Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Янина Вишневская

[hairbook]

21-02-2006 : редактор - Владислав Поляковский





К Н И Г А В О Л О С Ы


* * *

Я тебя люблю
вырвавшейся в ослушанье контекста
медоточить цитате пока
я люблю тебя
все то же самое
и сверху небо
так румяную наливную копию
точит сходство с оригиналом
если цитатой
можно звать общее место
общее место
можно звать отхожим
в частных случаях
местом общего пользования
можно звать меня
бесполезным знакомством
можно узнать меня
поближе дать отойти
околоплодным водам познания
все это отходная библиография а я
см. выше, гораздо-гораздо выше


На сообщение о делах в юкатане

Война, как бы не навсегда прилипли
к заборам объявления войны
к дощатым высотою в полтора
нечеловеческих каких-то роста
война и коку не убрать могли бы

пиратские индейцы вы вольны
сидеть по берегам и ждать костра
сигнального он коковая роза
увядшая как бы не навсегда

забор для рисованья изрисован
через его-то край вода и хлещет
но не живили б ни огонь ни вера

граффити моего ни кисть риверы
когда б напрасный трюк не так рискован
когда бы не наколка на предплечье

индейское лето шестьдесят семь навсегда



1. л у н н ы й ц и к л


* * *

Дни робких трав
он требовал воды
он звал ее по имени
он пробовал руками
давить на землю
чтоб проступили высохшие океаны
и сухость этих рук сжигала травы
за вдох до выпадения росы
дни равномерных выдохов
дни прозрачных глаз
уложенных со вкусом на белых
потрескавшихся блюдах лиц


* * *

Не спи скажи луна
дыра от твоей сигареты
в черном нейлоновом теле ночь
от ночи растет
скажи звезды
гвозди шляпки булавки головки
в местах проколов роса
смягчает жестокость подушек
скажи еще чай и может быть
даже сахар
об остальном
не спи


На пробу

Юноша с непринужденной прической
в непринужденной устойчивой позе
я бы сняла вас в манере феррери
но на дешевой пленке

ваши, моншер, завитки так заводят
жизнь перорально, как бы на рапиде
я бы сняла вас в беспленочной фильме
но на дешевой пленке

камни, луна и соленые брызги
вы на пленэре и вы в павильоне
я в вашей роли до первой же крови
но на дешевой пленке

на самой дешевой пленке
билеты в дешевых рядах.


* * *

Такая безногая ящерица
такая безногая ящерица
здесь слишком тесно
нам обоим не умереть

снова любить его что ли
доставать до самого дна
так любить его так
глубоко это кафель

глубоко этот кафель
вейтесь водоросли
мокни соленый щебень
я фетишистка мама

я фетишистка мама
так любить его чтобы
такой неправильный порядок слов
О какой он неправильный


* * *

Ничего нет
пока темнота море
есть чужое беззвездное небо
шершавое нёбо
хранящее привкус кофейный море море
нет воды избивающей берег
нет алой воды стоящей
в прибрежных пещерах
нет направлений на концах которых всегда
земля земля
ничего и не будет
я умела быть ржавчиной
но ты для жука-древоточца


* * *


У безоблачной ночи сияющие соски
не выпускай изо рта это сладкое множество
зубы сцепи не рвать ночь на куски
пока она будет высасывать твое мужество

ищи у безоблачной ночи грудь ее вымя
сливки выступят судорожной вестью
тебе позволено дать свое имя
любому изжеванному созвездью

а не хочешь катай языком леденец луны
отталкивай языком боль от висков
живи во чреве мертвородящей жены
ищи любви у обугленных сосков


* * *

Когда в просветы
между неплотно сбитыми словами
видна луна
наконец маятник коснулся виска
пробило четыре утра
пять утра
шесть утра
я досчитала до ста
доставала до щиколоток воды
сидела на берегу скорчившегося океана
от сыревших оков отдельно
казалась себе скорчившейся медузой
когда маятником пробило висок
когда лунным маятником прибило меня
к кромке твоих сновидений


На утро

Далеко за горизонтом
ходит солнце фармазоном
недостреленным фазаном
прячется во мхи

недоделанным тарзаном
перед самым горизонтом
льдом в стакане тают зомби
третьи петухи

из каких простых колготок
реющих над горизонтом
вырастает сын кого-то
чьи лицо и стать

все плывут вдоль горизонта
а мое сердечко вот оно
звенит на дне чего-то
незачем искать


    2. Д о н е ц к и й ц и к л в о з д у ш н ы х п о ц е л у е в

* * *

Асфальт натянут
туго как кожа
воздушного шара
мой освальд мой острый предмет
ты должен быть осторожен
одна неуместная дырка
и все полетит в черту


* * *

Шире шире шаги
иначе тебе не успеть
слой асфальта все тоньше
морщины лестниц все глубже
лифт набух в своей шахте
застрять между тем и этим
Весна воздушные поцелуи
с металлическим привкусом
как ни толкуй приметы
Весна вот и весь выбор
а также твои глаза
они живет не мигая
выцарапанные на стенах подъездов
в которых я не хочу тебя
вытащи этот нож
пусть выйдет воздух
которым ты накачал меня


* * *

Что может быть длиннее ночи
в доме где ночь длинней ножей
темная дверь на одном из не очень
ясно помню каких этажей
светлая лампа над темной дверью
теплые воды идут в океан
я б ни за что эту ночь не меряла
будь хоть немного сантехник пьян
и я за секс без последствий
за секс без кровопролитья. Нет,
только не ночь, только не правила
неведенья на воде, не ночь
я б ни за что эту ночь не правила
будь его волос длинней чем нож
две последние папиросы
обе вспыхнут, сгорят дотла
лампа лопнет от передозы
верно ли я все поняла?


* * *

Зачем Вы так со мной дитя шахтера
сужаются до ужаса сосуды
в том городе где под и над асфальтом
волнуются опасные пустоты
еще темно еще не время вам
меня покинуть узкими шагами
а время папе вашему широкими шагами
не размыкая век его работа
в той пустоте что под асфальтом я же
люблю вас в пустоте что над асфальтом
к тому же нехорошая погода
пивбар "Предусмотрительный шахтер"
закрыт на случай ночи папа ваш
не размыкая век до первой дырки
в асфальте


На изусть

Парадное утро
в парадном ремонт непоспевающий к празднику
как воспеть эти стены их белят
и маслят белым но как
описать границу
приходящуюся мне в пору
по горло
чтобы вечно петляющий
взмыленный смысл
скользнул наконец лыком меж строк
я и пишу милое имя в разрядку
стертыми мелом пальцами
чтоб и оно себя перечеркнуло
мел течет вдоль пальцев по маслу
пальцы входят в стены как нож
если бы я вожделела к тебе я могла бы
кончить глядя на эту надпись


На музыку скоростного человекоподъемника

Я уеду наверх
навсегда
в этом лифте
дам раствориться створкам
уже наверху
в тамошнем редком воздухе
там многозначные числа
дверей у замочных скважин
редкий воздух поет
и забуду тебя
там
наверху
есть другие


* * *

Терракотовые терриконы
перепрятывать терпкую жидкость
под язык в кулак в решето
рассыпаться в шарики ртути
при высоких температурах

терракотовые тараканы
непременные атрибуты
растревожили воду в блюдце
неслучайных наших наитий
на пылающем одеяле

А наступит время терять
драгоценный драконов зуб
терракотовый товарняк
увезет меня навсегда
в дальние зимние страны

это будет его теракт
он войдет в твой отверстый рот
зубодеркою заводной


* * *

Близ шахты имени борис виана
асфальт цвета силикозных легких
уже подсох почти что затянулся
тяжелый день и вечер не из легких
не спит один лишь человек-подъемник
он поднял всех теперь не спит и плачет
стоит на сердце жирный красный крестик
стоит козел меж ног его подойник
на дне подойника уголья тлеют
так из сосцов козла стремится польза
и тем демаскирует выход в шахту
не выходи успеешь ископаешь
но что-то изнутри толкает в спину
за воротник стремятся капли сердца
за воротник рубашки ближе к сердцу
тем неотложнее скорее помощь
тем правильнее формы у крестов
близ шахты имени борис виана



3. И з б л ю з о в о р о д и н е

* * *

Изменник родины несчастной
идет как родина
несчастный
тупой и безопасной бритвой
навек обрит навек обрит

как эта бритва безопасный
О эта сладостная бритва!
слегка скользит как по вощеным
по скользким родины щекам

к высокой и шершавой стенке
изменник родины изменник
идет
а родина рогата
стоит
и смотрит на него


* * *

Осень уж листья и все дела
клеверный чай
день ото дня
слабеет
твой темперамент
меньше мешает уснуть
температурная кривая
вниз ползет
в сторону типперрери
так недалеко и до зимы
снег там и все дела
границы вмерзают в землю
старый ты пограничник
глупый мерзлый суинбе
снись мне теперь и снись


* * *

Последние трамваи
увозят свет
и столяр спит и слесарь
темноты сырое тесто липнет
к зубам
и пекарь спит
к зубам и к телу
не сдвинуться
остаться здесь
начинкой
и сторож спит
подрагивая колотушкой
стрелять на шорох
к декабрю опавших
одежд
и спят их псы цепные
непроизвольно семя извергая
лишь пограничник
лишь таинственно и нежно
мерцает в небе вифлеема
первый искусственный спутник


* * *

Боже начни с военных
маленьких
милицейских
особенно этой зимой
мне ни разу еще не пришлось
раскрашивать снег
в навязчивые цвета

Боже спаси военных
они так и не научились
стрелять плавать летать
взапуски с воздушными змеями
декламировать дельвига

Господи они уже как дети
стоящие цепью вдоль твоего забора


* * *

Говорят с Вифлеемского неба
падает снег
снег ты и здесь его видел
достаточно
стоило ли переезжать
в Вифлеем

А здесь как и положено
падает снег
но здесь об этом не принято
говорить
тем более объявлять воздушной
тревогу

Я представляю как тревожно
тебе
еще свежо в памяти
интервью
газетное с нидерландцем
который первым

Отважился живописать
снегопаденье
так этот снег и падает
свысока
твой младший брат
ходит в твоем пальто



* * *

Мне приговор нельзя
не надо было
пить дважды
одну и тут водку
однажды под атлантическую сельдь
а дважды под морской салют капусте
а я
а ты
и ты один и тот же
лишь волосы длинней
неужто мне атлантиды родной
милее эта пара сантиметров
вот так же кажется
на этой же кровати
и получалось все
теперь же
ни на полу ни на столе
ни в ванной о Родина
нельзя
не надо было


* * *

Еще не снег, уже не конфетти
бумажные фонарики не тухнут
а волосы
а кудри серпантина развились
и достали вам до плеч
чудовищное недоразуменье
плоды его так кислы так незрелы
семь месяцев, и дети карнавала
построились на площади крестом
и двинулись в поход, сбиваясь с шага
но не теряя следа


На смену декораций

Мальчик скажи своему двойнику
с лоснящихся запятнанных детских обоев
для вас обоих все кончено
я нашла в вас 10 различий
мальчик с профилем роршаха
ты или твой двойник
напоролся на ось симметрии
мне все равно
но и моя полукровь толчется
в твоих бумажных венах
никак не найдет себе примененья
и штаны геростратовы
нынче равны во все стороны
им все равно
несгораемый шкаф
несгораемые штаны геростратовы
занимаются пламенем
с несгораемым полупальто


На блюдая маневры

С неба на снег
падают соль и песок
белоснежные
стынут пространства меж стекол
значит пришла зима
а это значит
сбываются предсказания гидрометцентра

Молча кровать стоит
в обескровленном льду по колено
кем она брошена здесь
сквозь вздернутые стволы
молча танки глядят
как поэты сбиваются в стаи
как сбываются предсказания гидрометцентра

Лети моя смерть лети
смерть моя с левым глазом
залепленным белым снегом
с компасом в правой руке
но сердце мое магнит
а значит пришла зима
и сбываются предсказания гидрометцентра



На смену декораций 2

Ты лежишь так лежат подушки
со вспоротыми животами
их пушистые внутренности
медленно красит кровь

ни за что не ржавея змеится
зазубренная улыбка
серая их улыбка
ножом у тебя в животе

и из глаз твоих происходит
утечка информации
о том что жизнь удалась
можно сказать удалась


На утверждение меню в вилле Рогнеда

Свалявшиеся рукописи, море
куда твои о господи коровки
они обычно мускусом и кровью
когда моя любовь из них веревки

они завсегдатайки очевидки
признания растут у них из пасти
как зубы не повырвать но повысить
признательность в моей признаюсь власти

пиши моя пытливость есть потливость
пиши некрепкий хладный чай и что же
они уже сжимают чаевые
в своих ладошках потных боже

боже утопленный доверься поговорке
всплыви и плавай средь своих коровок
ты мечен ты безбожно многоточен
пока моя любовь из нас веревок

не понавьет и не моргнет ни разу
единственным своим стеклянным глазом
не понавьет и не моргнет ни разу
единственным своим стеклянным глазом


На открытие памятника Родриго де Триане в Ялте

Пустынная набережная это дурной каламбур
от набережной моря не уплывать далеко
издалека похоже все на бумажный корабль
пустынная палуба кажется выдохнешь неосторожно
и его отбросит еще на тысячу лье
а там кричи не кричи ------ мерцающий свет ---
на плечах самозванца лопнуть по швам
твоей белой шелковой куртке
адмирал де триана выцвести до бела небу
каравеллам твоим и прочим плавсредствам
плыть неразборчивыми на этом экране
и сколько ты не накладывай жизнь на любовь
тебе не измерить этой рулетки измятой
а значит оставить сухую и твердую почву
и стать маяком в каком-нибудь диком крыму


На именины герольду

Взгляни на солнце сквозь лупу
что тебе видно там
единорог бредет в облаках
желтое с белым

сгорать горючим слезам
жечь то и дело щеки
единорогу взбредать на ум
желтому с белым

кровь невиданной цели
выстрелу звук пустой
кровью по снежному минному
русскому небу

невозможно когда
снег пройдет по песку
снег пройдет по песку
снег пройдет по песку


    На станции киев-московский

          "поезд сошел с чего начинали"
             Олег Пащенко

Бестолочь бестолочь
вечно живая душа
в нежилом нерабочем тамбуре
полуразрушенный киев - москва москва
этот тамбур идет
быстрее чем время идет
чем твоя вороненая почта проводник
провожающий взглядом последний вагон
косящий слегка
в сторону пункта сошествия с рельсов
он покинул он бросил он кончил
с собой чтобы быстро взрослеть
ловко заталкивать свой
у фильтра надломленный экспресс
оборотным концом обратно в фильтр
и в любое
бесконечно узкое жерло тоннеля
чтобы больше не сметь никому говорить
не надо ну не надо


На последний верлибр

Драгоценный читатель
янтарный
и чайный настой
незамеченный привкус меди
звенящие ложечки
солнце
совершенное пищеваренье
все так слажено
и податель сего и ты приятель
с момента сего
становимся люди разной судьбы и разность
неудержима
растет с каждым новым вычитываемым
тобой из этих клеенчатых клеточек словом.
Словом, что легче яйцо или птица
в ладони его?
еще два десятка
слов в доказательство моего существованья
и я состарюсь
лягу цыплячьим пухом
в правую чашечку дегтя
солнце
этот последний
становится материальным воплощением
разницы. Теперь
ее можно касаться


* * *

Смотри, смотри, тот самый, тот сапожник,
что без сапог идет по снежной тверди,
по хладной влаге, по бесснежной трассе.
В надежде сжать кулак пустопорожний
держи его за лацкан за рукав за
тверди ему люблю он улыбнулся
ткань под дождем ползет и вслед проказа
крым ранняя зима и лорелея
весь мир играет в прятки с ним туда же
и ты иссохший робкий в ту же норку
где из стихов таких не детских боже
не выдержавших слова ни полслова
о боже разве только эта рифма
закончен наспех дождь и видно
что радужка небесно голубая
приклеенная как видно наспех как аппликация
в облаках человек ему легко
одетому не по погоде
все забыто поездки к морю
походы в никитский зоосад
в планетарий
многозначительность знаков препинания
сотрется со временем
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り