РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Елена Георгиевская

Культура низких сновидений

13-03-2014 : редактор - Женя Риц





Письма неустановленным

1.

Сорванный голос прирос обратно, как небывалая кожа, теперь хоть книги им переплетай.
Что прирастёт к тебе остальное – чужие глупости. Всё плохо в окрестностях, похожих на котёл с замёрзшей водой.
Но ничего, у тебя в голове косяк, это ты поэт, а я просто так не прошёл мимо.

2.

Сойти с ума, чтобы зарабатывать, весь район на зарплате у директора психушки. Так делают, чтобы зарабатывать весь район.
И они знают, что ничего не получится, но им нравится делать вид.
Так строят ресницами глазки-дворы, безумцы бывают хитры. Двор-колодец обернулся кругом, катится в сторону моего дома.

3.

Они всегда хороши, мы всегда плохи или никто; лучше быть никем, чем хорошим. Они хотели подсказать нам худшее, а сделали как лучше; ещё бы
Ещё бы больше наших слышали, как никто не идёт по лестнице. Не этой, вон той. По этой спустилась одна, и некому стало сегодня подкармливать птиц, чтобы не слушали проповедей.

4.

Помалкивай. Очень невыгодно всё создаётся.
Такая страна, у неё здесь могила. Ты думала, что передарят небесным её мавзолей? Подержи дольше дым, просмотри слова:
паройкия, киноварь, доломит.

5.

[Письмо в Украину]

Медленница высыплет мир. Можешь дома сидеть, без тебя уже всех свинтили и нынче всё снова
Зеркала набиты под завязку, отвечают пятнадцатым лицом и вместе лицо без числа
Вместе
Медленница чужих трат разъединит тебя на пылинки, соединит с мельчайше оставшимися другими в пыльный ручей ни для чего
«Ты приходишь в негодность пока над тобой потолок
Отдай им стены и крышу последнее что увидишь»

6.

[Имейл, возвращающий с паркета на асфальт]

Трепетные литературные мальчики никогда не полюбят таких, как ты или я, это будет симпатия, в крайнем случае.
А, да, говорили иные из них, что именно любят; но в реальности – не меня, а то, что могло бы случиться со мной:

Часть первая. - Я беру мальчика на содержание, он ценит меня как мать.
Часть вторая. - Я пью гормоны, голос становится выше на две октавы, бросаю спорт, от меня остаются кости и грудь, ем только сладкое. – Но от глюкозы же работают мозги, а мужчинам нравятся дуры, – перебиваешь ты.
– Хуй поймёшь их мужскую логику, типа барышня с чёрным зефиром – это красивей.
И вот ты такая слабая, что за тебя даже не западло помыть посуду!
И вот ты такая слабая, что рядом с тобой не стыдно пройти по заебатой улице!
И потом вы сворачиваете туда, где вас отметелят гопники.
И вы романтично умрёте в луже выблеванной вотки и прославитесь как участники поэтической программы «Они ушли». Это прямо как христианство.
Я языческое животное. Не любите меня.


                                                                                                            11.12.13.

Дорога из плесени

Река-нищенка просила денег, они выстлали её дно, вытеснили воду. Копейки среди песка – вот слова этого языка. Приходят другие люди, бросают медь, чтобы вода вернулась, не понимают

Алик Ривин продавал кошек вивисекторам, но дух дышит где хочет
Его самого продали вивисектору, так чего же ты хочешь
от этой дороги из плесени

Что вокруг нас? Неясное об украденном
В мусорограде некто записывал очевидное уворованной авторучкой и перепечатывал на портале-для-всех-подряд, но дух дышит где хочет.
Когда заблокировали страницу, одна фраза этого бухгалтера (да, бухгалтера – сам говорил) запомнилась случайному посетителю. Тому, кто очами вашими не виден и ворует только паркеры раз в семь лет. Да, и он – туда же; но дух дышит где хочет.
Теперь мы помним бухгалтерскую строку, будто сапфическую строфу, а настоящее имя автора – нет. Настоящее средневековье!
Это чувак один по укурке проболтался. Может, он и есть автор? О нём ничего нельзя
Поди скажи кому: «Купил стакан травы»
Поди скажи, кому купил стакан травы
И вырубят осинник невиновных

А другой считал с нуля целую книгу
Вышел на улицу, там у водостока бывшая книга лежит
Среди обрывков различил слово «холодно»
Попробуй произнести слово «холодно» в тёплой комнате своего врага

Третьему сказали: «Так, как ты пишешь, не пишет сейчас никто. А значит, и читать это никто не будет». Он, дурак, поверил. Удалил всё, кроме одного текста, по которому видно, что, во-первых, автора бы читали, а во-вторых, кто только так не пишет.
У четвёртого были стихи как двухвостки.

Над головой битое стекло зависло в воздухе и не падает
У тебя над башкой различие, птица, Китай. Можешь уйти отсюда, можешь остаться, всё равно ничего не получится
Это дорога из плесени к монетам, которые даже украсть западло
Если ничего не получится, значит, всё можно,
а «дозволено» или «не дозволено» – кого это ебёт, нам никто дозволителя не назначал.
…а, этот? Ему показалось.

Но я не хочу больше цитировать завет на улице, занесённой снегом по крыши.
Она словно Кари* под машиной и Мария в Ямболе,
и дыхание замерзает.

                                                                                                            1.12.13.

Культура низких сновидений

1.

Некая партия вышла из подвала. Вождь сказал:
«Похоже, в нашем обществе доминирует культура низких сновидений».
Главным врагом считались США, где цвела диктатура слабых глупых уродов. Кто-то из отцов некой партии страдал ожирением, кто-то вместо кандидатской имел справку из психбольницы, кто-то говорил глупости, и все эти люди понимали, что проецируют на американцев собственные свойства. Однако американцы спали: они развили также культуру снотворного, а некая партия решила не спать, во всяком случае – лёжа, дабы погрузиться в дионисийский сон наяву и развить благодаря этому культуру сновидений высоких.
Мне сказали, что в юности мы носили одинаковую фамилию с женщиной, менявшей в подвале лампочки. Однажды произошло замыкание.

2.

Снег лежал на ручье стола. Вся мебель состояла из воды, обретшей форму. Только в таком мире не кажется вульгарным роман под названием «Когда возвращаются ангелы».
И снег стал таять, напомнив воде об отсутствии формы. Сверху застывшая комнатная вода была покрыта плёнкой, подобием формалина, а снег нёс в себе вирус и разрушил её. Потоп начался в домах людей, ибо это были всё-таки люди.
При обычном потопе всюду плавают столы и стулья, создавая комическую ситуацию, но аборигены, понятное дело, лишены этого развлечения, и никто не знает, как снег попал в жилище. Раньше его нигде не видели.

3.

Полунощные постаменты. Их привозят, выгружают из фуры и ровно минуту ждут, когда с другой стороны принесут – идола, памятник, уличную скульптуру в виде мебели? – всё это догадки. Увозят обратно. Ничего не появлялось с другой стороны.
…нет, не в заброшенном парке, а под нашими окнами, а зачем спрашивать, чего они ждут?

4.

В великих предгорьях научились делать тупые хуи острыми. Прооперированные самцы уподоблялись самке богомола – теперь вместо тупого окончания у них было смертоносное жало. Третий из подвергших себя эксперименту составил петицию «Разрешите сексуальные отношения с трупом после 3000 подписей».
Разумеется, они растрепали об этом кому не лень.

5.

- Плохой трип: из всех языков остались выпуклые подсвеченные травянисто-зелёные буквы. Начали вращаться над головой, голова заболела, точные формы их я не помню.
Через несколько лет, скачав созданный мусульманином антивирусник, увидишь такие же кольца или такой же зелёный фон, по которому двадцать минут ползёт колесо ожидания. На время обновления программа блокирует раскладку языков.
- «Из всех языков» - это что, остался один язык, или знаки всех стали травянисто-зелёными?
- «Точные формы я не помню», сколько раз повторить?
- Пока сам не забуду точные формы.

6.

Одной моей знакомой приснилось, что её знакомый превратился в кота, и теперь его можно гладить и защищать от собак. Здесь и крылась загвоздка: в новом обличье он требовал поклонения, и это шло настолько вразрез с его прежними принципами, что казалось почти невозможным.

7.

В пять утра увидел, что по профессии я «психолог, журналист, арт-терапевт, писатель, поэт». Всё это вместе. Я огляделся. Если стать этим бредом легко, за одну секунду, значит, рядом широкий, прямой путь, выводящий с погибели. Да, он пролегал совсем близко, где-то между Аппиевой дорогой и Краснопролетарской.


                                                                                                            февраль 2014.




__________________________________________________________________

* Кари Унксова (1941 – 1983) – поэт.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона