RSS / ВСЕ

|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
|  Новый автор - Артём Стариков
|  Новый автор - Александра Шиляева
|  Новый автор - Андрей Янкус
|  Новый автор - Алексей Леонтьев
|  Новая книга - Сергей Михайлов. Жизнь во все стороны.
|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Никита Ровнов

сквозь пропадающие улицы

03-02-2018 : редактор - Женя Риц





***

раз-
архивация
файла

то ли
с твоим собственным
прошлым
то ли
с результатами экспедиции
в палеолит

раз-
ложение
времени
пройдёт незаметно


***

необъятность
внутренней поэмы
оборачивается

застыванием
внешней:

мы изрисованы
соцветиями
вен


BALDRIAN-RUHE

тот завет,
что ты мне оставил

буду хранить
до того дня, когда кожа станет
бронзовой

когда ветер станет греть меня
и нести
сквозь пропадающие улицы
а не царапать лицо
осколками листьев

когда от стихов моих
на страницах
останутся
умершие в объятиях буквы
с переломанными позвоночниками

пока же
моим спутником будет
молчание
на шестнадцать голосов
и одну скрипку

пока же
тот завет,
что ты мне оставил

бережно
буду хранить
за зеркалами

буду хранить
за взглядами
пересекающимися
друг с другом
в моменты осенних тайн

и тогда никто
никто не сможет открыть
нашу с тобой
валериановую тишину


***

кинозал
внутри твоего
черепа

на экране расцветает
предрождественская
элегия:
смертный год
белых объятий
близится к

мнемонической
кристаллизации

***

наскальное
признание в любви -
наш след
в безымянности времени

сейчас нам
не до мифов и древ-
ности, но после

пробуждения, утром

горы
заговорят с тобой
на их собственном
диалекте


WEIß

молчание, и
заснеженностью черт
её лица
выражается больше, чем
льдом на её при-
открытых губах

или чистым запахом
скалистых гор,
томящимся в будущем

она вы-
ражает саму белизну
невербальных пространств


ДИПТИХ

В комнате, где только что
кто-то был, оставлена
сигарета. Она тлеет
в пепельнице осенних
будней,

где
в черноту ноября
вплетено
молчание размокших
листьев.

Пробравшись внутрь
черепа,
опиум памяти
уводит за собой
в хронику детства,

где высокий седой человек
неспешно вёл тебя
сквозь лиственную тропу
хрустящего
золота.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah