RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Видео тюнинга ваз 2105 stinger-shop.ru. | Learn something new about Max Polyakov at this page
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Настя Запоева

Чужих здесь нет

04-02-2019 : редактор - Женя Риц





Чужих здесь нет. Алексей Александров. Это были торпеды добра. Саратов: Музыка и быт; Амирит, 2018.

  Как Мандельштам призывал "знакомить слова" - так и Алексей Александров знакомит в своих стихах между собой всех на свете: от литературных героев и клише ("Снегурочка со спичками", "С Дульсинеей из Тобольска") до этаких штампов последних известий ("В магазинах соль – по две пачки в руки"). Читателю среди такого количества, как будто отовсюду набежавших оживших теней, не остаётся ничего, кроме как наивного, детского даже, чувства что чужих здесь нет. И только от нас зависит - увидим ли мы эти тени живыми или так и не снимем обёртку клише с этих, условно говоря, "героев мультфильмов". А то, что края обёртки торчат отовсюду, - Алексей Александров показывает очень убедительно, только потянись, и наносное начинает сходить, как переводная картинка:

Мама моет раму, моет, намывает,
И стекло всё чище и прозрачней, тоньше,
А за ним, как в дымке, местность нулевая
С клочьями обертки, упаковки той же.

 Но "дыра в облаке, / В которую видно начинку" не может не пугать, ибо указывает не только на хрупкость придуманного мира условностей, но и подспудно напоминает о хрупкости самих вещей и человека - которые нам приоткроются, если повезёт посмотреть на эти стихи живым человеческим взглядом. Почему - "посмотреть на стихи" - а потому что слишком выпуклы и убедительны образы этого поэта, и читая его – мы, если повезёт, - можем увидеть "начинку" через "дыру в облаке". Картинка может остаться всего-лишь подделкой, и поэт постоянно напоминает нам об этом: "И пойдет картинка гулять, как фейк/По сети, в мечтах о былой награде”. Вот только награда постоянно уходит из-под носа и поэт, чтобы и мы заметили это ускользание, приглашает нас посмотреть на себя и этот мир взглядом сбоку:

Беги, художник, впереди повозки,
Морковку жуй, морковку есть полезно,
Молись в дыму за тех и за других,
Пока пылает молча этот куст.
 Автор проводит нас по галерее этаких перевёртышей: "надувных брёвен" и"городов наоборот". "Рай – это Яр наоборот." - так и начинается одно из его стихотворений. И только от нас зависит на какой стороне этого перевёртыша мы окажемся – постмодернистской усмешки и иронии или наоборот в этом калейдоскопе двойников мы успеем осознать, что само их чередование и перевоплощения - это всего лишь осколки некоей целостности, которая постоянно выскакивает из рук. Ведь рай утерян и нам достались только разорванные связи. Но сами попытки соединить края разваливающихся на глазах "духов в своих карнавальных костюмах" и есть уже попытка синтеза, поиска новой целостности и автор даёт нам понять, что в его стихах - это не литературный приём, но сопротивление хаосу, тоска по единству.

 Почему же сборник называется "Это были торпеды добра."? Потому что хаос - это ещё и мир зла, то есть отсутствия любви. Нужно быть слепым и глухим, чтобы не услышать в этих стихах мучительное эхо разобщённости вокруг, а значит и битвы. Битвы забытых, то есть разлюбленных героев сказки, между собой. Значит и катастрофа всегда где-то рядом: "И ждешь всемирного капута." В этом мире много мёртвых, то есть зaбытых, недавно ещё живых: "И тот, кто был недавно жив,/ Рыдает, словно попрошайка..."
И Александров напоминает нам о хаосе вокруг нас и учит нас завораживать этот хаос своим примером. Глядя на этот мир взглядом, полным любви и сострадания:

Где небо тихо плещется в соборе,
Прощение на облаке цветет,
Он червячка голодного заморит,
И в сердце он сокровище найдет.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah