RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Юлия Тишковская

без первого приза

21-02-2011





*

сохраняй
свое минимальное преимущество
сборная человечества


*

(А.С.)

вот и мы
новым текстом
скучающего автора всего.
вот
у воды
у окна
у метро

мы
как его первая
заключительная попытка
перевести всех героев
на ту сторону
этого дня,
не изменив лица,
не потеряв
главной сюжетной линии

пусть идут, - говорит, -
и идем.

главный герой,
докуривший остаток очередной победы
до самых пальцев,
всегда знает,
как возвращаться
по-настоящему целым,
улыбаться,
не стареть больше
ни на один вечер,
ставить на лучшую подборку песен,
не обращать внимания
на хороших людей,
отбивающих бейсбольными битами
память
с одного удара

главная героиня,
скользнувшая в открытые руки
с высоты завязанных церковным платочком глаз,
всегда знает,
как возвращаться,
незаметно состарившись до нескольких жизней,
ставить на лучшую из улыбок,
выбрасывать шесть и семь,
проиграть все
до последнего этажа
и казаться счастливой

до следующей подсказки
вы не узнаете,
что именно будет:
вчера, завтра, никогда
весной, летом, случайностью, шансом

сценарий, которого не было.
нечаянный эпизод.

как маленькие бутылочки,
дающие силы еще на пару шагов, -
а там уж как-нибудь дотянем
до самой интересной страницы,
конечной станции

как сообщение,
которое будет доставлено
только после того,
как его забудут


*

отрывает пятую часть тетрадного листа.
пишет четыре слова.
складывает бумагу три раза.
две улыбки.
одно доказательство

если цифры ничего не меняют -
не меняют разы,
число полученных подтверждений,
время свиданий.
мы не меняемся, умирая.
недолго любимы.
невменяемо умираемы

стой.
терпи
еще пять секунд


*

туда, где закончится дождь,
выстроились все мосты.
проговорились птицы:
военная тайна
теперь
просто реклама какого-то чудодейственного средства
для увеличения любви.

мы же всегда знали:
дерьмо - самое лучшее удобрение
для любого роста


*

долговечнее
автомобильных двигателей
счетов футбольных матчей
память о том, как не любили

перед сдачей учебников
в главное книгохранилище
сотри
любые пометки

могут не принять

заставят покупать
новую жизнь
или
заменить равноценной


*

(С.Т.)

в одном месте нельзя прятаться дважды.
всегда найдется тот, кто вспомнит
кино, которое долго рассказывать,
кота, вскрывающего дверь лапой,
очередную съемную комнату
рядом с чьей-то работой.

совершенствуются лишь технологии:
ноутбуки вместо двд-плейеров.
совершенствуемся в технологии
избирательной памяти на лица.
ну же.
тебя здесь все знают, такого бездельника.
все знают места, где ты
можешь остановиться.

поэтому, может, не заглянут,
не застукают,
не настучат
знакомые слова как новые -
каждый сам себе демиург -
не спряталась -
разве он виноват?

слишком мало
вариантов взаимодействия
мира с миром,
пустоты с пустотой.
слишком развязна подмигивающая бездна,
притворяясь твоей рукой.

чем музыка громче,
тем сложней правила,
тем тише вокруг.
слышишь: звенят крестики
о тела наши пулепробиваемые.
слышишь: кто-то нажал шафл
и не отпускает.
сердцу щекотно
в том самом месте,
которое не прикрыть руками.
и это значит - все правильно.
тебя уже не найдут.


*

поле поле ромашек
поле поле облаков
именно там идет основная игра

внутри группы
мы
велосипедисты
даем друг друга выиграть

тебе достанется первый приз:
основная игра в ромашки
поле велосипедов без педалей
проездной в "я тебя тоже"
с одной поездкой


*

человек содержания пришел к человеку формы.
говорит: давай друг друга полюбим, станем, наконец, полными.
станем такими целыми,
станем такими цельными,
с первого раза поймем смысл жизни и цель ее.

кричали они и
кончали и
впадали в отчаянье

человек содержания покидал человека формы
наполовину пустой, наполовину заполненный,
грустный, простой, недоосмысленный, недооформленный.
обычный, счастливый
бездомный


*

одна сторона кассеты почти дописана.
можно подумать, какую сделать обложку.
гелевой ручки аккуратный почерк,
и мы заперты между строчками,
так офигенно красиво стиснуты.
но между буквами - воздух.
холодный, свободный, -
и вроде легко дышать.
кассетный мальчик засунет коробочки в стол.
и нечем помнить - все и так хорошо.
никто не проигрывает, не выигрывает, не жмет play.
вы любите меня,
а я как-нибудь подтянусь.
повисну на люстре - может быть, станет светлей.
поверь, это тоже искусство.
кассеты бы делать из этих людей,
да не хватает трусости.
эй,
небесный диджей,
поставь что-нибудь попопсовей:
мы будем чувствовать.


*

маленький толстый мужчина,
раз за разом убивая грушу на силомере
больше высоких и сильных,
пританцовывает после трехзначных цифр,
машет руками,
собирает толпу.
не знает,
что поражен
сильнее, чем смертью

пусть вернемся
без первого приза

не замеченные в турнирных таблицах
состязаний на слабость и силу
заведомо смертных


*

ребенок, утешаемый другим шариком
взамен того, который он не сумел удержать,
отпускает этот второй
уже нарочно
и плачет так больно,
что первый шарик,
заблудившийся где-то в районе твоего дома,
внезапно краснеет
и отворачивается от земли


мозамбик

мы все-таки не едем в мозамбик.

африканские дети,
простите, пожалуйста, нас.

вот качнулся диван,
и все дальше он стал,
мозамбик
мозамбик
мозамбик

мы пытались менять этот мир,
начиная с себя.
постарались вот тут
и вот тут.
но ведь насморк,
и трудно вставать,
когда снег и темно.
и как будто закончилась жизнь.

мы не едем.
мы снова не едем.

это ж сколько утопий.
все - мимо.
и умные люди поймут:
в мозамбике все будет,
как тут:
и вставать,
и лекарства нести,
и кого-нибудь не спасти.

мозамбикские дети,
простите, пожалуйста, нас.
Эфиопия, тоже прости.

хорошо, мы поднялись с дивана
и смотрим вокруг:
мозамбик - прямо тут.
его столько, что не унести.
волонтеры, каширка. скороходовы ольги
боятся спускаться в метро.
и ты можешь стать их профессором соколянским,
если чуть-чуть постараться.
это совсем легко.

и что-то там делаем,
жертвуем,
успокаиваемся.
и, кажется, будто уходит какая-то тяжесть.

и тут она возвращается.

мозамбик не становится ближе.
мир по-прежнему неизменим.
ты согласен отдать кусок изо рта
какой-нибудь девочке из Анголы.
но ты не едешь туда.
не едешь туда,
и пустота,
возвращаясь в тебя,
чувствует, что попала домой.

снова коришь себя за бездействие.
снова вздыхаешь: эх, интеллигенция.
и посверкивает диванной звездой -
то есть бездной.

ольги скороходовы плачут:
а как же мы?
но ты помнишь только одно:
мозамбик,
мозамбик.
Эльдорадо мое.
Иерусалим.
Атлантида.

африканские дети,
простите, пожалуйста, нас.
но они не простят.
они ж просто не знали,
что мы собирались.

быть добру, - говорит твой отец.
и он, разумеется, прав.

мозамбик прорывается в нас
и течет, ускоряясь,
куда-нибудь к морю.
мы не едем. -
да просто давно уже там.
утром снова проснемся в насморк,
но пустота,
дозвонившись привычно,
поймет, что ошиблась номером.

африканские дети,
мы спасаем себя,
мы спасаемся с вами,
мы верим в наш скорый приход.
мы прощаем себя.
мы прощаем.
это совсем легко.

быть добру, - говорит твой отец.
это значит, что скоро - добро.

скороходовы ольги
спокойно заходят в метро,
не боясь турникетов.
мы все вместе сходим на станции "мозамбик"
и каждый день делаем эту жизнь
такой, какая она есть.

быть добру, - говорит твой отец.
это значит, добро уже здесь.
вот идет его медленный поезд


*

и сколько б мы ни просили у гудвина

чуть больше ума, чтобы рассчитать скорость сгорания вечности,
чуть больше сердца, чтоб любить сильнее невозможного,
или еще немного смелости отличать вечность от любви, -

он выполняет только одно -
возвращается,
возвращается сам.


*

что ты несешь, гонец,
какую весть?
я, очевидно, снова без подарка.
вот есть конец.
начало тоже есть.
а в середине - жарко.
наверно, это счастье. или ад.
да все равно.
ступай, гонец, назад.
неси себя обратно.
я здесь ни с кем бы не пошел в разведку -
всех слишком жаль.
и в этом, знаю, грех.
борьба с умом подходит не для всех,
особенно когда бороться не с чем.
разведай путь. возможно, будет снег:
так заблудиться легче.
да, так и быть.
по пояс в новостях,
мы осторожно тянемся обратно.
что мы несем?
нас слушать не хотят.
наверно, это счастье или ад:
когда так одинаково
всех жалко

2010 г.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah