Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

ПОДВИЖНЫЙ ДОМ

04-03-2015 : редактор - Василий Бородин





ПОДВИЖНЫЙ ДОМ

Ду Фу умирает в лодке посредине реки.
драконы ушли на дно, и мысли его легки,
а дровосеки в горах уже занесли топоры.
Из ясеня – сделают лодку, сосуд, пустоту; пиры

поминальные начинаются – клейкий рис да черный кабан
на стол подаются, и медленно листья роняет хайтан,
вино с хризантемами льется сквозь чашу – в подвижный дом.
Вот небо, а вот циновка на крыше – и океан кругом.





ВИНО И РЕЧЬ

Ли Бо закипает стихами – а Желтый источник тих
и поглощает восторженных и слепых,
богатых и зрячих, растерянных. На ольхе
повисла луна речная. Из-за гор восходит Си Хэ,

сиянием дарит. Ли Бо отрицает смех
и пасмурь, вино и трезвость, недвойственность, тень и грех,
вино и реку, в которую льются его борода.
Он переходит туда – и мир приходит сюда.





ДИОНИСИЙ ХАКУИНУ

Где твое жало, смерть?
Оно - там, где ты
силишься вырвать себя
из мерзлоты,
там, где узнал предел
радостный бык,
там, где узлами тел
скован язык.
Где же победа
ада?
Везде и нигде.
Свет исчезает при свете,
огонь – в воде





САЙГЁ - ФЕОДОРЕ

По светлым дорогам ты ходишь, а я хожу по горам,
по мозаичным ступеням ты быстро взлетаешь в храм –
оттуда на воздух, где много жутких мытарств,
а я попираю ракушки, иголки сосновых царств.

Закатное небо в рассвет превращает твой лоб,
А здесь император отверженный пишет сутры наоборот,
затем бросает их в море – быть бесконечной войне.
Один и в печали пишу тебе с острова Сираминэ





СЮЭ ТАО – ДИДИМУ ФОМЕ

Жемчужину несверлёную ты разыскал наконец,
Проснулся в объятиях Жениха, помимо стрел и сердец,
Двое стали единым, и оно растворилось в Отце,
Без остатка исчезнув, воскреснув, не изменился в лице –

Ты, обманувший дракона! Но цел он, играет вновь
в бесстрастную жизнь, в бесстрастнейшую любовь
со мной – своей пленницей. Пусть для тебя зазвучит мой цинь
в самый последний раз. Но ты – не приходишь. Аминь!





РАБИЙЯ - ВАН ВЭЮ

Ты отмывал в себе зеркало. Могучей парой быков
землю свою ваял, не выходя из оков
гористого слова и плоского бытия,
в озерах, как в небесах, отражалась кротость твоя –

полная идолов, изображений живых, как дым.
Только собой самим, даже буддой, художник неизмерим.
И не скорби, не сетуй, мой обнимая стан,
что каменных будд взрывают – Бамиан мой и Кабулистан.





ИССА – ПАВЛУ

Жаль, я не знал тебя раньше
У моей нищей весны
осень полна плодов

Но их, как всегда, я отдал
в уплату старых долгов -
кленам, сверчкам, оленям

Жаль я не знал даров
больших и больших – когда
мой умирал отец

а через полвека -
сын, маленький, как росинка;
и всё же, и всё же…

мне странно:
ты ничего не пишешь
ни о семье, ни о своих…

«Лучше остаться так,
иначе будете скорбны,
а мне вас жаль» -

И я тоже жалео тебя,
позабывшего тихое веянье,
поднявшего бурю в мире –

а он ведь не больше чашки
овощного чая в ладонях.
Один чай – вот и всё.

Твой Кобаяши Исса.





ЕКАТЕРИНА – МЭН ХАОЖАНЮ

Ты идешь по тропам Эмэйшаня,
навещаешь отшельников, магов,
беззащитно-тяжел, словно кедр,
неогляден, как облака.

Горы-воды – твои иконы,
и дорога сурова, легка.

Мне премудрости мало твоей –
нестерпимым небом в лицо
светят древний Синай и крест.
И нечаянное кольцо.

Переменчивость мест.
Спор ветра и трав.
Кто из нас заблудился,
кто без золота прав?





ПЕРВЫЙ СНЕГ

Ли Цзунъюаню снится слепой снегопад на реке -
то ли ткачиха с неба закинула светлую сеть,
то ль волопас, заново сбывшийся в рыбаке,
ловит овцу заблудшую в волнах – то ли белый медведь

данью ложится, скалится у Чингисхановых ног;
и растворяется – словно нагая лебедь в банном чаду –
пригнанный тьмой пустынной славянский синий белок
в жарком котле столицы, в бурлящем от слов Чэнду.

В сонном огне – не сжаты его черты,
посох разбит на чётки, и в предрассветную рань
снится снежинке, слетающей через рязанский тын –
плывущий к югу, сверкающий Ли Цзунъюань.

22.10.12
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り