РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Павел Финогенов

другими словами

05-02-2013 : редактор - Женя Риц





* * *

мы проходили мимо
стекла универсама
печально и сурово
я вовсе не был пьяным
в кармане мелочь звякала
на пачку сигарет
прозорливая Машенька
в сердцах сказала мне

"...эх ты энтеллихенция
пойдём чё покажу!.."

(так с моего молчаливого согласия
случилась жуткая вещь)

вошли в торговый зал а нам навстречу
нёсся холодильник с колбасной продукцией
Маша схватила батон стародворской
положила в корзину
после отправилась в хлебный отдел
взяла две булки с сыром по червонцу
нагнувшись будто б взять буханку
прошептала

"...прикрой меня здесь "мёртвая зона"..."

охранник косился намётанным глазом
она переложила колбасу в сумочку
и мы двинулись к кассам
где Маша ссылаясь на длинную очередь
оставила мелочь за булочки – скрылась
а я остался вытирать холодный пот

"...ведь завтра туса на Болотной
там будут Коля и Витёк но не пойду
упал я ниже плинтуса
уже не гражданин..."

я мог бы приукрасить рассказав к примеру
как меня свинтила охрана
долго и страстно пытала
в подсобке – но нет ничего
подобного не случилось
Машенька ждала за стеклом...

а дальше шёл снег и вечер каких поискать
она утверждала – пора становится серьёзней
а я дурак пустился вспоминать
друзьяшек мёртвых чьими голосами говорил
со мной ворованный колбасный жир
глинтвейн на кухне
фуга на фалангах батареи
и Маша пела под отсутствие гитары

"...в минуту жизни трудную
когда не знаешь кто такой
вставай на все четыре
и что есть мочи – вой!
по-волчьи словно человек..."



* * *

чем занималась Алла в отсутствии мужа –
хлестала шампанское и вспомнила лето
теребя салфетки я слушал
про старого козла (её соседа)

"...его квартира прямо под нами
говорит я сплю с кем попало
прямо в лицо моему бедному Ване
в общем не сосед а упырь
и ты со своими визитами
подводишь под монастырь..."

бедный Ваня обернулся славным малым
принёс корицы рассуждал о Кортасаре
пока жена варганила вареники
нет правда он мне нравился – особенно когда
ложился пригубив бокальчик баиньки

"...он так устаёт в офисе..." поясняла Алла

я поведением напористым звериным
способствовал тому к чему казалось шло
её в истоме тающее тело
из косметички снежный порошок
в ноздрях оказался толчённым анальгином
однако вида не подал я – даже в том
что мечтал повторить наш осенний марафон
да и не мог с неё сорвать при спящем муже
завесу тайны – боевой халат
один диван – хрущёвская однушка
что тут поделаешь

ночь беспонтовых диалогов о платонической любви
нежданно всё же увенчалась поцелуем
в открытый алый рот я еле удержался плюнуть
(раньше это нас так заводило!)
но Алла "стала холодна"
(как бы сказал паршивый декадент)

"...я уже полгода ничего не чувствую
только не уходи нет-нет
происходят жуткие вещи когда остаюсь одна
знаешь Ваня он совсем как ребёнок
как бы не в счёт
а вот сосед..."

когда я откинулся в кресле
категорически отказавшись воспринимать происходящее
Алла позвонила иному

"...я так соскучилась
но вообще-то это не главное
просто очень хочется секса..."

и тут я начал неуклонно исчезать
сперва пальто прихожей и подъездом
потом троллейбусным депо и полусном
где гасли звёзды выключались фонари
и доносилась заводная перекличка
да – это значило что завтра новый год
а я ещё не навестил жену и дочку
и не прибил соседа Аллы с Ваней
Аллу с Ваней
Аллу с...
и не было греха
и снег чадил с небес
и я давился горько-сладким смехом



* * *

как-то друзья затащили меня в кафе "У Ксюши"
и познакомили с молодым поэтом Сашей Буйным
зазывавшим орать стихи на площадь Свободы
в пику маленькой богемистой тусовке снобов
где кстати говоря были интересные мальчики и девочки
но Саша уделял маниакальное внимание манере

"...интеллигентские сопли какие. так нельзя..."

отзывался Саша об одном филологе
что декламировал акцентные стихи Бродского

"...а этот – от души. слушаешь – и веришь..."

нахваливал Саша никому неизвестного паренька
откровенно подражавшего Маяковскому
и чёрт меня дёрнул спросить по гнилой своей натуре
знает ли он хоть каких-нибудь современных поэтов
чуть не испортил вечер а теперь уверен –
толпе позарез нужен праздник и Саша старался
во всём походить на Есенина крепко держась
за бутылку улыбку и жесты "предшественника"
предвкушая бессмысленный маскарад
где кому-то плевать а кто-то рад
Полозкову или Воденникова
из пустого в порожнее – так что были не причём
Сашины игры когда стояли мы плечом
к плечу чтобы заныть-зарыть а я ещё
топтался внутри себя –
ну и зачем нужны вирши
подобные остаточному свечению экрана?

"...С гордостью ты вспомни
Всю былую Русь.
К свету колокольни
Песнями вернусь.
Будет рядом с Богом
Солнышко в груди!
Гибель до порога
Ты сопроводи..."


или вот

"...И я забуду все свои стихи,
Да чтобы вспомнить тот, что вечно дан,
И попрошу с обрыва у реки
Не течь так быстро в белый океан.
Пусть не дотла в кострах сгорает жизнь,
Сентябрь туманом вспоминает май.
Другой Источник, Свет, мне укажи,
Да гибель скорую не предрекай..."


закрыли кафе "У Ксюши"
никто не знает поэта Буйного
кроме двух десятков приятелей
и что бы значили его слова
слепые неуклюжие котята
когда бы он не вздумал из окна
восьмого этажа



* * *

он умел оригинально
складывать оригами
из любых подручных листов бумаги
газеты и глянцевые журналы
как-то даже сложил "литературный череп"
из текстов одного нижегородского поэта

корифеи бумажного дела
снисходительно улыбались глядя
на нелепые фигурки
улыбались и кивали
а ещё у корифеев были тени мечтающие
стать плотными – говорить словами хозяев

но однажды на вечере в кафе "Lесорубоff"
он сказал:

«…никаких чистых листов уже нет!
все кажущиеся таковыми
несут на себе печать убитых деревьев!..»

«новые оригамисы» (так они сами себя называли)
между тем проводили выставки с привлечением
большого количества журналистов и алкоголя
они находили занятными человечков сложенных
из календариков с иконкой президента
украденных на избирательном участке
но тайно посмеивались ведь они просто
комкали или рвали в клочья
полиграфическую продукцию
фиксируя действа на фото -видео
и представляли инсталляции на вездесущих фестивалях

однако были в его жизни
конкурс премия и смокинг
что-то вроде гастролей по промышленному и
как оказалось отнюдь не утончённому востоку
он давал интервью на фоне портрета Акиры Ёсидзавы
и внезапные друзья расспрашивали
много ли он заработал на змеях
отвечал:

«…это же просто оригами.
хватило поправить дела
но я так и не переехал из коммуналки…»

друзья быстро остывали
распадались на три стадии существования бумаги:
кто крутился туалетным рулоном
кто уходил писать и читать
кто продолжал считать купюры
цифры всегда так быстро тают

последняя выставка
павильон оказался пустым
и только девушка в странном кимоно
купила самолёт из советской политической карты

и он исчез.

никаких детективных историй и криминальной хроники
не оказался однажды и всё
кто-то говорит видел как он покидал москву
верхом на чёрте
кто-то говорит
бумага всё стерпит
но являлась ли к нему девушка в сарафане –
доподлинно неизвестно
да и мы похоже увлеклись совсем
не тем

он умел оригинально
складывать оригами
всего-навсего оригами

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона