RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Мария Скаф

короткой строкой

16-03-2010 : редактор - Василий Бородин





это когда зима, как упрямый осел, развалилась на рельсах,
на деревьях рассыпалась ягод корь,
сняв со счетов зеленочную ветрянку и любую иную болезнь,
круглый год этот город болеет вместе с тобой.
и тогда: электрический блеск натянутых линий,
высоковольтный вальс запутавшихся в рукавах одежды,
словно кто-то открыл в декабре окно для ленивого ливня,
скапливающегося между
ладонями - лодочками, держащимися друг за друга крепко
как голая ветка с веткой.

а потом тихим неводом из тихого омута вверх
морщинистая старуха тащит
тебя оттуда, где нет никаких стен,
в обычное. настоящее.

**

Твой выбор, когда память катится заводной юлой,
но не останавливается, не падает на бочок,
спрашивает "мама, я чей"?
"Мой,
а чей же еще?"
И уже никуда не деться, за собой нести,
заботиться лишь о том, как ее вместить.
Знать, что она рвется на волю, вгрызается в лежалый грунт,
и когда наконец оказывается тут,
через туннель твою голову заливает божественный смех.
Это и есть твой страх, который - известно - свет.
Ты исчезнешь, она все будет брести за тобой на запах,
сама поплетется что упрямая паства
до седьмого колена, а затем встанет на задние лапы
и попросит показать паспорт.
Как слон на каминной полке,
подставляющий мраморный бок огню.
я мгновенно тебя запомню
в долговременной, генетической сохраню.

**

молитва разводящего тиха,
как кивок, как подрагивание ресниц во сне:
"глаза коровьи, вечер душный,
так пошли же мне
с криком первого петуха
птичий язык, чтоб понять, чего им от меня нужно".
и он молится, выдыхая воздух со свистом,
"не приведи господь подобрать мне рифму к гобою и флейте"
знает - есть она, но потом начинается сущий ад, карнавальная ночь,
нескончаемая, неистовая.

разводящий проходит, шепча молитву, изредка останавливаясь у магазинов

**

Н. И.

тебя не пустят в долину Вислы,
где вода не капает с веток - в воздухе виснет
марлевым полотном,
где в башне из черепашьей кости
время не зная ни страха ни совести
прикидывается самым простым числом.

доберешься до разрушенной почты
на опушке пражского леса, где гниет табак.
"сара! я не вернусь этой ночью,
присмотри за дочкой.
тчк. твой иван, твой абрам-дурак"

дальше этой границы не ступить ни шагу,
жадно хватает узорчатыми руками подол зверобой.
когда дети заметят, что пропало вино из кос Элиягу,
уже ничего не будет между тобой и мной.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah