RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Стасевич

квартет

20-06-2017 : редактор - Андрей Черкасов





1.
я лучше здесь снаружи посижу
здесь у меня есть книжка я
не говорю не вижу и не слышу
а белый-белый-белый кафель очи ест
и тысячи кащеевых иголок
осиротелых бедных и пустых
(смотри – вон, вон, бежит одна)
я лучше здесь
ведь там – карболов дух
и тело пахнет спиртом
там колдовство и каждый как часы
во сне их стройные военные ряды
и кап-кап-кап из ясных глаз маруси
и кровь становится прозрачней и милее
и больше её так что скоро хлынет
на город как по манию руки
я лучше здесь я сколько вас не знаю
меж двух кроватей некто третий
в измятых простынях четвёртый там же
и пятый вслед за ними встать не смог
не говорю не слышу не считаю
себе дороже если отзовутся
все кто тут был на перекличку выйдут
и ты и я за ними вслед
подтянемся

2.
что говорят тебе врачи
ты мне на ушко прошепчи
они как птицы с сильными и мягкими руками
пощёлкивают языками
спокойно и надёжно с ними
они как стайка воробьёв влетают
вот первый сел на уголок постели
и засвистел как свой найти симптом
и как симптом становится синдром
и вот уже постель твоя аэродром
и чьё-то тело бьётся под винтом
второй приходит с мёртвым языком
и что бы ни написано пером
и что бы ни летало воробьём
смотри лишь на руки его –
на них глаза, они на нас глядят
пока под ними мы вопим как те грибы
ещё один – с невидимой войны
большую треугольную печать
несёт на добром и большом лице
он властен открывать и продлевать
и закрывать,
и наконец четвертый входит
меж белых пальцев чистых и холодных
несёт он вату и несёт он шприц
который прямо внутрь входит
он зам и зав и глав в одном лице
он открывает двери в бездну птиц

как ты летишь к их звёздным голосам
они как крошки колются в постели
как на руке сухая птичья лапка
а я своей сжимаю твою лапку
ты слышишь я сжимаю твою руку
я их не слышу но ведь ты ты ты
ты ещё можешь это ты расскажешь
ты тихо тихо только не кричи
что говорят врачи

3.
инвалид приходит домой,
говорит ой, говорит ах,
боль бежит от него водой,
встаёт за спиной, встаёт горой,
тёплой волной трогает пах.
он работает над собой,
а он работает над тобой,
слово не воробей горчит на губах.
инвалид в темноте плачет и болит
это это опухоль, соляной магнит,
воля твоя что зубная боль,
крутится вертится шар голубой,
что метеорит.
на кушетке он лежит, костылями шевелит,
светом жгучим, светом крепким доверху залит -
полетели, полный бензобак,
справка, три ступени;
мама тоже долго проболела,
стала тоже космонавт.
слово твоё не птица а кровь и гной,
вряд ли тебе гордиться мной,
несовместимо с телом имя твоё, дорогой,
о котором теле рассказываю врачу,
на котором теле с трудом прихожу домой.
сходит бинтами благая весть,
подступает к самой коже, что ни встать, ни сесть,
звёздной солью сияет, в каждый нерв прорастает,
кто ни взглянет, то скажет "жесть".
он работает на углу,
воет и клянчит в людскую мглу,
а как небо стемнеет,
сразу видишь, как тлеют
искры звёзд по спинному хребту.

4.
расцарапал, порезался, ударился головой -
так срочно беги домой,
грязь и пыль,
чтобы не заразили,
прямо из-под крана смой;
эта вода бежит за тобой,
ключами звенит, землёй шевелит,
в трубах поёт открой.
здравствуй, жёсткая, колючая вода,
ничего ты не оставишь, солью вычистишь
плоть от крови добела;
эта соль земли светла,
эта соль подземная легка,
и вода, растворяя имена, как земля, тверда.
лёгкий белый твёрдый и холодный
на воде бескрайней и голодной
ты кораблик безымянный и летучий
новобранец неизвестный к службе годный
осторожно раны закрываются
рот и сердце солью наливаются
по волнам идёшь богам угодный
всё что было в воду опускается
слышишь над рекой несётся волчий вой
это мама моет рану
под высокой горой
над высокой горой
кто ты что теперь такой
что осталось за губой
что лежит под языком
в кулаке под веками
для доброго человека
тот который низом рыщет это Мышь
тот который следом свищет это Кош
тот который это будет Муж
это тот который будет Муж
по солинке каждому раздашь
это Стол и Стул, Бабушка и Жучка,
Мама, Рама, Батарея и Война,
это мышь шевелится на дне
чтобы не пропала ни одна.
и набит полный рот и в руках и в глазах
и под кожу вошло и осталось
и хоть будь ты первейший на свете певец
в таком виде внушаешь лишь жалость
вот ты телом нескладен и скуден умом
и нищ, как водится, духом
но лишь только вода, совершив оборот
вдруг коснётся чуткого уха
и носа и глаз и прочих частей
аккуратно друг к дружке пришитых
тронет тёплым и мягким и полный вперёд
капитан проревёт ни гроза ни туман
ни бескрайность полей ледовитых
не страшны нам ура прокричат юнкера
они теперь слышат свои голоса
они теперь знают свои имена
вот Лодка, вот Пушечный Залп, вот Аптечка
Старик и Старуха, Кошка и Жучка
позади Закат, впереди Восход
убывает соль в кулачке
шорох дна о песок, земляной голосок,
как змея сквозь песок, то ли скрежет когтей,
то ли вопли живых, то ли топот копыт,
царевич бормочет, царевич кричит
капитан серый волк всех на свете быстрей,
пока тот кто в седле заклинанья твердит,
пока всех имена за щекой расплюёт,
пока мама к детской площадке бежит,
там у сломанной лошадки плачет мальчик
упал, ударился, поранил пальчик.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah