Гелюта

15-01-2007 : редактор - Женя Риц





- Гелюта Григорий Петрович,
-родился 31 декабря 1986 года в городе Кстово,
- и совсем недавно отпраздновал юбилей - 20 лет)
- проучился до 9 класса в средней школе 7 г. Кстово,
- 10 и 11 классы доучивался в 4-й школе того же города.
- 2,5 года учился в Нижегородском Государственном Лингвистическом Университете на факультете перевода со специальностью "французский язык", покинул его стены с дипломом о неполном высшем образовании и с планами когда-нибудь закончить своё обучение там. Сейчас я - студент 4-го курса экономического факультета ННГУ(да, так получилось, что я параллельно учился в двух разных ВУЗах на дневном). В свободное от официальной учёбы время, уже третий год посещаю курсы японского языка.



***
Был серым иней. Был солнца стеклянный шар,
Застрявший в тонких иголках намокшей кисти,
Блестящей каплей, бессветным и общим местом,
Но мягкий свет разливал золотой торшер
На чистый лист полуночия - вдоль и вширь.
Была зима. Засыпала картина. Густо
Вливался в ноздри, такой же кофейной масти,
Как жидкость в чашке, ленивый ночной кошмар:
Вот - кисть еловая падает на бумагу,
И брызги краски ложатся карминным крапом
На карты ночи. И кофе, остыв до дна,
Стекает на пол. И крови не будет много;
Тому, кто спит, своего не услышав хрипа,
Уже не больно. И, в сущности, всё равно.

***

Что знают осы
Об осознании?
Что знаем об осах
Мы, в таких же весёлых,
Чёрных, жёлтых пОлосах,
Пчёлы?
Вот мы - такие совершенные,
Почти что вечные,
Пчеловечные,
И где-то там - они -
Одни
На одни со своими вопросами,
Голые, бОсые,
Но в таких же, как наши, полосках.
Счастливые...
Что делает из пчелы осу -
Какое-такое знание?
Уже давно на носу
Метаморфоза
Всё того же вопроса,
И мы сами -
Давно уже осы,
Но, цепляясь от тоски
За волоски и полоски,
Влетаем зачем-то в улей
Жужжанием пуль,
И когда нас спрашивают об осах,
Мы жалим,
(Потом жалеем)
Говорим о пчеловечности,
Уходим от темы,
Туда где темно,
На дно -
Потому что нам стыдно,
Потому что мне стыдно... -
Я – о-сознался?

***

Привет!
Тебя интересует
Мой локальный бред,
Доведённый до безумия?
Или нет?
Писать дневниково -
Всё равно что разговаривать с кошками о погоде,
А с лисами - о метеозависимости.
И вроде - всё прошлое -
Высланное мне письмами,
Выстланное твоими листьями с тетрадок,
С альбомных кустиков и блокнотных деревьев -
Всё прошлое умерло,
А я - до сих пор не верю -
Ни себе ни людям, ни птице ни зверю,
Ни даже снегу, который вчера намело,
И стало белым бело - мне назло,
Потому что кончилось Мерло и травы,
И в квартире - водопровод, а не газ,
И согреться нечем. И я пишу не тебе,
А чтобы в н-ный раз
Смешать себя с этим до отчуждения знакомым местом,
Застывшим во времени.
До свидания,
До вечного свидания,
Моё непрочитанное письмо,
Моя непросчитанная жизнь на бумаге,
Спасибо за всё.
И тебе -
Прощай.

***
Они были высокими, почти до неба,
И гудели, как тёплые пчёлы,
И пахли мёдом, травой и ржавчиной.
Сейчас они холодные,
И похожи на ломти чёрствого хлеба,
Под слоем белой плесени,
Но это – потому что зима.
И я всё так же не могу потрепать их по холке,
И вместо –
Глажу по загривку слонов.
Фарфоровых.
На полках, в книжном шкафу…
Про этих-то всё известно.
А мне важно, -
Что унесли пчёлы
В свой улей,
Кроме
Ржавчины?
Но они – гудят, гудят в ответ,
И телефон – гудит, гудит просто так.
Ты обидишься, если я тебя спрошу –
Ведь
И ты тоже
Не знаешь…

***

Сутки проходят.
Висишь расслабленно
В той самой проруби, куском того самого,
Между пятью минутами до,
И холодной испариной после.
Всё уже кончилось,
Кануло,
Уплыло вниз по течению,
Под вёсла Харону с его дворняжкой,
А ты всё стоишь, как груздь мочёный,
И у тебя – не вечер, а настоящая осень,
И всё нараспашку.
А хочется –
Лета…
Она – такая чистая, свежая…
Или хотя бы сон – это как глубоко нырнуть в летние брызги,
И станет ясно сразу –
День или ночь, не между.
Но я всё болтаюсь в той самой проруби,
И чувствую себя…
Соответствующе.

***

Есть ли жизнь?
Её, наверное, можно,
Как геометрическую точку найти
В отрезке пути,
Как чёрную рыбку в тёмном аквариуме,
Особенно, если её съела кошка…
Наверное, можно,
Если ты в своём уме –
Перебраться в чужой, подглядеть в окно,
И ничего не увидеть, потому что снаружи день, а внутри – темно,
И кто-то, совсем неживой,
Усмехнётся искусственными своими зубами,
И скажет – да Бык с тобой,
Золотой
Мой,
Вот же она, жизнь,
Рядом с нами.
Снами с вами плетусь,
И во сне сплетаюсь с дороги
В какую-то узелковую белибреду,
И вы, вы ещё говорите –
Вот она, жизнь,
Что ж ты гордый
Такой – читай!
И я жду, что придёт Гордий,
И прочитает,
Или хотя бы Санька разрубит,
И скажет кто-то:
Да будет свет!
И станет лучше, чем было
Потому что «не знаю» -
Мучительнее, чем
«Нет».

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah