ADV

лаки джет игра
 

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Алина Кашина

Маленькие желтые яблоки

09-02-2024 : редактор - Кирилл Пейсиков





I.
я помню дачу пруд и простую собаку как писал саша соколов
я помню что туда нельзя вернуться уже ни собаки ни дачи
нет на самом деле раньше не было лучше просто я знала меньше
была меньше ростом и видела как бы снизу
а потому все казалось мне как-то больше
словно вся жизнь впереди
меня а я посреди нее
весна посреди земли и ничто меня не касается
   
люди что держали меня в младенчестве на руках
мертвы но некоторые все еще держатся
звонят поздравляют с праздниками спрашивают в каком я классе
они потеряли счет времени и я никогда не выросла
а они не старели и привыкли жить так
словно вся жизнь впереди
них а они посреди нее
лето посреди воды а простая собака
забрызгает грязью ботинки которые
мама купила с того что она называет получка

в бору на даче я не хотела бы умереть но
скорее долго смотреть на небо через сосновую ветку
лежа в земле подальше и чтобы меня не трогали
за коленки это бывает очень неловко
как в тот раз в автобусе в актовом зале в бабушкиной квартире
в переходе метро на кухне когда все ушли на балкон курить и было так
словно вся ночь впереди
меня а я посреди нее поперек нее или вдоль нее
или внутри или это вообще не я

я принесла домой в кармане маленькие желтые яблоки
я их собрала сама или может украла с соседней дачи
всем раздала и странное чувство что все происходит
не со мной не так или не происходит вовсе
мне ничто не принадлежит и я
лежу никому не принадлежу
как и все лето которое впереди
меня а я позади него
поперек себя посреди листвы и мне неохота идти домой
как простой собаке что всегда возвращалась с прогулок к вечеру
а потом не вернулась и это тоже довольно просто

мне нужно сделать свой шаг немного быстрее и шире
чтобы успеть за тем что они называют жизнью
за тем что они называют меня молодой и красивой и шепчут на ухо
от любви до ненависти до свадьбы заживет вся жизнь впереди
вся ночь впереди все лето впереди
меня а я посреди земли и сорной травы мну ботинком яму
пространно престранно и нехотя существуя


II.
***
ну конечно с ней по-другому
вы часто ходите куда мы никогда не ходили
я тоже там была но с другим человеком
нет никакой разницы память крапивное поле раздевайся ложись и спи
***
мы сидели напротив но не друг друга а мира
мир проявил себя в виде речного трамвая
в виде скомканного билета сомкнутых пальцев рук в виде меня
еще не превращенной в поиск сочувствия и тебя
еще не превращенного в длительное молчание   
мы сидели напротив но не друг друга а просто как будто нашли себе место в пространстве
чтобы нас перебила кричащая птичья стая пока мы друг с другом не говорили
я подумала мы вполне могли бы есть кислые яблоки прямо с веток
или допустим сходить в планетарий   
но для этого нужно было сидеть напротив мира в каком-нибудь другом месте
на синем диване у тебя дома на четном сидении кинотеатра или хотя бы скамейке в старо-манежном саду 
но мир проявил себя в виде речного трамвая и только какие тут могут быть возражения
какие могут быть возвращения нет не могут не могут и все тут
***
хорошо что все позади - там ты
хорошо что все впереди - там я
хорошо что сказать больше нечего и жизнь снова оказывается важной

я лишь еще разочек нырну с головой в неприветливую морскую воду знаешь такую чтоб ноги сводило а потом я из нее выйду и сяду греться дрожать и жить
потому что я это как помню так и люблю как люблю так и помню


III.
на самом деле все приличные люди хотя бы немного хотят умереть
самый страшный момент жизни еще не наступал
мысли о будущем кажутся мне неуместными
я часто и долго смотрю на себя в зеркало до полного семантического насыщения
я думаю я тоже не смогла бы кинуть камень в море как и рокантен

влюбляясь, я живу в хрустальном гробу - красивая и не собираюсь гнить
есть города, в которых гладь - это не вода, а призыв к действию
мужчины нравятся мне исключительно как концепция
я была счастлива, но там больше не осталось моих волос и вещей
пустота и наполненность в самом деле ощущаются одинаково

все растения хранят тайну и потому молчат
животные ближе к богу, чем люди, но стоит стараться
ночью спокойней не спать
смерть интересна на вкус
настоящий момент верит прошедшему больше, чем будущему

если покойнику не закрыть глаза, они засохнут и почернеют, как яблоки
яблоки от яблони, что сажают в честь дня рождения ребенка
покойнику смотреть некуда
смерть неприглядна на вид, но
любимо вечно положенное в землю

руки выпрямлены вдоль тела ладонями вверх
самый лучший момент жизни еще не наступал
сочувствие кажется мне избыточным
когда я забываю запирать дверь
чудеса и чудища играют в моей комнате вместе и ничего не стесняются


IV.
помню осенью было холодно - деревянные окна
и в комнате темно ничего, только дедушкин диван
и кто-то трогал меня тут и там, но то был
не мой дедушка, не мой диван не моя квартира, а я -
просто не знала, куда бы сложить свое тело, чтоб стало полезно
просто не знала, кто виноват и что с этим делать
просто была не против я же
я с детства люблю противное - пенку на молоке
люблю - без любви не обойдется ни одна жизнь -
поэтому я не гнушалась, почти не сопротивлялась
накренилась как ива так, что потемнело в глазах
и чудилось - может любовь - это что-то другое?
входящее в сердце плавно, с достаточной нежностью
но что мне достаточно ? это секунда, а дальше будет -
почти не противно - тепло и липко, как пенка на молоке
как вздох в темноте, как я просто боюсь остаться
одна в комнате с деревянными окнами - холодно
но я всегда одна и насилие совершается обезличенно
потому что в темноте я совсем никого не вижу
не вижу и этого как бы нет, как бы не давит
я сплю на диване и дрыгаю ногами во сне, как собака -
как бегу и бегу от неровных тревожных воспоминаний -
от факта, что я лишь люблю все противное, жалкое
жалко - я помню как холодно было но что тут скажешь


V.
меня звали

как же тогда меня звали когда за руки брали несли в города где снесли дома и оставили только травы и мертвый гул и все вздыхали но какие времена такие и нравы все это знали

все ж не помню как называли когда созывали костры и девочки в подвенечных платьях оставшись без женихов хорошие пальчики с кольцами побросали погоревали о мертвых жалели врагов и сами пустые ранимые стали

не припомню какое имя мне дали когда пропали вдруг все любимые когда поезда уехали - да устали - и никак не добраться теперь вот пришлось остаться терпеть на московском вокзале потирать виски на часы смотреть умирать от тоски болеть ничего не ждать не робеть

не вспомнить что
мне сказали как нарекли когда пришла плохая погода и все ушли из своих домов и до нового года уже не было дела и зима была бесполезной как смерть на выжженном поле как скучать и ждать что будет что-то другое

но нет ничего другого

не помню как меня звали
но я вспомнила только
что на вкус и цвет все одно и то же люди и слезы и поцелуй на прощание и жизнь и смерть и любовь


VI.
спал со мной стал умнее положил меня под подушку как книгу и спал стал умнее утром проснулся увидел все новые слоги

которые рот выцеловывал нощно

утром проснулся умылся вымерил слово чтоб не до смерти ранило а до ближайшей субботы и вышел во двор

как нечего больше сказать

вымерил слово я поперхнулась будучи нежной вышел во двор я испугалась как бы любовь не торчала из-под но я оглянулась

мир не менял оси

я обернулась мир не менял оси кто стал умнее я книжка вот мои неприкрытые слоги зубные звуки они у меня чтобы

помнить и продолжаться

мир не менял оси я все помнила продолжалась спал не со мной положил под подушку другие слова и рот

до ближайшей субботы

вымерю слово утром проснусь и будучи нежной умоюсь выйду во двор там будет такое постылое утро как нечего больше сказать

оглянусь и забудем


VII.
снег снег белый как деникин
ты тоже белый - твоего прадеда
расстреляли большевики в петрограде
и ты гордишься но может наврал
хотел произвести впечатление интеллигентного человека
я тоже наврала когда сказала
то, что все говорят если очень надо
да и чего только не скажешь человеку
с такой изящной формой носа правда
в имперском городе как наш ты сказал
я дальше не слушала увлеклась
идолопоклонничеством
распри винил сыр косичка легкая эмоциональная близость апельсиновая кожурка ладно ладно сентиментальность но ближе к делу
ты такая ты сказал
я дальше не слушала осеклась
засмотрелась на часы думала как непредвзято время
но глухим обедню дважды не служат так что
мне никогда не узреть красоту твоего последующего слова
но надеюсь ты сказал - святая
как любовь менделеева например
но объективно - вряд ли ты сказал именно это
и неважно - звуки все как один неотличимы незначимы
слава богу есть еще невербальное
например, эрекция
не бойся не спутаю с чем-то иным
эрекция - как отсутствие как вселенская пустота -
мне хорошо знакома хоть и не вполне довлеет
ладно давай скучно холодно
снег снег белый белый как платье в котором я никогда не вышла замуж как твой сложивший голову дед как вера как что еще я устала звуки все одни и буквы все одни и я и ты одно ничто сплошное страшно


VIII.

карма сиротства

вы куда и откуда - нас спрашивают
но мы не знаем, товарищ, мы еще нигде не были, мы просто шли по пыльной дороге 12 дней и ночей и очень устали, голодные, хворые
что вы помните – нам сочувствуют
а ничего мы не помним, но лучше, чем ничего, мы помним насилие, у нас немного искусаны ногти и страшно спать
да вы, наверное, религиозны – нас оценивают
да как сказать, мы знаем, что иисус точно плакал, но не знаем, смеялся ли он, однако уверены, что он не мог не, потому что все на свете на самом деле всего лишь смешно
где ваши вещи – нас подозревают
вещи нам не принадлежат – они хотят жить в домах, а мы бродим от случая к случаю – налегке - и ничему не принадлежим
вы могли бы пойти домой – нам предлагают
наш дом давно умер, и мы за этого его и любим. все мертвое – свято, и ему нечего возразить
вы нам нравитесь, оставайтесь – нас располагают
нет, спасибо, мы идем ночевать и петь, зимовать и тлеть, а по дороге происходят чудеса, и мы не то, чтобы счастливы, но еще не скоро будем мертвы. мы этого не знаем наверняка, но никто не мешает сиротам ходить и надеяться
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2024 Полутона

Поддержать проект
Юmoney