РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Ксения Дергунова

фаланги

04-02-2022 : редактор - Анна Гринка





1)

из города меня уносит
пыхтящий дьявол. 
железные сцепления костей 
и сухожилия металла.
он дышит из ноздрей 
отравой черной,
а я вдыхаю этот дым.

ноябрь мчится, как столетия  
в учебнике истории.
в лесу редеющем толпятся 
охотники, чтоб заколоть 
старейшего из мамонтов.
на поле голом отдыхает воин,
он кровью орошает почву там,
где не воздвигнут город 

в моих часах нет стрелок,
лишь указание эпохи.
у каждого, вошедшего в вагон,
сверяю время
под щелкающий звук 
летящего локомотива

рука, протянутая для 
двухчасового ориентира
 
Я не знаю, где мы. Вам лучше уточнить у той скучающей в углу. 
Она, должно быть, часто следует по этому маршруту.

Я не знаю, который час. Вам лучше обратиться к тому, что курит в тамбуре.
Он, вероятно, спешит куда-то. 

вспотевшие ладони пахнут 
железными перилами 
и старыми перчатками.

та, что скучала, глядя на стекло,
зашла в кабинку 
к адепту мальборо, 
образовав, по Канту,
трансцендентальное единство 
локаций и часов

до города еще недолго:
вот уже видны 
зачатки первых проводов,
возникших словно ниоткуда.
они должны вести охотников 
по следу эволюции общин

2) 

Шум в голове:
ветер ломает ветки
я не выдержу больше ни звука
на этой земле.
ни доброе слово, ни песни
не смогут убавить грохот
ломящихся веток.
 
Змеёй назвалась молния,
ползущая в будку
моей верной собаки,
когда та разгрызала палки,
от сильного ветра
упавшие ветви.
 
Светает.
Солнце встаёт из-за поля.
я не вынесу больше ни блика
на мокрой траве.
ни солнца рассвет и ни свечи
не смогут затмить сиянья
горящего дома.
 
Орлом назвалась молния,
летящая в окна спальни
моей красивой матери,
когда та примеряла платье,
что, идя под венец,
к отцу надевала.
 
Пахнет грозой.
влажная свежесть утра.
я не выдержу больше ни ноты
душистой листвы.
Ни запах цветенья, ни мёда
не перебьют аромата
пылающих тканей.
 
Быком назвалась молния,
проткнувшая крестик
моего старого папы,
когда тот собирал в саду
цветущие розы
на праздник весны.
 
3)

Я была рождена женщиной 
И в роддоме меня не спросили, кто я.
Меня не спросили, потому что мой рот 
был округлен ужасом, 
а глаза продолжали смотреть 
на сестер с медбратьями
на чужие лица и тела, 
обтянутые халатами,
На обтянутые женские бедра 
и мужские плечи.
В этих халатах меня будут хоронить, 
думала я 
и кричала.
В роддоме не спрашивают, кто ты. 

- кто она? 
- девочка 

Шлепком оживленная,
Мертворожденная 
я кричала в груди моих врачевателей,
колдующих над моим телом,
режущих мое тело,
омывающих мое тело 
укутывающих меня в саван.
Не зная, куда смотреть, 
я смотрела на них.
На их обтянутые груди и мощные спины. 

- через двадцать лет 
или двадцать пять 
она будет на столе,
как мать
лежать 

Не закаленная ни сталью,
ни молотом, ни наковальней,
ни кузнецом. 
Беспричинная, безличинная.
Вместо конечностей – пустота
от кончиков пальцев до рта,
округленного в форме змеи.
Она пожирает свой хвост,
изгибая себя в купидоновой арке.    

- что оно?

Я змей, выползающий из черепа,
обвиваюсь вокруг рук медбратьев и медсестер,
вокруг их тоненьких шей,
ищу покоя в пустых глазницах 
женщин и мужчин.




4) параноидальное 

I.

Эта кровь на рукавах - 
не моя кровь .
Эти зрачки в желтке яйца - 
не мои глаза.
            Задвигай занавески, 
            ножи готовь
            и меняй адреса.

Этот сон - калейдоскоп
Был мне знак.
Все кричало: от знаков машин
До цифр лото, - 
          Зеркала занавесь,
          готовь свой рюкзак,
          достань-ка пальто.

Судьба моя беглеца - 
Переменный ток.
Ни вверху, ни внизу, ниоткуда,
Но громом воздам.
          Все двери запри.
          я вернусь в водосток
          по своим же следам

II.

Я помню этот город:
Он застыл в зрачке
Мне неизвестного фланера.
Как вспоминает рыба
ужасы каналов, 
Воспоминания являются ко мне
В плывущих образах 
И в запахе гнилья. 
Тот человек, бывавший там, не я. 
Он незнакомец, что искал знакомства
Сквозь дно допитого стакана.
Мой личный киноаппарат,
Несчастие чужого взгляда.
Я помню то, что не видал,
Жизнь за плечами незнакомца, 
И город, где он потерял себя,
Встаёт перед глазами.
Он мёртв давно, я помню смерть
От насквозь проходящей пули,
Не задержавшей в голове
Ни доли мысли.
Я знаю: я был тот патрон,
Забравший память.


III.

Лернейская гидра в зеркале 
Говорит, завораживая шеями 
Тайными письмами, иероглифами
Страшные тайны откроет 
Рифма не знает хаоса и асинхронности 
Танец задаёт много вопросов:
Он утверждение рябого пространства
И дырявого смысла
Разрезаю воздух и вижу 
В пространстве уплотнение 
Это миф тянет головы и шепчет
Ответы, пустоту заполняя 
Это раковая опухоль на легком
Мешающая дышать и двигаться
Стой - потому что стояние есть конец
Спокойствие, купленное дорого


5) 

На карнавале
 
После главы номер шесть шёл финал:
Танцы, маски, таинственный гость,
Шампанское в бокалах, с рубином хозяйская трость.
Карнавал, как закат,
на последних минутах до конца
настал.
 
Звук оркестра заглушал скрип половиц.
Толпа гостей проходит в зал -
Там актеры - торговец, шут и принц,
держась за руки,
ведут хоровод.
«Чья шалость? - размышляет хозяин,
- Какой идиот
решил пошутить?»
Вскоре образуется веселый круг:
Свист юбок, щелчки каблуков,
Все гости пляшут вокруг
Испуганного графа.
-Детективный вздор! Где-то я видел подобный ход.
Всё это ради страха
читателя.
 
Вдруг - звучит песня.
Актеры, сняв маски, поют: 
«Помни, помни, человек, роковое горе,
Ведь не важно, кто твой друг,
Становись скорее в круг,
О, momento mori!»
 
Значит, убийца - хозяин,
И его молодая жена погибла от его пистолета.
Впрочем, за смерть этой стервы я ему благодарен:
Она была глупа и нужна для сюжета
лишь в качестве жертвы.
Если бы я был графом, то тоже ее бы убил.
Однако расплата близка - на двух последних страницах.
 
Тут в тишине - стук,
Гости молчат, оркестр затих,
Ухмылки на грозных лицах.
Тревожный звук.
 
Кто там? - спрашиваю, - Уже дело к ночи.
- Друг - отвечает голос.
За дверью человек в маске, в руке - кинжал:
- Здравствуй, пора бы закончить.
Роман подошел к концу, проказник.
- Стой! - кричу я, - Ведь я лишь читатель!
- А, значит, и соучастник.
 
Его рука поднимается над головой –
И последние страницы рвутся.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2024 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Т-Банк