RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

Подробная информация токарные работы спб у нас на сайте.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Ликин

Удалённый свет

20-02-2019 : редактор - Женя Риц





       * * *

Фонарщик деревянный.
Никто не любил комара.
Ударяешь локтем- изгиб окна.
Просыпаешься. Перенимаешь место и музыку об.
Много осенних деревьев, дальше барак и детсад.
Даже не сон. (Видео про дельфинов)
Копии глаз во дворе, копии после потопа.
Красное- мишка в тумане.
Серое яблоко, нищая, нет загородок:
Я- перспектива; слушаешь медленно и отражённо
Произнесённые нараспев показания святой Агаты.


     * * *

Реальности от компьютерной стратегии
Отданные локации черепахам.
Враг наступает, щупальцы заражены,
Полупрозрачны для нас, глинобитных деревьев.

Строят завод, северный образ проигран.
И дымом холма зелёной и призрачной карты
Кончились имя и время, и юниты наверх.


       * * *

Соединённые тигры и динозавры.
Несутся и облако и долина.
Голос в домах-крепостях, пришелец с ружьём.
Передвижение: роботы и массивы.
Наука о северных ангелах, рай, в котором
Приближается пуля, женщины плод, темнота с детьми.
На побережье лемуров раненая марсианка.
Полифонических плач, длинная наша звезда- Аристотель,
Привезённый арабами на будущие острова.
Не о том оператор, вечный ручей существами и крови.
      

     * * *

Воздух, нет, а сумрак и восход,
  Где горит огонь,
На горах, где восседает конь,
  Человек идёт.

Кажется, вот смерть, внутри вино,
  Помраченье дня.
Перистой рукой, рукой огня
  Тронет волокно.


     * * *

Сквозь сеть растений сквозь тогда
Меня увозит луноход.
Там ежевика- биокод.
Пастух живёт, бегут стада,
Бегут, читают черновик.
Смерть есть равнины. Смерть- язык.

Ты- ноги осенью в пруду
От дозировка до карбид.
Шпинат- ты почему болит?-
Ты- торф, я розы разведу,
И розы будут, где ковчег-
Внезапный звук великих рек.


     * * *

И угол отражён дитя
Сквозь фрагментарный сад фиалок.
И плещут воды до локтя
И оттого светло в провалах.

Четыре станции умру.
Прекрасны комнаты и тени.
Я помню детскую игру,
Что разбивала на ветру
Ладони улицы осенней.


     * * *

Летела цепь и мой всегдай
  В зависимый апрель.
Нечеловеческий трамвай,
Как цифра, как тоннель.

Конспект о птицах над виском
  Ладонью разверни.
И медленно упасть проём
  Глаза мои огни.

Водой неясной лопоча,
  На мраморе уснёшь.
Татуированы плеча-
  Тогда булавка нож.

Восходит цепь насквозь стекло
  Никто белей бинта.
Лететь уже, а всё прошло,
  А это пустота.


     * * *

Уронившая зеркальце вспомнила и всплыла.
Сквозь осеннее озеро холод покрыл бедро.
Красное там смеялось облако без чехла.
Чёрные водовороты к небу несли перо.

С человеческим  пеплом можно смешать слезу,
Можно видеть, что небо, словно ладонь, прямо.
Лаборантсткие лебеди жили у нас внизу
И прозрачное поле, время совсем, само.

Разрезая поверхность,  стала туман и дом,
И безумной, большой, уплывала уже на тот.
С золотыми глазами губы внутри с письмом,
С обнаруженной кровью рыба Европа рот.


        * * *

Я чертил на листе в присутствии полудеревьев.
Сказали прочти: мне мы мелиорация
И царских садов чувствуют белые культи
Больничные боги.

Оцепенённые  воды,  мимозы, вставала Татьяна
Чашами луга- над сердцем луна.
Трупный тоннель это Индокитай.
Голову возьми и сад останови.
Лунохоодящие спутники поли-Голгофа

Эллипса, озера, серого, золотого.


     * * *

Просвечивает небо от локтя.
В двух миллиметрах. Даже двух разрывах.
Нам говорит о кактусах дитя.
Нам здесь нельзя и лошади красивых.
Они везут тонометры внутри
К Фелициану- сенсорные чаши.
Наш кактус мёртв, а ты не говори:
Звезда, звезда, архангел черепаший.

Немного страшно, Шива, не солгу.
Я океан построю ядовитый.
Компьютер включен. Дом на берегу.
Запястья пьют и бегают юниты.
Жаклин одна. Там мёртвый водопад.
Разрежет вены. Вырастит тюльпаны.
Она поёт, что лошади назад
Идут туда, на красные курганы.

Там мельницы. Их много. Это сон.
Нам здесь нельзя и мы за всё ответим.
Мы думаем: серебряный дракон.
А это смерть. Другим тысячелетьем
Четыре флейты медленно растут
Четыре дня. Ты мертвая такая ж.
Ты говоришь- и глиняный сосуд
Дрожит в глазах. И ты его читаешь.


     * * *

Ресивер сном и тело снеговым
Отцепленный щелкунчик амплитуды.
Приподымает сердце серафим
С немого льда водоворота душ.
Как будто аппликацию разрушь.
Балконы- и богини белогруды-
И остров от свечи непоправим.

Катамаран привязанный стекла
Монахиня беспамятства несла
На голове сквозь светлые дубравы.
Как Прозерпины лестница тепла.
Секунды страха- шубы или тоги,
Не капилляры, но и не составы
Имперской крови в парк четвероногий.


      Л. Д. М.

Сквозь диссонанс ветвей полусобак
Клубящихся опарышей эмблемы.
Прядь над рейхстагом- ландыш и Ламарк-
Инъекция, где шествуют големы.
Астарты кто-то ужас вытяжной
Постхристианской кормит ветчиной
Тем Колизея небо насекомым.
Цветы летят на снег и перегной
И корчится лазурь над чернозёмом.
Амбивалентный шум от воробья
На меховое платье меланхолий
Как римские квадраты укололи
Касает лоб и плакать без тебя.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah