RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Владимир Смирнов-Рыбацкий

фреска

11-03-2015 : редактор - Женя Риц





Tyutchev tunes

плоть переходяща
из рук в руки по мастерским пещерным
в слово живородящее
порода легкого извлечения
сопротивляется встроенным демонам
карающему идеалистов Богу
местные порножители торгуют цветным временем
чтоб побеги успели на тающую дорогу
в обход великой стены
неврубаемости
пока не вышло финальное обновленье вины
эльфийский вирус Новалис


волок

каракатицы дают чернила
голова даёт гарроту
никому это не совместимо
металл при равных прочих

в отношениях контактах
полый червь глядит наружу
снаряжая атаку как кроткий
расширенья холодом простужен

а может обойдётся язык
сокращениями и путаницей
вынимая ураган рабочий из
вертопрах пролюбливать научится

в школе атмосферы нагнетают
быть как обучаемый пророк
тушей раскрывай огонь евы
вдоль избитых мыслей кровь

перевыпущены кишки звуком
отражавши то что рассветное
коли ползаешь своим лугом
бросила роса кровать


дрянесосы

длится двоичность нутра и духа
руки же просят весёлой науки
шероховатые сучков вороненых туннелей
в опаленное дареным огнём родное
что выбросило из края плоти ещё дальше
стой слепяще прекрасный прекариат
и остаётся случаться и обрываться на самом
работая панком на руинах пенатов
за это платят циферками на экране
но обращенная протоплазма фуззует нервы
как червями поросшие ранние
реально опасны для защищенных чужим
именем без образа рабовладельца пустыни
хватит боятся его пуская евфратом кровь
в сведенных из разных притч железах
отдававшаяся пожару защемит тебя в любовь


континуум

к чему мучиться анонимус
своей больной музыкой ай-ди-эм
потроша
сентиментальные уши дам
по каналам окольным
опухоль
ритмичный красный бурлюк
барабанящий самозабвенно
бог весть
о чем но я пытаюсь кончить
с русским фатумом сексом поэзией
заемно
все это но выглядит интересно
для принимающего сигнал
ангел
с нашей точки зрения он
но сумасшедший бунтарь шхуна
шлюха
стучащая в закрытую дверь
стреляя из шутовских гаджетов
королева
цветов гниющих вглубь чернозема
суглинка ила песка на шее
дай снега
чтобы укрыл наконец черновики
не написанных ржавчиной судеб
дым
над рыбацкою слободой взовьется
норманны или арабы швартуются
трахнуть
на византийских иконах стиль
превращать себя в посмешище вышних


миндалина

когда скитается недвижный человек
коммуницируя с убитой тенью мира
необходимо имя дать ему по-новой
той траектории схождения с орбиты
ненастоящей опрометчиво звезды
взошедшей над кладбищем динозавров
на улице за той невидимой стеной
что делит глаз всевидящий на взгляды
соседних птице космонавтов павших
они смирились как разбойники с галерой
летать вдоль бездны посыпаемой песком
с гортанным криком славься цезарь
топча личинки серебристо-гордых нимф
любого пола с нитью в кулаке ведущей
в святую полость отцветающих идей
природных сгустков по ту стороны добра
и безразличия но звёздная миндалина
о чем-то ноет в темноте

мракобес

зачем чем утомляет череда сильнее
проколет неокортекс терн о рождестве
губителей компьютеров святые
вернее одержимых нежить полутвердь

идёт сквозь дранку гроз переливая
из запертого пердь былой светла
короткий росчерк мимо, паря
а больше нечего стремиться оставлять

любовь название нелепо прямоезже
как если на ракете лог перелетал
черта а если чёрт продвинут каждый
присутствует отпетый миром боль


падающий

ходил он поверхностно быстроплече
над собой и остальным присущим
себе как отдельной частице праха
духовного на полях васильки и кашка
разворачивал ястребиные крылья о
невозможности их поносить насовсем
как кроссовки угодных дизайнеров Бога
плоскостопен богаче тех рифмоплетов
из закатной страны темнокожих что
боги настоящей коричневой этой земли
летал по своим рельсам по вертикали
не почуяв гнева пространств желающих быть
выталкивают стеклянные яйца эти дети
небытия предчувствия кончающего ничем


родина /1914 mix/

в доме тело
холодное
отвечает на все вопросы
которые никто не задаёт из живущих
вдруг встанет пойдёт отдавать приказы
что делать как быть в чем валяться
и с кем
в травах медвяных на сеновале или
в окопах траншеях за отечество
материнство сестринство братство
ну и царь
само собой бессмертная летопись-подпрограмма
синхронизирует наши хвори и страсти
домотканые и самогонные
отпахал и пустился в пляс
невеста
дрючит нездешнего
хлопаем


скрижаль

угнетеннные потомки первопоселенцев
встают на тропу самопонимания тенистую
они изменяются произвольно в пользу мира
в пользу больших данных души ойкумены
из переплетений артерий лиан и теней
возрождение последнего человека в вакууме
внутренние просторы не видны из-за вспышек
вживлённая ложная совесть развлекает дитя
но повзрослели очевидцы сломанных пастырей
хватит на всех преображенья ландшафт


сэлфи и дуэль

подешевело время
костяных щербатых шишковатых
нас
кризис
возраста неопределенного образа
дилер сел
безвкусица
ни звёзд ни птиц ни дел ни спермы
апатия и нервы
кайся о
использованный жест рязанской коммуны
убийца своих
убийца своих незнакомых любимых
жёсткий снег
автосанок певучий разбег
к тёмной речке
оке
й
на ледяной кромке
свечи то разгораются то гаснут
озаря

фреска

вписан не совсем
в книгу бытия
рисунок полового члена
или ракеты в город облаков
мне не хватает секса
народности духовности
производительности ядер
разделить с титанами и травами
субатомный напев на скорости
сближенья
песня ворона в эфире
с нечеловеческою страстью
металлически любил фрагменты
нежной тайнописи протокола
происшествий заведенных тел
губами или дальше в стрекочущую
бездну бедный
по-настоящему а не Прудон и Назарей
в мусорной гиперборее
ошибка с кистенем в руке
преследует во сне легионера
на скамейке в парке развлечений
запасных
поесть свою окрошку
глуша патологическую дискотеку
комариный звон старинного асфальта
мы гастарбайтеры
воображаемый покорен джамаат
в родной юдоли
пахать не научились
видеть и любить
который нас исправит
прямо смит


зилот

умирать как попало
в логове ульевом серый шар
из пережитого небывалого
перламутровый астропожар

если бы по-другому

но весел мир

он играет на скальной трубе
моторизованными паломниками

к воображаемому камню
космическому огню

молитва междометьями прыгучими
исполняется множеством ликов
для которых ты не мусор из кучи
а сосуд из будущего полный бликов

говорящих по-арамейски

про восстание
попранного народа

зилот-рус
восстановленный рыцарскими романами
любит одну женщину
Бога

но судьба съедает тебя и осталось
посмотреть на солнце без стёкол
написать свои приключения
дорисовать розу на бетонной стене

последний император
красный


молодость

переложив из правой руки в левую
свою малость
что бродить мешает прозрачно
намекая что в прошлом всё цветом сливалось
из разных по сути сил
как я их тогда выносил
мозгом
кристаллом
не пойми с чего
но поймаешь волну
незнакомых растений незнакомых просто
все примерно не знали одно
или так мне казалось
еще немного ветра меж пальцев
рванёт
революция
после которой по-старому петь
не смогут птицы и муэдзины
компьютеры обретут разум
неведомый долгожданный цветок
любовь перестанет быть спазмом
по имени молодость


недотрога

отроковица марса и гекаты
не играла в войну 45-го года
нарывы зарабатывала на аорте
то в межзвездном контакте
то в электрогитарном порно
помните мэрилин мэнсон
в рваных колготках темный христианин
только я не покинула музыку
конца рима и византии
трахаюсь с идолами по-русски
целку латаю за веслами
лазер вместо зеркала
история в физиологиях
и полковниках из инферно
осень в забытом блоге
на тополиной ракете

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah