RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
ADV

Ремонт автомобильных замков мастерская по ремонту и установке замков.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Александра Цибуля

говорит гортензия

11-02-2015 : редактор - Василий Бородин





***

нет, – говорит гортензия
и головой качает
что это, гортензия, означает

что голова хочет не расплескаться
что голова отцветает

на зубах лес
на груди море

головы не поднять
т.к. в воздухе ножницы злые

голова-гортензия
голова головой качает

нет, – говорит гортензия
нет, – отвечает



***

бежала под дном морским
или сошел в кратер этны

или мечтала
быть унесенной огнем
и поставили урну в лесу

или в дуб заточен
на двенадцать лет и кричал

ты стоял здесь
как любящий вяз
среди лиц цветов



<Страна Аи>

в сияющей ветоши –
послеполуденный отдых трав

переступая
через роскошные ткани
старушечьи рюши, заметить

ноги Брейгелева Икара, задранные
как у бесстыжей женщины

и под столом, в корзинке,
брошенного Нерваля

нащупать в комнате
край стихотворения
(музыки уходящий край!)

целовать друг друга в стихотворение
как в мочку уха, коленную чашечку
что-то еще уязвимое

и над всем этим
нависшая как беда
губа отвращения

послеполуденный отдых трав
слишком алые розы
фарфоровые коленные чашечки

нетронутый, убегающий как волна
край стихотворения
музыки уходящий край



***

в больших и малых куполах
в больших и малых куполах
толпы пылающих ангелов, серафимов
ласточек с человечьими головами

не они ли
вьют гнезда в лемехе
радуются изразцам
легкие – как пламя
быстрые – как молния
громкие – как голоса девочек

(и дождь, соответственно, их поцелуи)

не они ли
коротко, торопливо
говорят: свят, свят, свят
Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!

и рассыпаются блестящие бумажки
они как бы матиссов декупаж

а все цветы – они о свидании
и я пологий человек
я изрешеченная окончина
я упадаю

и голос завивается как волос
и голос поднимается спиралевидно
в больших и малых куполах

в больших и малых куполах
толпы пылающих ангелов, серафимов



***

внутри творится кровь

огонь толпится
в человеке неисправном

(он каннибал и анархист)

ест лес
ест птиц
и землю ест
и ноги ест охотно

и рыбы не вмещаются в пруду
и черви не вмещаются в саду

и только небо
только море
только солнце остается

и красота бесчеловечная кругом



*

выпадают ангелы из гнезд как зубы
весь день выкорчевываю их сердца

главное залечить лицо ангелу
ему еще являться, быть вестником

«три ангела слетели ко мне
смотреть как я выворачиваю красные клубни»

ходят ангелы пешеходные
прозаические



***

голубь голубя ест
мокрый смерти комок
кошки лежалый ковер

на одичалой веточке ума
несложный жук

нечеловеческое дерево каштан
на наши кости покусился мыловар
нам нужно уходить



***

в ушах шуршат ежи
мошки кишат в земле толстянки

толстые мысли описательны и ленивы

кто подвешен меж небом и небом
тому воздух земля и земля

и земля говорит говорит:
«вырой ямку и съешь меня

там впереди шумят
небесные ивы»



*

цветы летучих кораблей
на свете всех милей
на веки ве
на донышке ума

во лбу горит
как тридцать три богатыря

и воробей как дух куста
друг всех вещей



*

стол пылающий нас разделял
летой-рекой
где обрывки праздника
шум голосов многих
ленточки, пустяки

но потом вовсе все успокаивается
как если бы он, прозрачный, сказал

<такой особенный свет>

и все вещи уже улыбаются
и все вещи уже благодарят



*

все еще плещется
тот стол
единый

где любимая
и озеро вокруг

и будто кончено все
и потеряно все уже

и то гнусное что во всем
и то грустное что во мне

нарастить себе сердце толстое
и сердечный мешочек
и озеро в нем

и утопающий
и лодочка
и пловец



*

мне младенец пластмассовый снился
вовсе не рос, да так и опал

остальные все тоже в норках
прибранные к рукам

мы одни в луна-парке
вышли на божий свет

что они сделали с духом хлеба, морúс?
и психею зовут прошмандовкой

а как морок начнется
на улице кровь пойдет

карусель вкруг земли обернется
что тогда будет, морúс?



*

деревье тихое обособилось
бытует теперь
среди колючек, акрид

наблюдать его рост
по мере кочевья скал
зарождения новых пророков, форм
спасения



***

три ночи прошло через мое сердце
ночь гельдерлина
ночь паунда
ночь ульвена

три света прошло через мое тело
свет целана
свет айги
свет рильке

одно дерево пришло на мою реку
несколько белок пришло на мою руку



***

ели меня леопарды
пили меня птицы

после
я был разъят и иссушен

пришел гусь
белый как облако
добрый как сахарная вата

я превратился в озеро
на берегу смерти



***

кажется, в дождь
кто-то думает обо мне

между пальцев ног появляются персонажи

зубы вырываются в область духа

нас спасут омнибусы и сарацины

мы поедем далеко-далеко
на ослике

в заповедник
в зубрятник

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah