ПОЛУТОНА 1.01
VK / FB / LJ

| на главную
| рабочий стол
| звательный падеж
| сообщество полутона
| книги
| архив
| поиск по сайту
| поддержка

НОВОСТИ
RSS / ВСЕ

| Новые разделы - архив, поддержка
| На сайте проводятся работы. Возможны неудобства.
| Работает протокол HTTPS
| Новая книга - Сергей Шуба. Кому я вру.
| Новая книга - Сергей Сорока. Тексты.
| Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с.
| В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c.
| Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено


| вход для авторов
| забыли пароль?








РАБОЧИЙ СТОЛ

Никита Ровнов

сквозь пропадающие улицы
редактор - Женя Риц





***

раз-
архивация
файла

то ли
с твоим собственным
прошлым
то ли
с результатами экспедиции
в палеолит

раз-
ложение
времени
пройдёт незаметно


***

необъятность
внутренней поэмы
оборачивается

застыванием
внешней:

мы изрисованы
соцветиями
вен


BALDRIAN-RUHE

тот завет,
что ты мне оставил

буду хранить
до того дня, когда кожа станет
бронзовой

когда ветер станет греть меня
и нести
сквозь пропадающие улицы
а не царапать лицо
осколками листьев

когда от стихов моих
на страницах
останутся
умершие в объятиях буквы
с переломанными позвоночниками

пока же
моим спутником будет
молчание
на шестнадцать голосов
и одну скрипку

пока же
тот завет,
что ты мне оставил

бережно
буду хранить
за зеркалами

буду хранить
за взглядами
пересекающимися
друг с другом
в моменты осенних тайн

и тогда никто
никто не сможет открыть
нашу с тобой
валериановую тишину


***

кинозал
внутри твоего
черепа

на экране расцветает
предрождественская
элегия:
смертный год
белых объятий
близится к

мнемонической
кристаллизации

***

наскальное
признание в любви -
наш след
в безымянности времени

сейчас нам
не до мифов и древ-
ности, но после

пробуждения, утром

горы
заговорят с тобой
на их собственном
диалекте


WEIß

молчание, и
заснеженностью черт
её лица
выражается больше, чем
льдом на её при-
открытых губах

или чистым запахом
скалистых гор,
томящимся в будущем

она вы-
ражает саму белизну
невербальных пространств


ДИПТИХ

В комнате, где только что
кто-то был, оставлена
сигарета. Она тлеет
в пепельнице осенних
будней,

где
в черноту ноября
вплетено
молчание размокших
листьев.

Пробравшись внутрь
черепа,
опиум памяти
уводит за собой
в хронику детства,

где высокий седой человек
неспешно вёл тебя
сквозь лиственную тропу
хрустящего
золота.