РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Мария Лобанова

Львовская тетрадь (январь 22-го)

04-02-2022 : редактор - Юлия Тишковская







Ночь 

На углу Смольського и Личакiвської красным горит «Тютюн»
Беру табаку и папiр для самокруток
Дым из ноздрей выходит в колодец дома
Тени падают из окон на его влажное дно замыкаясь в границах света 

Вiсiм хвилин даю облакам доплыть до горы
Так близко они — дотянуться могла бы рукой
Потрепать холодок сжать капельки в кулак
Медвежий ковш глотает их словно сладкую вату на городском празднике 

Хозяин апартаментов поставил камеру на балкон
Светится глазом тропического насекомого
Наблюдает как тяну самокрутки одну за другой
Как прихлёбываю эрл грей с молоком и молчу 

Это старый город, старый дом — старе мiсто
Такие здесь называют австрийскими люксами
Чугунная лестница кованная с ажурными листьями и дубовыми столетними ступеньками
Может когда-то по ним выводили несчастн_ую на расстрел
Каждый раз об этом думаю, наступая своими белыми адидасинами 

Вход в апартаменты через балкон
Окна и двери в разноцветных витражах с ромбиками как в фильме про МЦ
На новый год как раз вспоминали её, заедая копчёным тунцом под молодого Боуи:
«На твой безумный мир/Ответ один — отказ» —
Всё так, — думаю я,  всё так, отказ от безумия уже неплохо


Чёрный волк

И вот они избили меня и выгнали.
И смех его был как кипяток,
и зверь ожил между моими внутренностями,
и я вдруг почувствовал себя злым волком;
но так всегда лучше, чем быть теми плохими людьми.

                                                       Рубен Дарио, 1913 


Во Львове зима.

Облака-колдуны 
тянут с Карпат
то самогон, то манку. 

Тело старого города
как броненосец
покрыто костным панцирем 
роговых пластин 
блестящих от влажности.

На углу ратуши Диана
на юго-восток
в яблоневую степь
смотрит сквозь время.

Мирная смена власти
Мирная смена 
Мирная —
Предчувствуя тетивы стон,
слова не находят покоя.

Чёрный волк сон её бдит 
лижет дрожащую руку
будто кровяную колбаску
от обжорства куснуть не в силах.

Содрал шкуру с Марса —
получи в подарок
новую мелодию надутых щёк
чёрного волка,
получи в подарок
стальной клык в свой кадык.

«Взяв — отдай сполна»

Но на каждого несчастного
найдётся свой Франциск, —
волк будет прощён.

Время в ладонях дрожит.

#Бізбіргеміз


Пятое подземелье

Слова мудрых - как воловьи рожны.
                                Экклезиаст 12:11


Человек производящий жизнь
говорит то или это
делает то или это
молчит то или это
пишет то или это 

Спрашиваю
Разве любят за то или это 

Отвечает
Я болен, Маша, он болен, Маша, мы больны, Маша
Навсегда болен, болит вот здесь и вот здесь, Маша
Мне никто не нужен, мне ничего не поможет, Маша
И глаза его воловьи открыты и неподвижны 

Другими словами
Поезд едет, вагоны трясутся, стаканы полны
Кажется, именно так всё и должно быть
Но глина стремится к губам вместо кавы
И степь говорит языком тарабарским:
«Цвет облаков не так уж и важен,
если солнце они закрывают, — расслабься!» 

И я — выдыхаю 

Цветёт эдельвейс в январе и снег превращается в лёд
Дракон в подземелье сопит 
И медленно солнце встаёт


Бесполезность

Я абсолютно бесполезна для революции:

Во-первых, я не согласна, что мир несправедлив.
Во-вторых, мне ближе принятие, чем отторжение.
В-третьих, стадия разрушения и так неминуема, к чему суета. 

На фоне этих новостей рубль немного укрепился.


Золотистий свiт

Такой был шторм, что гнуло кости
И падали слова как кости
И выпадала  пустота 

И второпях узлы рубились
Глаза закрытые искрились
И говорили: никогда! 

Но сон был скорым, буря смолкла
В распоротые светом окна
Ломился золотистий свiт 

Глаза закрытые открылись
Слова забытые разбылись
И я сказала: Ну привiт! 


Майбутнє

Видела внутри средостенья колодец, поросший грёзами из крошечных рос
Вместо камней вековых — восковое безвременье, вместо воды — хвилини хвостатые 
То появляются словно безумная стая стрекоз, то растворяются без извиненья
Кругом вереница з лiтер московських, майбутнє слогая из мира худого и доброй войны

Танец мышей в горловине огня — палочкой с ваткой угли ворошу достаю до седьмого колена
Пытаюсь обнаженное тёплое тело в детский бумажный кусочек слегка обернуть
Как оберег защищает запястье — слово с живою водою найти и повесить на счастье
Чтобы однажды пропали причины для лжи как у ребёнка случается дождик вернуть

Пан Малодобрый уже наточил свои острые зубья, маслом блестят его жуткие клещи 
Ссыт он в колодец и глаз его ищет по описанию жертву, это просто работа его
А самолёты взлетают, случается видеть рождение облака, — дрожит его хрупкое тельце
Будто нет у начала конца, будто мы навсегда, будто нет палача и колодца того


Подзамочное

Написала длинное стихотворение,
в финале которого строки:

«какими словами любить мне тебя

я не знаю»

Стихотворение полное нежности и желания
Очень откровенное, может самое откровенное
из того, что я написала

И мне от этой откровенности почему-то стало не по себе
Захотелось спрятать поглубже под замок
Наверное, такое происходит, когда боишься выглядеть глупо

Так храню под замками сны о любимой


Драгоценность 

Помнишь, в тот день, когда мы впервые увиделись, ты по телефону назвала меня Машенькой?

Даже соски свои стала ощущать по-особенному 

Каждый раз смотрю на них и, кажется, будто ты держишь их нежно зубами, и они полыхают как фруктовые угли,
а тело — кальян цвета вечернего ясного неба, прозрачный и хрупкий в твоих драгоценных объятьях


Пиши

Сопротивляйся лжи как Бонфуа
Вяжи свой рот хурмою слов нездешних
Приспешник он прикосновений нежных
Где опыт начинается с крыла
И где пролiском кажется подснежник

С единой страстью пожинай нужду
И сладостные мысли о майбутнє
Какого ляда вылезают лютни
Стихами карими на голубом глазу
И рядом никого на сотни будней


Имя 

Имя — мыло
в горле, — дольня,
Ледяная колокольня
Будто подавилась я 

И достали до грудины
Перезвоны переливы
Льдины словно херувимы
Заискрилися 

Имя бряцало стаккато
И мурлыкало легато
И горбато заводило
И раскатисто 

Зажимала зубы-зубья
Леденели губы-угли
И белело до испуга
Сердце-пьяница



 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект