RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
ADV

Бизнес Новости
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Адам Тарот

28-02-2010 : редактор - Женя Риц





"Родился 6 декабря 1989 года в г. Чернигов, УССР. С 2008 живёт в Москве. Автор книги стихотворений в прозе "Великий чёрный свет", авангардный музыкант (Merkaba), журналист ряда изданий.





"Фрактальная кукла"

***

доктор Чума идёт с радугой
щелкает косточкой
"и всё же не движется
сверлит вороньим

стук по тыкве
вот плащ разевает рот
воздух фрустрирован тросточкой

"на перекрёстке смолой растекись
гори чёрной гравюрой


мне нравится этот сезон-камнепад
достаю из кармана
и завожу ад

"и разносится изморозь
лопнувших струн на лугу


дай пощупать чужому
ножом за живое
никому не расскажем

как мы сговорились
на царской тропинке
пожали песчинки

и ночью распяли море.

***

пустыня заглазного красного
иглы кристаллов
навязчивость челюсти
кровью ума истёк воздух

вырисовал
карнавал
в глубине угла

слаболётные красные вихри
стрела набухает в Эроте
в чашу капает ничего
видящий смотрит

мет судьбы, распоследний кусочек
пластилин ясноглазых богов
написал на моём лице буквы
я читаю их в зеркале глаз твоих
и содрогаюсь

одиннадцать лун

даже смерть ваша - заражена
лязгом памяти
и возрождением.

"дитя (Эрот) улыбается и говорит: "Хотя твоя стрела не причинила мне зла, а тебя пронзила отравленная стрела, все же убит я, а ты жив и ликуешь, поскольку я есть ты, а ты есть я".

***

дом гниёт и глаз болит
и я с тобой сижу в углах
и сер момент и блекл пигмент
смертельно лёгок стон и вой
на шпильках хрустя поворот по насту по тёплой плоти
я - твоя.
несёт древней рыбой и водорослями
я пьяна тобой.
дымный корсет
я скольжу я вьюсь змейкой и ртутью
я брожу в твоих глазах и смеюсь
голоса из комнат не лгут я желаю
дождь гниёт а что с тобой?
созревают в почтовом ящике виноградины
тараканьи щелчки клёкот
липки лапки помех
заплетут маяки тишины
в голове лежит запах как туша с дырой в боку
древесина чернеет горит сухой лес опадает лысое небо
день гниёт и ночь кровит
дом гниёт и внезапно взорвётся
однажды ворвётся иное
сияющее
я обнимаю тебя
без ума
дом гниёт
я одна

больше никто не выжил.


***

глаза
зрачки разновыкручены
белый гений
под настом сплелись вены
- обручены
пышный парк непрестанных знамений

сожги лапник
мути стекловидное тело ума
по колено омойся
в речной тиши
убивай.
береги связь.
пусть смотрят дома.
будь внимателен. просто дыши.

зубы зарницы
донные боги лежат
мы - пучок
симбионты последних лет
изглодали все кости
обратной дороги
понимая - дороги обратной нет.

***

ночная смена воздушных царств
проступают лиловыми, чёрными пятнами
первые шажки теней на пороге посмертия
картография больничного потолка изумрудится
на твоих веках солнечные неизвестные
ненужные уже бульвары
написаны кофе и акварелью

мельтешение слева направо - прорези шёпотов
висят в воздухе безвременные
элементарные замки из слов
сулят обещания

реки любви
опадают в багряное море молчания
настоящей, той, что плавит камни и обращает вспять течение Иордана.

ржавая пена на волнах
печаль взгляда вещей
неистов хрусталь-призма видения
пиктограмма.

***

недослышанный финиш
звон
адова лёгкость
скользить

гипнотически бить
выводить
кроветворные камни
гул из монолитов
паришь

кристаллически
пишет томограф модель
отражается в памяти память
река
"не войдёшь в неё и один раз"
слышит Тэль

буквы
блеск
голоса
стены
треск
города старят небо
чужая - родна.

в заболевшем стекле
его роль
не видна.

***

мы вошли в пустоту
витражи 8-битных желаний
отражают
клубление гибели

симбионты-мосты до себя
не лицо в небесах -
нарисовано небо лицом
безымянным вельветом

в лице как в колодце
идём

цифровой скрежет звёзд
сеть и связь
гул эмблем

пузыри переменных
в крови

гроздья глаз
зимний свет
поздний ад
прямо здесь

ангелишни слова

(не смотри).

мы зажмурили своих червей
завальсировали талым льдом
очарованный сон стародавний страх
и разомкнутый круг
замыкают.

***

она улыбается
живой трепетный храм
пусть подземное о небесах

возвращаюсь к осенним моим полюсам
разжигаю пожар синих язв в голосах

так неизбежно
красота находит
в себе и гной
и яростный конец
во днях ветшая
свет кричит

и бродит

с зари времён
один в саду
- мертвец.

***

мой пакет потрохов
мой букет чуваков
мой клубок диссонансных безличностей
ок

разливают сплетение-садок для лун
мой садиМ - царит наоборот
всё, к чему прикасается он, сынок рун
обращается в смерть,
возвращается в лёд
наклонившись, ебёт цифра 6
цифру 5
в задрожавший
суглинистый
рот

дети сдохнут,
как только так сразу
в незапамятных водах
тех спален

крыломёртвые идолы
напоминают:

любой ад -
он всегда
идеален.

***

даже если снопы людей резать ножом
бесполезно устало для ряби и сна
разотри скелет в пыль
разбери в струны дом
жертву новую жрёт богомолья княжна

собери свою карту из тысяч колод
окропи уходя из бумаги цветы
выше к небу где тают шпиль город и год
где чуть ближе чуть глубже
чем ждёшь теперь ты

где янтарней
темнее
роднее
чем ты.

***

независимость вспухшей кожной азбуки
обрисована веществом сна
возвращается то что созрело вновь
падая рвёт черенок налившись
приходит всегда только званый гость
предначертанной зыбью и хтонью
грибы спозаранку мерцание ветви ресниц
оглянись на город смотри
слиплись чудища в прелом небе
пошли косить люд плуги дуги
суициды столбов фонарных а мы
мы идём по тихому бережку вдвоём
пока наши пальцы далеко в городе
разыгрывают этюд № 315.


***

изгонять дьяволов из ноги
на качелях холодно теперь.
пироги

подошел к озеру волк
всё витиеватее
между строк.

лист уроненный
начнет литься из тебя.
в буквальном смысле.

будешь катиться
за руки и отпустил.
и смотреть в окно

я его встречу.
still.



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah