РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Наталья Ключарева

Космос как колыбель

25-01-2006 : редактор - Женя Риц





В каком-то из этих миров


1.

Жизнь я ношу наизнанку,
А все равно прожег,
Один ворот остался,
Чугунные сапоги
На ногах сгорели,
Теперь вот и шапка горит
Синим пламенем,
Вьются кострами
Жидкие волосы,
Жизнь моя
Плачет человеческим голосом,
Жалуется
На жизнь.

В каком-то из этих миров
Я ваш брат.

2.

Бегу за трамваем,
Стреляю в воздух.
Нагим я пришел в сей мир,
Позвольте мне без билета,
Ведь это так просто:
Дать человеку счастье,
Когда он живет
Босиком в сугробе,
И ни разу
Не ездил в трамвае,
Никогда
Не полетит в космос,
Всего одну остановку,
От А до Бэ!

3.

Жизнь моя
Никогда не кончится,
Ей просто не хватит сил
Начаться,
Очнуться,
Окститься,
Открыть глаза.
Так и будет сидеть в сугробе,
Скудно скулить,
Брехать на ветер.
В принципе,
В каждой собаке
Кроется волк.
Лишь в одной его нет,
В самой паршивой.
Но в каком-то из этих миров
Она
Полетит в космос.

Только ты
Не оставь меня.
Не позволь погибнуть
За безбилетный проезд.
Прочитай хотя бы
От А до Бэ.




Двойное дно

ПЕРВОЕ ДНО

Каждый день здесь –
Это дно.
И мы несем на плечах
Тягучую реку,
Тяжелую
И неведомо зачем.

По дну мы гуляем в парке,
Не находя в этом
Ни радости,
Ни свободы,
Ни даже простого воздуха.
Обшариваем разноцветные листья
Равнодушным взглядом
Потаенных
Глубоководных рыб.

Мы больше не берем
На прогулки трость,
Которой так весело было
Стучать по решетке лечебницы.
Наши руки стали прозрачными
И плоскими,
Как плавники,
И трости нам теперь
Не удержать.

Так мы и ходим по дну
В немом ожиданьи крючка,
В черном котелке, но без трости,
Лениво двигая плавниками,
Растопырив жабры жабо.
Премудрые пескари,
Потаенные твари,
Ошибки природы.

Самое ценное
В нашем положении -
Это возможность
Молчать.


ВТОРОЕ ДНО

Ночью мы погружаемся в сон,
Более глубокий,
Чем наша дневная река,
Но невесомый.

В этом двойном погружении
Есть, разумеется,
И двойное дно.

Там мы и прячем
Свои удочки, поплавки и лески.

И сестра, похожая на треску,
Обходя палаты,
Поправляет съехавший нам на лоб
Черный котелок,
В котором мы спим,
Готовые стать ухой.

Ночная сестра
Осматривает наши сны,
Ощупывает виденья,
Считает удары сердца,
Шевеля своими губами
Глупой трески.
Но не видит.
Она не видит!
Как там,
На двойном дне,
Рыба становится рыболовом
И, тихо шурша песком,
Расставляет сеть...

Я повторяю:
Самое ценное
В нашем положении -
Это возможность
Молчать.

Даггеротипы

Нюхаем соль,
Приходим в чудо,
Сходим с серебряных пластин,
Странные даггеро-типы,
Расправляем
Выцветший
Крепдышин.
Дыши, дыши,
Вспоминай,
Как воздух –
Легкие
Шаги
Тяжелые шляпы.
Вспоминай,
Как звали:
Клавдия?
Капитолина?
Нюхаем соль
Неба
(это звезды)
лучами щекотно:
чихаем
соль
перец
эфир
цветок -
нюхаем
соль земли,
землю,
берем след
и гоним,
гоним
зайца, волну, воспоминанья,
серсо.
звериный
нюх
захватывает
нас
пронюхали оттуда
сквозь все наслоения
мамонтов
мезозой
сквозь землю.
где мы,
Клавдия?
Капитолина?
Серсо
Катится
По волнам протоплазмы
Память! Не говори.
Слов нет.
Здесь еще не было Слова.
Эфир!
Эфир!


Гости

Семижды семь выходило
Из ребер, из всякой кости.
Проваливайте, веселые гости,
Им вслед шептала,
Платочком махала.
Проваливайте,
Проваливайтесь туда,
Где ваша родина,
Ваши родичи,
Бабушка, матушка,
Прочая ерунда.

Уходили постояльцы
На последнюю войну.
Где пушки
и Пушкин
согласно молчали,
А бледные всадники
Молча топтали
пустые колосья ума.

«Горе нам от ума,
И сума, и тюрьма,
Вечная злая зима,
Бесконечная Арктика
И Антарктика» –

Так бормотали мы,
Пытаясь стать,
Как дураки,
Как дети,
Коней на переправе
Поменять.

Поля топтала ледяная рать.
Последней жатвы
Жуткие жнецы.
И были среди них
Мои жильцы.



Космос как колыбель

1.

Начнем нашу клинопись,
Летопись Клина.
Летит журавлиный
Клин
Клином
Вышибает
Дух вон
Из тела
В седьмое небо.

Воскресным утром
Мы вышли вон
Из города Клина,
Где желтая горечь
Клиновых гнилых
Сердец –
Осенью.
А в коробке
Черепной
Растет рассада
Райского сада –
Всегда.



2.

Князь Гагарин,
Пролетая над Клином,
над родовым гнездом,
В кибитке, в пролетке,
На птице-тройке,
Путаясь в блесне космоса,
Осыпая
Над Клином
Клиновые листья
Рассудка,
Творит заклинание:
"Космос
Как
Колыбель"

3.

Лети, лети,
Гагарин,
Огибай Землю,
Считай небеса,
Восклицанья
В своей черепной коробке,
Лети, Гагарин,
Куда бы ты ни забрался
В своей ракете,
Вернешься
Ты все равно сюда,
В город Клин,
На порог сознанья,
На коленях
Паршивый и в рубище,
На крыльцо отчего дома.

Крылья сгорели
В верхних слоях атмосферы,
Пепел
На голову сыпется
До сих пор.

Возвращение
Блудного
Князя
В мир
Сей.

Город Клин.
Космос
Любого года.


*****
Лепестки
Молчаливой жатвы
Творимой
В глубине сердца
Горячих цветов,
Потомков
Солнца и
Сладости.

Следы ладоней,
Положенных
В основание
Храма,
Где-то там,
В глубине
Горячих полей
Нашей братской родины.

Семена,
Принесенные ветром
На подошвах
Крылатых ног
Из дальних,
Немыслимых,
Из тридевятых
Странствий.

Хождение за три моря,
Сидя на берегу
Великой реки,
Положа руку
На сердце
Горячих цветов,
На круглую грудь
Планеты.



Родничок

это самое сокровенное:
целовать в родничок,
место, откуда растут волосы
и вьется веревочка
высших сил,
пришивая нас к небу.

я нахожу в лесу родничок
и целую в него
планету.

ты находишь меня,
целуешь меня,
как землю:
в самое сокровенное.

Нас накрывает небо.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона