ПОМОЩЬ САЙТУ

СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА

СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

перепадами 2

12-03-2010





под музыку 2


1.

Настоящая жизнь всегда на танцполе. Когда ты
стоишь в середине круга.

Видишь и понимаешь - они не танцуют,
они обрабатывают движениями друг друга.

И все равно красивее их движения.

Там, в кругу, напрягаешься, дома
снимаешь свое напряжение.


2.

Настоящая жизнь всегда на танцполе. Чтобы
понять человека
вытаскиваешь его на танцпол.

Говоришь танцуй.

Препирается и стесняется, говоришь танцуй.

Говоришь танцуй.

Напои, обними, поцелуй, говоришь танцуй.

Он танцует, а ты понимаешь,
что зря мучался.

Зря сюда вытащил, зря привел.


черные трещины

трепался за добро поглаживал по коленям
весть об оленях доходчиво проникала внутрь
всю свою дурь превративший во нечто лютое
обоснуй говорит не буйствуй

три раза за вечер прекратил мордобой
один раз забил и смотрел как они неуклюже как в пятом классе
бьются выставляют локти и мягко так чтобы не покалечить
стучат друг друга как будто дразнят
не покалечить мультяшная сеча

стучат друг друга как будто выходной праздник
словно завтра каждому на работу и ярость не повод
испорченная морда синяк фингал

один раз ударил в печень проткнул вечность
брызнуло черной дырою чернилами вдруг почувствовал как
все вокруг проебал

не выбить зубы, не сломать нос, не до крови

пережить холод, пережить зиму, пережить конечность любви

выбить зубы, сломать нос, и пусть хлещет

воздушные ямы - черные трещины


за добро вдыхая запахи по волосам рукою
только б покою только бы прямо бьет
а потом говорил говорил проклинал сам себя ликуя
проводил обратил внимание на имя ее


***

деревянные смотрели на огонь вытирая слезы
не пользуясь слезами
вдруг перекинется и сами сгорим
вдруг та пустота как фреска полопается
отечет и не разобрать
где сын где отче

смотрели деревянные на колени горящие
тупо погружаясь в огонь
были деревянные стали смотрящие
присматривающие за тобой

а чего смотреть вдыхай и чувствуй
как полощется внутри буйство
как накипает не первая уже ярость
и перечеркивая крестом всякое показалось
на слом на корм

и со всего размаху хоботом
бьется в песок
слон


распад вкуса

1.

Где же вычитал, что произойдет распад вкуса. Зрячее
копнуло и нашло лоскутов акуратно сложенное.

Вход наружу с детьми, животными и мороженым. Боится
быть обнаруженным.

А всего в сторону доску. Быстрый массаж
мозга.

Где же вычитал про распад вкуса. Что летящая вверх шапка
портит всю прическу.


2.

Злило и наворачивало. Крохотны муки, и щипет. Нисколько
до главного не прощупает.

Приятные крики, кривые руки.

Безвольно висящие щупальца.


3.

А ведь не надо было злить. А то не крепкая
сеть. А то не гибкое.

Жизь написать с ошибкою. Но орать про нее,
и твердить.


4.

Где же вычитал, что безмолвен шов. Самый золотой
и ровный. Такой ровный, что сразу встал
и пошел.

Взял весь мир полюбовно.


5.

А им потом регестрировать секту. Быстрый
массаж мозга. Месадж.

Безвольно висят щупальца, не заметишь, каждое обсосешь.

Предродовая дрожь, как выхватишь руль и куда
его повернешь.


6.

Где же вычитал, с таким-то репертуаром. Щелкнуть
лямками и убить в себе подбородок.

Они добрые, они рядом. И их ряд заканчивается
народом.


7.

И распад вкуса. Низшее из чувств задает
искусство.

И распад.

И пусто.


мелкие языка

1.

Мелких языка, за первичные признаки. Не обращать,
как на призраков.

Но выкопать и надругаться. Кому смеятся,
тем и боятся за хохот свой.

Разнесли свой вызов по сети. Кириллицей
и не встань у нее на пути.

А то вынется.


2.

Шляпки с острой каемкой. Сильно режут, но
ломкие и шоколадные.

Выкушал и покрылся пятнами.

Непонятно на что аллергия, на сладкое или
на всю стихию.

Уничтожающую приватно. Но всех
сразу. Базовые навыки привив.

Плачущая из ив облетает листвой. Под прямым
указом.


3.

Мелкие языка. Простирают, и чем гибче тем ярче,
их начищенные клыка. И
устраивает.

Бороться за язык.
Борись, борись, не ссы.


4.

Взял за талию, притянул. Погрузил себя
в нее.

Аккуратно, как в полынью. Замирая дыханье
и нагишом.

Погрузился, вылез, хохотнул, обмотался полотенцем.

И домой пошел.


5.

Патамучто мелкие языка. Патамучта острые их клыка.

А сердце бьется не сдается.

Никак-никак.



6.

Бери слона за хобот. Одень
себе на голову.

Чтобы не слышать топот. Марширующих
роботов.

Чтобы не самому вырубить
эти клены. За хобот
бери.

Хобот соленый.


срам якоря

1.

Стыли и корючились, а понять нельзя. Мучались,
но в них.

Говорила земля вся.


2.

Драпом отсюда, щадящие любимые прививали
неповторимое.

А когда повторил.

Любимые и щадящие упирали на настоящее.

А он взял и живет, забыл.


3.

Самое горячее место тела выглядело смешно. И
скушно.

Но когда оно обожгло.

И смотрело как все разрушено, стало страшно.

И ушло.


4.

В сумочке лежали документы и другие
полезные вещи. Но украли.

И другие полезные вещи
случились, настали.

Не живет теперь, а трепещет.


5.

Стыли и корючились. Берегли деффекты. Пьяная
от конфеты. Слишком долго не было
сладкого.

Прижимает его ваткою. И думает про
тех кто. Падкие и несчастливые,
как билеты.


6.

Самое скушное место тела. Вспотело, и
там и стыд.

И срам якоря.

Говорили взахлеб и якали.

Постоянно.

Улетели бы наши
животные в заебические саванны.

Там бы топали.
Там бы крякали.



***

не откликнулась спасовала на утро вынула из себя зеркальце
и ну глядеть в него
переменилось ли перестало мучать кто по крыше ломом стучит
поискать того кто научит
бегом-бегом

нам ли девки быть в печали
мы же хуй не привечаем
нам же ширь земля и небо
треск земной и неудобная мебель


не откликнулась спасовала раздеться сверкнула серьгами
другими рывками как мишки гамми
прыжками бьется неумелое сердце прыжками как в битве
кружками как в детском саду
скользя по льду перебежками мужиками

на беду свою на беду

а тут отринулось само как-будто в горле был комок
как-будто черствый был кусок

и смерть была на волосок

как-будто жизнь скучнее чем
строительство ковчега
как-будто самый-самый прикорнул на плече
и засыпая о важном поведал


делянка

где делянка где полянка убогая
а они такие все сердобольные и на срыв не идут и вообще
богово корамысло не по плечу и ведра плещут раскачиваясь куда падет
тут не за бедрами следить а за горизонталью

дойдет до калитки зыбкая как улитка скинет ведра утрет пот
пот падет во ведра другая тяжесть
со соленым в руке идти важно
со соленым в руке джекпот


а делянка как несмеянка-царевна сидит в луже исповедывается своему
рассказывает сказки страшные и лютые
чем поверить лучше поверить что ебанутая она несмеяна
мол была она пьяная

и смотреть на закат на море не думать про ложь
где оно море волною заржет и лошадь
где лягнет тебя на песок
со всего размаху грудью на посох насквозь и кровь брызнет
и где любовь
где любовь к отчизне


где делянка где полянка убогая
где ты маленькая бегала а жизнь не там трогала
где глаза закатились а платьице заливалось цветом
где нашла свое главное и была предана


тушь

по ладошкам ощутила царя, а пяточками опровергла
блеклый год не выглядевший блекло а вполне веселым
прикоснулся к пизде и потекла
и по городам по деревням по селам

злили почему потому что скучные
в жизни не было ничего лучшего в жизни не было
жизни и жизни скучные
не было ничего лучшего

не было ни закоулка ни угла

потрись об меня расскажи почему ты в это время не дома
почему мы с тобой не знакомы тебя зовут как
первые звуки грома на фоне тающего
возвращаются утки
с тупыми глазами на лодках

ни закоулка ни угла

гори гори моя игла в стоге
ты потом задумаешься о боге
пизда и тушь твоя потекла
одинокие вы одинокие


***

ни в грязь ни в меня не веря
доходя до истерики в кулачке мня
море-море даешь берег
ах какая податливая хуйня

ах какая чистая лобызать не обращая внимания
облизать еще раз и губы почти
самокопание самовырытие самоклад
самоткрытие самозолото самоад самочих


ни в грязь ни в ад
ни в кад ни в перемену шин
на последний парад
обернутых в тряпку пружин


земляные касатки

и с треском до государства упершись
в единого мужичка
нет его в новостях нет его на груди в значках
пусть стараться тащить нет его пучка
поменяй простыню и наволочку

а о чем бы прикорнуть к плечу я сладкое
оно сильное и печет как пирожок меня
угрюмы хватки
но за бедра берет занятно


на краю земли в палатке все стравливается
из земли выныривают касатки
красиво бьются встречаются на посадке
все выходят и
друг другом давятся

там на самой лодке недостаточно весел
и ты недостаточно весел
это первая из следующих весен
когда танец и музыка есть но нет
песен
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 1999–2020 Полутона. polutona@polutona.ru. 18+