РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Ярослава Захарова

Кадрирование

03-02-2016 : редактор - Евгений Прощин





***
Премудрый змий забился в
плечи тело извивается в
дерево вода только ещё
создается разрушает и не
разрушает то
что построено и не построено в
алфавитном порядке но
без алфавита структуры ещё
не рассмотрены конструкты ещё
не выпотрошены слова ещё
не выпущены
и что же тебе измерить своим
телом изломы которого
составляют любые углы
бесконечное множество линий?

***
ты никогда не был на самом краю
говорит один ребёнок другому
очерченный двор это те же чертоги смерти
когда она придет под ветви яблони
обнаружит наше пристанище
тогда пальцы станут прозрачными
и земля обернется нежностью
я увидел на самом кончике веточки
что закат стал водой
и вылился
я пошел её краем притворившись тобой
тогда тяжесть улизнула из-под ног
я не вспомнил о себе и остался как был
теперь
я закрываю лицо руками
прикасаюсь к векам
(кажется, что прикасаюсь)
вспоминаю себя и не вспоминаюсь
а ты никогда не был на самом краю
говорит один ребёнок

***
Он рассмотрел тихое утро в контексте измены. Мы знаем, что это глупая история, поэтому оставим его вот так: руки неплотно прижаты к телу, воздух ходит вокруг и охлаждается, проскальзывая сквозь контуры тела, помогая лучше почувствовать тяжесть. Цвет рубашки, цвет брюк, цвет и фасон, само наличие одежды, возможное отсутствие одежды, всё это не играет решающей роли в процессе трагедии, и само звучание этого слова делает неплотно прижатые руки смешными. Одновременно конструируются альтернативные реальности, на три секунды они приобретают успокаивающие свойства, затем это ощущение растворяется в новом образе: холодная кожа обтягивает горячие кости, внутри есть сгусток душного пепла, внутри есть обгоревшие отростки, внутри есть опаленные ткани. Ценность этой истории настолько предсказуема и прекрасна, насколько ускользает и является каждому, что заигрывания с ее возможным составлением или восхвалением выглядывают совершенно растерянно. Мы оставим это утро в новом контексте.

Теперь мы смотрим на этого мужчину, сидящего за столом. Его спокойные руки производят впечатление рук спокойного человека. Десятилетиями отточенные уверенные движения, не говорящие ничего. Мы натыкаемся на некую преграду, невидимую или прозрачную, которая не позволяет нам проникать взглядом в предполагаемую пыль его черепной коробки, пыль проносится быстро. Через некоторое время мы с удивлением обнаруживаем по правую руку ящик, состоящий из ящиков поменьше, которые в свою очередь делятся на полки, а те на полочки. Закрыв глаза, мы позволяем правой руке помешкать, а затем выбрать произвольное отделение. Потянув за ручку в углублении, мы обнаруживаем карточку, на ней отпечатано несколько предложений. Прочитав их, мы понимаем, что они относятся к личной жизни мужчины, на которого мы смотрим, преграду которого ощущаем. Эти слова и словосочетания, объединенные грамматическими и семантическими связями, говорят нам о его унижении, о его пустоте.

***
Кадрирование

1.
Медленный смутный закат
Она убегает в сторону
Он отводит глаза
Плеск волн на поверхности моря

2.
Маленькое отвратительное существо
Слюнявыми пальцами рисует
Ноты на красном пиджаке гермафродита
Мать существа обладает горбатым носом
Приятным углом между носом и левым глазом
Которым она внимательно следит
За настройкой контрабаса
(Всё происходит в концертном зале)

3.
Движение тел внутри тени
Его красные красные губы
Кто-то шепчет, что за ними следят

4.
Надломленный человек сворачивает в арку
На этом история заканчивается

5.
«Есть от магического в том, чтобы два раза произнести существительное, обозначающее тёмное время». Незаметно исчезающий из области зрения профиль.

6.
Сладость оказаться в застенках
Его тело тщательно связано
Согласно его указаниям
Человек, увидевший вскользь
Запотевшее стекло грезит
О нежности пыток

***
инструмент у раскрытого горла
травма тревога тремор желанье
безвестность
поле
сухая трава
благовещение блаженным блажь
меланхолия
острый маятник
заостренный язык
гладкий язык черный язык
падкий язык чей-то язык
заросли ритмы прозрачные
пустоши ритмы линии на воде лилии
под водой лица над водой лики
над землей сон
сновидений тонкая длинная спица
нежность монстров и хрупкость их
из вереницы скрученной тихо
льётся уткнувшись забившись
сладость
входит без рек и руки вяжет
приходит без пут и руки свяжет
забывшись просили о знаке о вспомнить
точка тела последняя точка
в распустившуюся шею
в расцветшее горло
вливается серебряными нитями смерть

***
Первое движение: закрываются глаза
Приходит впечатление всемирного потопа
Он во сне разрезал небо с помощью молний
Молитвами во сне, грозой в руках
Второе движение: исчезновение дыхания
Волна не смогла разрушить оптику наблюдателя
Они во сне видели стершийся мир
Из окна; третье движение: горячее и слабое
Кто-то проснулся во сне и закрыл глаза
Прошёлся по герметичному саду, растаял
Он между маятником и чьей-то пастью
Кто-то остановил в ней машину дождя
Они разрезали небо, подняв от нас волны
На исчезающие глаза


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 3414 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り